В 1850-х годах ямщицкая семья Гамовых усыновила моего прадеда Фаддея Русанова, это была государственная система с давними традициями

В той или иной мере все люди с фамилией Ямщиков, очень многие железнодорожники и дальнобойщики и уж, во всяком случае, все кто помнит свое происхождение из ямщицих сел, посадов и слободок, являются родственниками. Овальное лицо и крупные уши с ясно выраженными «висячими» мочками характерные признаки северо-иранского происхождения. Эти признаки идут еще от древних племен лесостепной зоны, с отгонно-пастбищным типом скотоводства, приручившим лошадь и впервые в мире освоившим верховую езду. Сезонный характер экономики этих племен, уход мужчин из мест постоянной жизни со стадами на всю теплую половину года, определили высокую социальную роль женщин в семье и обществе. Хозяйкой в доме и сейчас у многих дальнобойщиков и железнодорожников является мать или бабушка.

«Новгородская икона» — большая группа культовых изображений с любовно выписанными лошадьми. Типична для особых православных храмов в ямщицких селах и слободах. «Скотий бог Велес» — Святой Власий пришел из русского язычества, а святые всадники Флор (Хлор) и Лавр (Лавор) явное влияние древнегреческого причерноморского язычества. Культ лошади общеарийский.

  • Приюты для престарелых лошадей — это самый яркий пример культуры всадников — центрального элемента арийской культуры.
  • Никита ЯмщиковНа фоне «казачьих страстей» уникальная культура русских ямщиков выглядит несколько блекло. И не сразу понятно, что в ямщицких семьях командовали бабушки. Совсем не сразу вспоминаются при этом «женоуправляемые сарматы» и «выжигающие себе правую грудь», чтобы удобнее стрелять из лука, амазонки.

    Вечно жадной Европе как и вечно голодной Азии никогда не было понятно, почему в условиях юга Русской равнины, а точнее — лесостепной зоны Восточной Европы и предгорий Крыма и Кавказа женщина становилась хозяйкой дома и семьи, а мужчина — вольным искателем службы и приключений.
    портрет ямщика, 19 векДо середины 19 века ямщицкие семьи сохраняли традиции матриархата, которые сформировались еще во времена охоты на шерстистых носорогов в каменном веке.
  • Ямщицкие семьи сохранили характер открытых систем, но с особыми требованиями для новых членов. Старшая женщина в ямщицой семье могла принимать решение о приеме в семью младенцев и взрослых мужчин.
  • Ямщики в условиях тотального безграмотного византийского  православия и под властью монгольской орды сохраняли традиции образованности и свободы.
  • Савелий ЯмщиковЯмщиков призывали на воинскую службу только в казачьи войска и только в качестве унтер-офицеров. Ямщицкие песни и музыкальная культура ямщиков — отдельная тема, понять ее можно лишь в связи с сарматскими ценностями и образом Казака Мамая.

Цитата из работы с личным интересом и высоким уровнем квалификации. Автор происходит по одной из линий из села Негодяево — но это означает лишь то, что его предки не подлежали обычному рекрутскому набору…
Ямщики из Негодяево вступали в брачные союзы только в пределах близлежащих деревень своей, Некрасинской, экономической волости, куда помимо названной деревни, входили еще село Петровское (здесь располагался приход Христо-Рождественской церкви), деревни Павельцево, Сметанино, Борихино и Теренино.

Ямщики. Акварель Ф.Г. Солнцева из серии Одежды Русского государства.

Ямщики. Акварель Ф.Г. Солнцева из серии Одежды Русского государства.

Ямщики являлись «закрытым» сословием. За всю 1-ю половину XIX в. в Негодяево наблюдался лишь один случай перевода в деревню — по мирскому согласию переведен малолетний мальчик из дер. Захарово (1816). Да после окончания военной службы на поселение в деревне был оставлен в 50-х гг. отставной солдат Кондрат Чернышев.
Среди «убылых» также числится всего один человек — в 1848 г. по-видимому, за какие-то провинности, в Сибирь был сослан ямщик Макар Лаврентьев (без семьи — его жена и дочери остались в деревне).
Пополнение же деревни осуществлялось в основном переводом малолетних детей из Московского Воспитательного Дома (МВД). С 1847 по 1853 гг. в Негодяево Московской казенной палатой было переведено и записаны «в ямщики» 6 воспитанников. Обратный случай зафиксирован лишь однажды — в 1855 г. из многодетной семьи был в МВД отдан мальчик.
Ямщиков, как и крестьян, набирали на военную службы. В периоды активных боевых действий, набирали в 3 раза больше положенного: так в Отечественную войну 1812 г. было набрано 3 человека «в казаки«, а в 1855 г. — 3 ямщика «в ополчение«.
Система набора наглядно вырисовывается с 40-х гг. XIX в.: набор в рекруты осуществлялся через год по одному человеку с деревни (1841, 43, 45, 47, 49, 51, 53 гг.)
За сорок с небольшим лет (с 1816 по 1858 гг.) население в Негодяево выросло почти вдвое (или на 91%). При этом возросло и среднее количество жителей, проживавших в одном дворе: если в 1816 г. в одном дворе проживало 7,7 человек, то к 1858 г. — уже 14,1! При такой тесноте даже в многодетных крестьянских избах семейные разделы были бы неизбежны.
Анализ структуры ямщицких семей в деревне Негодяево достаточно любопытен по своим выводам. Количество дворов, где проживали родственники бокового родства за период с 1811 по 1858 гг. У ЯМЩИКОВ ВЫРОСЛО ПОЧТИ В 9 РАЗ !! Т.е. в то же самое время, когда в помещичьей деревне даже самые близкие родственники предпочитали разъезжаться, в ямщицкой деревне вековые патриархальные устои брали верх и оказывались сильнее!
Это связано с Указом Сената от 30 марта 1823 г. и последующими циркулярами, по которым семейные разделы разрешались только с позволения губернатора. При этом, условием разделения семьи было наличие в ней не менее трех работников в возрасте от 15 до 60 лет.103
При этом достаточно странным может выглядеть тот факт, что в Негодяево практически в малом количестве к XX в. сохранились «исторические» прозвания, переросшие затем в фамилии. Однако, это только на первый взгляд. Теснейшее родство, многодетные семьи и малое количество дворов приводили к тому, что в такой деревне было «все как на ладони». А многодетность семей приводила в основном к тому, что прозвища закреплялись НЕ ЗА КАЖДОЙ СЕМЬЕЙ В ОТДЕЛЬНОСТИ, А ЗА КАЖДЫМ КОНКРЕТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ (чтобы просто-напросто не спутать)!
В связи с этим, характерно наличие в деревне даже ДВА ВАРИАНТА однокоренной фамилии — МАЛЫШЕВЫ и МАЛЫГИНЫ (т.е. так попросту называли самого младшего ребенка в многодетной семье).
Процесс разделения внутри каждой семьи в Негодяево носил скачкообразный характер. Если в начале XIX в. таких разделов наблюдалось 8, то за последующие 40 лет (к 1850 г.) их стало всего 3, а за следующий восьмилетний период (с 1850 по 1858 гг.) — целых 11. При этом следует иметь в виду, что часть дворов (семей) в Негодяево просто выродилось (по мужской линии как носителей фамилии).
Среди разделившихся в Негодяево (как и в деревне Ратчино) по родственным отношениям преобладали родные братья (более 70%) . Совсем незначителен был процент отделения сыновей, что говорит только в пользу сохранения у ямщиков сильных патриархальных устоев.104
Во многом разделы стали появляться к середине века, что обусловлено постепенным угасанием ямщицкого промысла, в связи с развитием промышленности и железных дорог. Ямщики постепенно вынуждены были искать новые способы приложения своих сил, постепенно менять годами сложившиеся устои.

6. Общие выводы.
Ямщики составляли особую замкнутую общину, связанную круговой порукой (новых в ямщики записывали только из Московского Воспитательного Дома в младенческом возрасте). В XVII-XVIII вв. их набирали из числа крестьян (любопытно, что в Московском уезде — из числа лучших, а в Сибирских уездах — из числа худших). В небольшой деревушке за почти полувековую историю количество дворов нисколько не увеличилось, при двукратном увеличении населения. Не получили распространение у ямщиков и семейные разделы в силу различных причин, что привело к появлению мега-семей из 15-20 человек! Ямщики представляли собой небольшую сословную группу, стоявшую по социальному статусу немного выше крестьян (последним приходилось кормить и содержать ямы). На армейской службе из числа ямщиков частенько выбирали унтер-офицеров (т.е. старших солдат). Еще раньше (в кон. XVIII- нач. XIX вв.) ямщики несли службу в казачьих войсках. Ямщицкие семьи (в отличие от крестьянских) были более многочисленными, семейные разделы в деревне проходили весьма затруднительно. Это не могло не сказаться и на появлении официальных фамилий — почти половина фамилий у ямщиков появилась только на рубеже XIX-XX вв, когда в России стала проводиться перепись населения. Большинство этих фамилий были образованы «от отчеств». Причины этого явления кроются в том, что, либо те, кто выдавал документы, просто игнорировали (или не знали) «уличных» («исторических» прозвищ-фамилий) жителей Негодяево, либо многочисленность семей порождала появление отдельной фамилии-прозвища у каждого конкретного члена семьи такой фамилии (чтобы не путать).
Как сословная группа ямщики исчезли в 60-х гг. XIX в. в связи с развитием промышленности и транспорта, буквально сразу за отменой крепостного права в России. Пытаясь выжить, они вернулись к тем же самым истокам, из которых вышли их предки — к крестьянству. Мега-семьи быстро распались благодаря начавшимся семейным разделам. Жизни менее, чем двух поколений людей (40 лет) оказалось вполне достаточно, чтобы стереть из людской памяти упоминание о «государевой почтовой службе».


  • очень приятная по форме и содержанию статья, но некие стереотипы мешают автору в выводах. Впрочем, давайте вначале поблагодарим автора за факты. В отношении истоков-притоков — типа «вышли из крестьян и в крестьяне вернулись» автору можно только выразить сочувствие. Ямщики не происходили из земледельцев и не возвращались к земледелию.  Если потомок ямщиков становился в колхозе бухгалтером, шофером или зоотехником, это вовсе не означало «возврат к земледелию». Многочисленные истории про «беглых крестьян» вовсе не сводились к голивудовско-былинным сценам, когда богатырь пашет нивоньку на боевом коне, а потом к нему прибегает некий потный гонец, а далее богатырь отвязывает от лошадки плуг, цепляет на нее боевое седло с колчаном и прочими боевыми дивайсами и резво скачет захищаты правду-матку в интересах какого-нибудь сомнительного Владимира Красно Солнышко.
  • как вообще можно представить себе «убегание» крестьян? Куда при этом девается семья? И кто при этом пожинает урожай? Не проще ли представить себе, что стандарты помещичьего землевладения просто распространяются в такие места, где значительная часть населения не умеет быть крепостными землепашцами. И вот эти свободные охотники или свободные скотоводы уходят максимально далеко, кто-то в леса, кто-то в степи. Пахать землю, да еще для чужого человека, для их характера неприемлимо. А крестьяне не бегают. Крестьяне переходили от помещика к помещику, пока была такая возможность, потом смирились с положением живого сельхоз инвентаря. А зачем же ямщику становиться крестьянином, если для ямщика всегда есть государственная служба?

о местечке Дорогомилово и его жителях ямщиках:
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/709.htm
Освоение же этой местности началось, когда Иван Грозный устроил здесь, у Смоленской дороги, Дорогомиловскую слободу ямщиков – она была всего лишь второй по древности в Москве после Тверской ямской слободы. Оттого и появились сказки о «ямщицком» происхождении имени местности. Первая легенда гласит, что дорога здесь была на редкость гладкой, ровной, накатанной, в общем, «милой» дорогой. Она доставляла такое удовольствие путникам, что они только радовались поездкам: «Дорого-мило»! Другая легенда не менее романтична. Дорога, дескать, была удобной для езды, местные ямщики умели возить ровно и быстро, зато заламывали очень высокую цену за свои услуги, но это не расстраивало седоков: «Дорого, да мило!» Так будто и повелось – «Дорогомилово». Но, конечно же, это было заимствованием названия более древней местности на противоположном, левом берегу Москвы-реки.
Итак, история правобережного Дорогомилова началась с основания ямской слободы. Тогда же, в середине XVI века, на ее главной улице появилась деревянная церковь Богоявления Господня, с приделом святителя Николая Чудотворца, ставшая приходской для местных ямщиков и потому получавшая ругу – казенное содержание. Как и все Богоявленские храмы, она была традиционно построена у воды, близ Москвы-реки: в престольный праздник на реке устраивалась «иордань», и к ней из храма торжественно направлялся крестный ход. С тех же давних пор повелась традиция, продержавшаяся до самой революции: в храме служили преимущественно ранние обедни, ибо так было удобнее его прихожанам – трудящимся.

Страницы: 1 2 3 4