Кырк-азизлер (Кырк-ер, Эски-Юрт), Эски-сала, Салачик, Кырк-ор (Гевхер-керман, Джуфт-кале, Чуфут-кале), Черкес-кермен (Эски-кермен)
Черкасы, черкесы, казаки-характерники, суфии 

вид на Салачик (Староселье) с западаДревние исламские святыни Бахчисарая — Эски-юрт (Кырк-азизлер), Салачик и Кырк-ор (Чуфут-кале) представляют собой наиболее значительный и в то же время очень благоприятный для экскурсий комплекс памятников. Существует реальная возможность возродить в верхней части долины Чурук-су, в балке Ашлама-дере, где был когда-то замечательный дворец с садами и фонтанами, ритуальные собрания суфиев. В начале 20 века эти собрания приобрели уже характер туристических представлений, что впрочем, не мешало странствующим мудрецам и исцелять больных. Культура дервишей, которых ошибочно именуют странствующими монахами, в исламе занимает особое место. Далее мы покажем, что культура странствующих мудрецов имеет очень древние корни, которые вошли в культуру Литвы, Польши, России, Украины, Крыма, Кубани и Северного Кавказа. Особое значение в культуре такого народа как каракалпаки (сейчас они живут на территории Казахстана) играет эпос о 40 девушках воинах — Кырк-Кыз.

Топонимы с числительным «кырк» (40 в тюркских языках) встречаются в Крыму часто и в разных его частях. В Северном Крыму у Чонгарского полуострова это Кырк-Ишунь, Ногайлы-Кырк, Кырк-Бель и Авуз-Кырк.
В Предгорном Крыму, у Белогорска и Бахчисарая топонимы с «кырк» означают сакральные места, которые служат местом паломничества как православных христиан, так и мусульман. При этом параллельно существуют предания о гибели в таких местах 40 христианских юношей (или праведников) от рук мусульман или, наоборот, 40 исламских праведных юношей от рук неверных. Такие места называются Кырк-азиз (Кырк-азизлер), то есть «Сорок святых» на крымском языке (напомним, что язык крымских православных греков мало отличался от языка, который принято теперь называть крымскотатарским).
Известно, что сама по себе цифра 40 считалась магической у скифов, а также многих других древних народов. В русском православии считается до сего времени, что душа, покинув тело, еще 40 дней не расстается с родными местами и находится рядом со своими родственниками. Никакой связи этого представления с догмами и канонами Библии я не припоминаю. Но в отношении скифов Геродот пишет ясно, что после смерти царя скифы торжественно возят его тело вдоль всех границ страны. Сама страна скифов в ее полной гармонии представляла собой гигантский квадрат, каждая из сторон которого была на 10 дней пути.
Вероятно, во многих древних священных текстах можно найти упоминание о магических свойствах цифры 40, но ограничимся лишь тем, что главное в этой магии – связь между миром живых и миром предков. В ландшафтном, географическом смысле Кырк-азиз наводят на мысль, что это не просто мир предков, а подземный мир предков, с которыми можно общаться через пещеры или источники, бьющие из-под земли.
Культ мертвых предков и представление об обиталище душ предков в подземном мире значительно древнее христианства и ислама. Сохранение таких ритуалов и самих священных мест и у православных, и у мусульман Крыма можно объяснить только непрерывностью сакральных традиций с доисторических времен.
Ярким проявлением шаманских техник исцеления являлись ритуалы суфийских братств, происходившие у Бахчисарая еще в начале 20 века и подробно описанные (например, в путеводителе «Крымъ»1904 года). Примечательным в танцах вертящихся дервишей были два момента: основным днем этих ритуалов был четверг (в исламской традиции особый день это пятница, у иудеев – суббота, у православных – воскресенье), а число суфиев (мудрецов) обычно составляло от 30 до 40 человек. Естественно, что суфии образовав огромный круг, совершали простые двигательные и звуковые действия для введения себя в экстатическое состояние.

Суфии Бахчисарая собирались в двух священных местах — Кырк-азизлер (Эски-юрт) и Эски-Салачик. Само по себе название «сала» встречается в топонимах Крыма часто, но конкретно, в Юго-западном Крыму. Топонимы с «-сала» — Бия-сала, Фоти-сала, Ени-сала и другие связывают обычно с аланами, православными христианами, выходцами с Северного Кавказа. Лев Гумилев утверждает, что русское и украинское слово «село» — всего лишь измененное аланское слово «сала». Во всяком случае селами первоначально называли населенные пункты в Северской земле. Археологически они вполне связываются с так назыемой Салтово-Маяцкой культурой. Музей, где представлены материалы этой культуры — Салтовское городище находится вблизи города Харьков.

Топонимический словарь Крыма дает такое значение: Сала – тюрк. – 1. деревня, селение; 2. приток или рукав реки.

В примечаниях к Книге путешествий Эвлия Челеби говорит о городе Эски-Салачик, что в этом месте впервые «сала пелась». В примечаниях к одному из изданий утверждается, что «сала — древняя молитва». В какой религии, и на каком языке — не вполне ясно. Мое объяснение данного словосочетания только в том, что местное население особые музыкальные ритуалы суфиев вполне могло называть «сала» просто от названия городка. А точнее места — поляны при слиянии двух ручьев.

Не вполне понятно, почему вдруг тюрк.? За пределами Крыма у тюркских народов населенных пунктов на «-сала» я пока не знаю. Широко встречаются топонимы Сал, Сальский по всей Европе, от прикаспийских Сальских степей, до Хибин, есть река Сал и в Якутии.

Слово «село», как известно, отличается в русской культуре черноземной полосы от слова «деревня», тем что в селе есть церковь, а в деревне нет. А раз есть церковь, значит есть и рынок (базар, майдан), а значит есть и водопой. Это значит, что древняя основа слова «сала», еще со времен мезолита, первых опытов приручения животных это ВОДОПОЙ.

В крымской традиции ясно видно, что населенные пункты на «-сала» имели обычно православные храмы. Впрочем, и связь слова сал, сала с реками и их притоками не вызывает сомнения. Река сама по себе уже предполагает некую сакральную роль места.

Вероятно, были разнообразные техники, поскольку братства суфиев вовсе не были некими «шаблонными» каноническими религиозными общинами. Суфии обычно посещали мечети как положено было мусульманам, а в повседневной жизни мало отличались от других людей. Текие дервишей (странствующих мудрецов) неправильно называют в русскоязычной литературе монастырями. Ничего общего с монашеской жизнью в текие не было.
В некоторых суфийских братствах важное значение уделялось музыке, а само раскачивание под музыку, скрестив локти с соседями (судя по описаниям) забавно напоминает баварский обычай раскачиваться за столом. Правда, суфии при этом сидели на полу, конечно, по восточному, скрестив ноги.
Ритмичное раскачивание, кружение, учащающиеся выкрики и другие коллективные действия связаны с возбуждением особого отдела головного мозга – ретикулярной формации (сетевидного тела). Ретикулярная формация играет важнейшую роль во всем, что связано с групповым сознанием, блокированием личных инстинктов, в том числе инстинкта самосохранения. Очевидно, что сакральные техники суфиев эффективно лечили нервные и нервно-соматические заболевания, а также способствовала заживанию ран. Больной оказывавшийся в кругу и погружавшийся вместе со всеми в транс, избавлялся от нежелательных или опасных рефлексов, динамических стереотипов, истощенности определенных участков мозга, по каким-то причинам постоянно находящимся в возбужденном состоянии.
Само по себе вращение, создающее известное всем чувство опьянения и кислородного голодания, расслабляет и растормаживает мозг. Такое состояние можно сравнить с процессом дефрагментации ячеек памяти в носителях электронной информации в компьютерах.
Очевидно и то, что боевая и лечебная магия, основанная на ритуалах в священных местах – Кырк-азизах, из века в век доказывала свою эффективность и практическое значение. Групповые ритуалы кырков, черкасов, характерников облегчали им не только военную, но и торговую деятельность.
Корни этих ритуалов – шаманство каменного века и времена похолодания (так называемого Ледникового периода).
Общее происхождение слов цирк, церковь, кирхе, Черч, кырк – круг. Казачье слово «характерник», вероятно, связано с иранским скифо-сарматским «хоро» — Солнце, круг, откуда и русское «хоровод».
Исторически понятие «черкасы» сложилось в Прикубанье в 4-6 веках новой эры, после разгрома гуннами державы приднепровских готов. К этому времени приднепровские готы, имевшие в этническом смысле компоненты славянского, балтийского и сарматского происхождения, а также широкое влияние северо-черноморских эллинов, уже приняли арианскую модель христианства. Ариане не строили храмов, их христианская вера была основана на чтении священных книг и исключала церковную иерархию. Корни русского и казачьего староверия, а также исламских братств суфиев, лежат в сложном взаимодействии древних восточных религий, в том числе поклонения Митре, с ранними формами христианства. Важнейшим моментом образа жизни черкасов (людей круга) была их самостоятельность, независимость и неприятие централизованной власти, служба на определенных условиях, а не беспрекословное подчинение, выборность боевых вождей (зафиксированная в Нартском эпосе у нескольких кавказских народов).

Казачий круг как форма управления сохранил другую сторону общественной жизни «людей круга», на первый взгляд совсем не похожую на танцы дервишей. Но и казачий круг и суфийские ритуалы по четвергам имеют общие корни.
Центральным элементом в формировании магии черкасов, вероятно, стали древние сакральные знания адыгов. В археологии строительство гигантских каменных сооружений (мегалитов) – дольменов, менгиров, кромлехов – принято объединять в понятие Майкопская культура. Периферийным вариантом майкопской культуры можно считать и культуру тавров – древних жителей горно-лесной и береговой зоны Крыма.
Черкасы стали со временем боевым служилым сословием в Польско-Литовском государстве. Черкесами стали называть военные группировки Северного Кавказа, а со временем и один из народов.


цитаты:

…. в нескольких километрах к северу от Зуи, в имении Каясты (ныне пос. Подгорное в черте с. Литвиненково (б. Кентогай) Белогорского района), в скале Кырк-Азис («сорок святых») есть пещера, в которой еще в первой половине ХХ века лежал продолговатый камень «наподобие гроба, покрытый зеленым сукном» [2]. По преданию, передававшемуся татарами из поколения в поколение, в этой пещере «неверными» были зверски убиты сорок братьев, во время того, когда они, стоя на коленях, совершали молитву Аллаху. Это, окропленное кровью братьев, место считалось священным, и сюда татары привозили своих больных, оставляя после молитвы кусочки одежды и волос больных, «чтоб вместе с одеждой и волосами осталась здесь их болезнь» [2]. Наибольшее количество татар собиралось здесь в мае. По преданию, лучше всего Кырк-Азиз исцелял «от умопомешательства».

… и среди местных христиан еще в конце 19 века пещера считалась «святой». Они так же были уверены, будто здесь были убиты сорок юношей, но не «неверными» за молитву Аллаху, а, наоборот, мусульманами — «за проповедь Евангельскую».
источник http://www.krimoved.ru/nature01.html


Кырк Кыз (букв. «сорок девушек»), в мифологиях тюркоязычных народов Средней Азии праведницы, которых аллах по их просьбе превратил в камень (в других вариантах мифа — скрыл в скалах), чтобы спасти от преследователей — «неверных». Место, где, как считалось, это произошло, также называется К. к. (несколько десятков таких мест имеется в Средней Азии, отдельные святыни, связанные с К. к., встречаются в Азербайджане, северном Афганистане, северном Иране). Кроме того, в мифологии каракалпаков К. к. — девы-воительницы, героини одноимённого эпоса. Они живут на острове общиной, возглавляемые мудрой и справедливой девой Гулаим. К. к. спасают каракалпаков от нашествия калмыкского хана Суртайши. В мифологии узбеков Зеравшанской долины К. к. (чаще — кыркынкыз) — также особая категория духов, помощников шамана, слуги основных шаманских духов пари, иногда отождествляемые с чильтанами.
Образ К. к. таджикско-персидского происхождения. В мифологии таджиков сорок дев (чильдухтарон) выступают и как мусульманские святые, и как шаманские духи-помощники. До принятия ислама К. к. почитались как добрые духи-покровительницы (к помощи которых прибегали и шаманы) народами Средней Азии, в Иране и ряде других стран, а затем приобрели роль мусульманских святых. Древний пласт представлений о К. к. содержится в каракалпакском эпосе и поздних генеалогических преданиях киргизов (в них К. к. выступают как родоначальницы киргизов, давшие имя народу). Источник — сайт Мифы народов http://www.mifinarodov.com/k/kyirk-kyiz.html


М. Крушинский, г. Краков

ЧЕРКЕССКИЕ КНЯЗЬЯ В ПОЛЬШЕ
(Пять князей)

Пять князей приехали в Польшу с Северо-Кавказских земель, находящихся между реками Терек и Кубань. То место называлось Пятигорье (пять гор по-русски). (На черкесском оно называлось — Bgiytxw, дословно: пять гор. На татарском — Бештау, из-за горы Бештау, у которой пять вершин.- М. К.). Земли, отходящие от этой горы на запад и восток, назывались Кабарда. Это была родина Кабардинского (и близко родственного Бес(ла)ейского.- М. К.) клана. В XV и XVI веках эти кланы создали независимую страну, называвшуюся Черкесия на русском и на польско-литовском языках. С одной стороны они граничили с крымскими татарами, а с другой стороны — с кланами Темрюка. Кабарда также была независимой и имела близкие связи с крымскими татарами, которые часто использовали кабардинских воинов войнах против своих соседей. В 1555-1560 годах Кабарда перешла под правление России.
В 1556 году украинский князь Димитро Вишневецкий (дед Михаила Вишневецкого, который стал королем Польши сто лет назад) покинул Польшу (Польша, Украина, Белоруссия и Литва были в то время одной страной) пришел в Россию воевать с крымскими татарами. У его было много достижений со своей казачьей армией. Он был первым казаком и основателем, запорожских казаков! Царь Иван Грозный назначил его на должность воеводы (губернатор) Кабарды. Князь Димитро и его ка-аки остались в Кабарде на несколько лет и правили ею милостиво и приемлемо. Он расположил к себе многих черкесских воинов.
В 1561 году царь Иван решил атаковать Польшу. Князю Димитро было трудно оставаться в России. Он вернулся домой, чтобы защищать свою страну на Украине. Этот поступок очень разозлил царя. Сообщают, что сказал: «Димитро пришел к нам, как собака, и ушеп так же». Но это была первая из его проблем. В конечном ним счете, князя Димитро Вишневецкого взяли в плен в Молдове в 1563 году и послали в Стамбул, где он был казнен за свои нападения на татар.
Через несколько месяцев группа черкесских князей, у которых сложились дружественные личные отношения с Димитро Вишневецким и которые были против правления России в Кабарде, послали некоторое количество воинов в Польшу попросить о помощи. Эти князья были приговорены к смерти царем. В августе 1561 годи польский король разрешил всем воинам Пятигорья, кто хотел, приехать в Польшу.
В 1562 году пять кабардинских князей оставили свои дома на Кавказе и нашли спасение в Польше вместе с семьями и воинами (польские писатели нашего времени утверждают, что там было 300 воинов). Польский король радушно принял их с множеством почестей и подарков, которыми те были очень довольны. Вот имена этих князей:
Касим Камбулатович (Черкасский)
Гаврила Камбулатович (Черкасский)
Онышко/Александр Кудадек (Черкасский), сын очень важного Западно-Черкесского князя Сибок Васул Консаукович. Темрюк Жумкович был знаком с Сибок и членами его клана
Солтан Жумкович (Черкасский), сын Жумека Темрюка
Темрюк Жумкович (Черкасский), сын Жумека Темрюка.
Русский царь понял, что этим поступком он отдал много очень хороших воинов своему врагу — Польше Это еще сильнее разозлило его. Он послал свое доверенное лицо — Алексея Клобукова — в Польшу получить князей обратно, но «Пятигорские» князья оказали ему холодный прием. Большинство черкесских переселенцев уже были ортодоксальными христианами, но некоторые еще были язычниками. Позже потомки воинов стали украинскими православными, тогда как те, кто принадлежал к высшему сословию, приняли польское католичество.
Солтан и Темрюк стали командирами особых полков пятигорских казаков в польской армии. Именно Темрюк показал лучшие качества черкесского командира. О героизме говорит множество документов. Например, 13 апреля 1572 года, когда мощная турецкая армия атаковала польские силы в Молдове, все польские части покинули поле боя в панике, и только Темрюк со своим пятигорским полком остался и дрался до тех пор, пока польские части оправились и вернулись остановить турок.
Его храбрые подвиги не остались без награды. Польский сейм и король не раз выделяли его среди рядов польской аристократии. Ему были пожалованы большие поместья в латвийской, киевской и подольской частях Украины.
Со временем пять черкесских князей стали более могущественными и богатыми. Все они обосновались в Подольском регионе Украины. Каждый год новые черкесские воины прибывали в Польшу, чтобы вступить в особые полки пятигорских казаков. Через несколько лет эти полки стали основной составной частью польской армии, вплоть до 1795 года, когда Польша была оккупирована и разделена Россией, Пруссией и Австрией. После смерти черкесских князей, основателей этих полков — и после потери Польшей независимости, общее количество черкесов сократилось и распределилось между польскими, украинскими и татарскими воинами. Однако полки сохранили свою черкесскую внешность и характерные черты: обычаи, оружие, тактику боя. Сегодня польские историки признают огромное влияние тех пяти князей на эволюцию польской армии.

Потомки черкесских князей влились в польское общество. Но они сохранили свой темперамент и свой боевой дух, особенно против своих смертельных врагов — русских. Когда русские оккупировали Украину, польские черкесы потеряли все.

  • (оставим этот патологический выпад на совести автора. Существует достаточно много источников 16-17 веке о заселении Дикого поля — бывшей Северской земли, нынешней Слободской Украины), где ясно как раз то, что воины-черкасы и их православные крестьяне по давлением сплошной католизации Польши и Литвы массово переселялись на земли «окрайны» Московского царства. Черкасов иногда называют казаками или путают с севрюками. Но каждое из этих этно-сословий имело свои особенности, в том числе и в православной вере. Характерно, что сама форма колонизации Дикого поля строилась на образовании «юртов» — земельных наделов для промыслов и ремесел. Какое-то время черкасы еще могли не заниматься земледелием, а жить от рыбной ловли, охоты, выращивания скота, в том числе, конечно, лошадей. На землях Речи Посполитой потомков простых воинов черкасов вынуждали не только принимать католичество, но и всеми силами заставляли заниматься хлебопашеством, превращали в крепостных бесправных холопов. Это вызывало многочисленных бунты и восстания. Под именем казаков, гайдамаков, гайдуков, куруцов потомки вольных скотоводов воевали со складывающимися абсолютисткими государствами на огромных просторах Австро-Венгрии, Валахии (Румынии), Польши, Украины и России. Далее я скопирую материалы о черкасах на Слобожанщине.

из обсуждений на форуме: Как выглядел черкесский панцирник, начиная с конца XIV в попадаются реконструкции (обычно связанные с Куликовской битвой, а также с взаимным влиянием с всадническим комплексом черкесских мамлюков-бурджидов), о более ранних эпохах можно судить только фрагментарно.

По XVI в вещей, даже на иллюстрациях, сам не видел, а XVII в вещи есть, хотя большинство сохранившихся вещей это XIX в — век регресса черкесского оружейного производства.

По XVII в вещи есть точно — панцири (включая и те «черкасские», что хранятся в Оружейной Палате), джатэ (черкесские сабли с бронебойным штыковым окончанием клинка, в основном сохранились только полосы, а с целой рукояткой всего пара-тройка штук в мире).

Очень много оружия не атрибутировано, в тех-же польских музеях, и проходят под грифом «татарское», хотя это «черкесы» на 100%.

В частности, я сейчас наугад кликнул на дюжину предметов по Вашей ссылке и первое на что напоролся это 34 позиция: «Шлем татарский 17 век — 15х18,5 — бармица 70 см» http://gorod.crimea.edu/librari/tatar/34.jpg — это либо «черкес» «родной», либо сделано в черкесском стиле.

Как известно, черкесская оружейная традиция (особенно кабардинская) оказала огромное влияние на многие сопредельные страны и на Крым не в последнюю очередь, ведь практически все ханы, султаны и пр. знать Крыма получали воспитание в Черкесии и предпочитали зачастую именно черкесский всаднический комплекс.
В частности, прекрасными образчиками «черкесов» являются полностью сохранившиеся доспехи Каплан-Гирей-хана и Сахиб-Гирей-хана.

ZORA
38 позиция http://gorod.crimea.edu/librari/tatar/38.jpg «Татарские /кавказские/ наручи 17 века 32 и 29,5 см» — верхняя пара «черкесы», если судить по орнаменту.

42 позиция http://gorod.crimea.edu/librari/tatar/42.jpg «Татарские /греческие/ наручи 17 века 31,5х10,7 см, вес 0,25 кг» — плохо видно, но похожи на «черкесов».

47 позиция http://gorod.crimea.edu/librari/tatar/47.jpg «Сабля 1600 г. 10,7х94,9х2,9 см — вес 960 гр» — клинок похож на «черкеса», но точно сказать не могу.

источник — форум, где можно продолжать обсуждение этой темы http://velizariy.kiev.ua/forums/index.php?showtopic=114


  • Пять черкесских князей, вероятно, были выборными полковыми командирами, но происходили из неких известных благородных родов. Во всяком случае в Московском царстве времен Ивана Грозного, сохранялся обычай выбора сезонных атаманов, вождей для каждого отдельного сезона боевых действий, как это зафиксировано в древнем северо-кавказском нартском эпосе. Генрих фон Штаден, описывая порядки в Москве времен опричнины, отмечает среди прочего и большое число «черкесских татар». Важно отметить, что Крымское ханство своим государственным устройством дало совершенно необычный для Чингизидов пример выборности монарха. Четыре важнейших феодальных рода Крыма избирали хана из династии Гиреев по своему выбору. Крымский хан был прежде всего полководцем, боевым атаманом, авторитарной власти в мирное время Крымские ханы не имели. Московский царь (в тексте — великий князь) Иван Васильевич Грозный имел в своем происхождении значительно больше кровей Чингизхана, чем Гиреи. Во всяком случае, родословие Ивана Грозного вызывает меньше вопросов и сомнений, чем происхождение Гиреев. Объяснять кровавые эксперименты Ивана Грозного некими его болячками я бы не стал. В Москве шла огромная и тяжелая работа по формированию новой модели сильного Евразийского государства. Славяне при этом наверное играли какую-то роль, в принципе историк Ключевский вполне удачно и коротко написал о соотношении леса (финоугров), степи (туранцев) и реки (славян) в великорусской истории.
  • Совсем не изучена роль черкасов в становлении русского государства, взаимоотношение служилых сословий всадников разного этнического происхождения (тюрков, иранцев, адыгов).
  • Не вполне ясны и конкретные вопросы: о каких черкасах или черкесах идет речь в отношении пещерного города и селения Черкез-кермен? Черкез-кермен был городом православных воинов разного происхождения в 10-13 веках или город назывался совсем по-другому и лишь спустя сотни лет после гибели этого города рядом поселились черкесы, приехавшие как почетная охрана с одной из черкесских принцесс с Северного Кавказа?

цитата: В Московской земле на Москве у великого князя было много фюрстов, или князей, у которых были особые, им выделенные области, города, дворы и деревни. А именно: князь Иван Дмитриевич Бельский, князь Михаил Воротынский, князь Никита Одоевский, князь Андрей Курбский, князь Василий Темкин, князь Петр Шуйский и еще много других князей; еще Иван Шереметьев, а также Турунтай, Алексей и его сын Федор Басмановы, Иван Мстиславский и много других таких же начальников высокого чина.
Они постоянно ходили войной — особенно против извечного врага Московской земли царя крымского. Для того ежегодно из их среды избирались пять особых начальников, и каждый начальник имел отдельные ему поместья, уезды и города. Остальные князья и бояре владели поместьями по собственному списку.
Пятый полк в середине был главным над четырьмя остальными, и этот большой полк представлял собою особу великого князя. Когда на них нападал враг, то каждый из этих пяти полков оставался при своем начальнике. Выступая против врага, один полк становился впереди; другой — по правую; третий по левую руку. Четвертый полк был последним, или самым задним. Какой бы из этих полков не натыкался на врага, он становился передовым — по приказу воеводы, посылавшего туда голову. А все остальные, посылая начальнику передового полка, если нужно, помощь людьми, сохраняли свои места, чтобы враг не смог сломить боевого порядка с флангов или с тыла или чтобы воевода большого полка не потерпел обиды.
Как эти военачальники, так и другие им подобные бывали правителями, воеводами или наместниками в особых областях с городами — «уездах» и сменялись каждые два года. И все их прегрешения, преступления, постыдные дела, всякое людодерство и насилие — все, что причинили они купцам и мужикам да и забыли! — все это выносили наружу те, кто приходил им на смену.

….. Из Черкасской земли великий князь взял себе в жены дочь князя Михаила Темрюковича. Этот также был с крымским царем, когда тот жег Москву.

(интересное замечание. Михаил Темрюкович, судя по имени был православным. Миша Черкашенин — один из героев казачьих историй. Известно, что крымские ханы брали в главные жены исключительно черкешенок. Вероятно, у черкесов сохранялся обычай защищать любой ценой своих внуков и племенников по женским линиям. Этот обычай отмечается во многих исследованиях как причина пресловутых половецких набегов на Русь).
….До пожара Москвы великий князь давал обычно иноземцу двор на Москве; теперь же ему дают дворовое место в 40 саженей длины и ширины на Болвановке за городом, если только он из конных немецких воинских людей: пешие в счет не идут. Это место ему огораживается, и иноземец волен здесь строиться, как ему угодно. Если же он попросит у великого князя на постройку дома, ему по его ходатайству выдается еще кое-что. (забавно, человек на лошади по определению считается кавалером, благородным господином, которому за службу положены не только деньги, но и земля).
….  Большая часть иноземцев на Москве теперь немцы, черкасские татары и литовцы. Те, что были русской веры и дружили с великим князем, те убиты; крещеных великий князь использует против некрещеных; некрещеных же против крещеных землевладельцев и их людей. Иноземец — кем бы он ни был — волен в своей вере; он не может только принуждать своих московитских слуг и служанок есть мясо великим постом, по средам и по пятницам.
Чтобы дойти до смертной казни, иноземцу не так-то легко провиниться. Только когда уличат его, будто бы он хотел бежать за рубеж, тогда — да поможет ему Бог! Его мастерство тогда ему не поможет, не помогут ему ни деньги, ни добро. И редко бывает, чтобы иноземец дерзнул бежать из страны, ибо дорога в страну широка и просторна, а из страны — узкая-преузкая.
Источник: Генрих фон Штаден. http://nehrist.at.ua/page/doc_shtaden.htm ПРОШЕНИЕ  ИМПЕРАТОРУ РУДОЛЬФУ

В своей работе «Заселение степной Украины» профессор В.А. Пирко показывает, что уже в XV столетии территория, на которой расселялись украинцы, доходила до реки Оскол. Большинство переселенцев были выходцы из Подолья, Волыни и других западных и северных регионов Украины. Спасаясь от гнета польских феодалов, народ уходил в Луг, за порогами Днепра, или на восток — в степные места, ставшие впоследствии Слободской Украиной.

Переселение продолжалось и во времена Богдана Хмельницкого. Переселялись не только отдельные семьи и группы: по историческим данным, было три больших потока переселения. При первом в 1640 -1645 годах переселилось около 10 тыс. человек, и основном из Черкасского региона, с той поры всех переселенцев из Украины слали называть «черкасами». Через два года второе переселение состояло из 1247 семей или дворов. Третье большое переселение было в 1650 -1651 годах. Селились переселенцы большей частью по берегам Ворсклы, Донца и его притоков Тора, Оскола и других.

Для защиты от набегов крымских татар Российское государство строило на своих южных рубежах крепости и создавало укрепленные линии. Одним из первых был построен в 1600 году город-крепость Цареборисов на реке Оскол при впадении его в Северский Донец. Крепость охраняла границу государства и защищала поселившихся в Придонцовье, на берегах Донца и его притоков вольных казаков и укрывшихся здесь сельчан, бежавших из Украины. К этому периоду времени можно отнести и поселение у холмов нынешнего Клебан-Быка первых украинских переселенцев.

Для укрепления южной границы царь Михаил в 1636 году повелел соорудить от Ворсклы до Дона 300-километровую линию укреплений, названную Белгородской чертой. Здесь были построены крепости Карпово на Ворскле, Белгород на Донце, Новый Оскол на Осколе, Коротояк на Дону — всего 12 новых крепостей. Укреплялись также и старые Придонцовские крепости Цареборисов, Чугуев, Змиев.
Под прикрытием крепостей возле них слободами селились служивые люди и украинские переселенцы. Поэтому территорию этих поселений впоследствии стали называть Слободской Украиной, или Слобожанщиной. Кроме слобод, казаки и сельчане расселялись также местечками и хуторами по Северскому Донцу и его притокам Тору и другим. Упоминается, что на Кривом Торце, вблизи Клебан-Быка, стояла казачья застава Железная. Это название до наших дней носит расположенный рядом поселок.

Население Слобожанщины разделялось на панов, военных начальников и простой народ, который состоял из владельческих подданных, живших на панских землях, и вольных казаков, которые жили на своей земле и несли военную службу. Большинство населения состояло из казаков, сведенных в несколько полков — Изюмский, Харьковский, Ахтырский и другие. Полковник обладал большой властью, он имел царскую гербовую печать и мог раздавать землю. Здесь, на Слобожанщине, в начале XVII столетия родился казачий сын Иван Сирко, будущий самый выдающийся кошевой Запорожской Сечи.

Источник http://www.piligrim.dn.ua/node/694  

— вообще-то этно-сословия Слободской Украины представляли из себя очень сложное образование. При этом казачьи воинские формирования превращались в уланские, драгунские, гусарские. Каждый полк формировался в своих населенных пунктах, а каждый род войск, а точнее каждое сословие имело свои превилегии и свои особые повинности. Система этих повинностей изменялась с ростом власти Московского государства. Особую группу составляли так называемые казаки-однодворцы, выходцы в основном из московских земель. Однако и среди них обнаруживаются носители явно иранских (скифских) и кавказских родовых имен. Характерно, что однодворцы не пахали сами землю, владея ею!

цитата:

Одну из наиболее многочисленных групп населения нашего края и во второй половине ХУШ в. составляли однодворцы – потомки бывших служилых людей по прибору. В течение ХУШ в. однодворцы все больше приближались по своему положению к крестьянству, подвергались эксплуатации со стороны феодального государства. В середине и второй половине ХУШ в. однодворцы продолжают выплату особых платежей государству за землю; по-прежнему за свой счет содержат ландмилицию. Кроме того, с 1733 по 1743 гг. однодворцы выделяли в ландмилицию «подмощиков», в обязанности которых входило выполнение всех хозяйственных работ на Украинской линии, где несла службу ландмилиция. (Украинская оборонительная линия была выстроена в 1731-1733 гг. по рекам Сев.Донец, Берестовая и Орель. Она состояла из 17 крепостей, соединенных между собой укрепленной линией,    непрерывного вала и рва с редутами). В то же время однодворцы еще сохраняли некоторые привилегии служилых людей — например, им разрешалось владеть крепостными крестьянами. По данным четвертой ревизии, в Воронежской губернии имелось 1023 крестьянина, принадлежавших 271 однодворцу. В большинстве случаев крестьяне использовались «в хлебопашестве и в домашних работах». В то же время среди самих однодворцев было большое количество малоземельных и безземельных, вынужденных наниматься в работники к помещикам или богатым однодворцам. Как  показывала четвертая ревизия, наибольшее количество однодворцев на территории Воронежской губернии было в Нижнедевицком (14754), Землянском (11784), Коротоякском (10974) и Воронежском уездах (10948).

Между первой (1718-1724 гг.) и второй (1745 г.) ревизиями резко возросло число помещичьих крестьян в Воронежском крае: они появились почти во всех уездах; возник ряд сел, населенных исключительно помещичьими крестьянами. В период четвертой ревизии наибольшее количество помещичьих крестьян (русских) было в уездах: Задонском (9518), Воронежском (6275), Землянском (6167).

Большую группу населения Воронежской губернии по-прежнему составляли украинцы («черкасы»). Наибольшее количество украинского населения было в Острогожском уезде, который являлся центром Острогожского полка. Кроме того, украинское население встречалось в отдельных селениях Коротоякского, Воронежского, Землянского и других уездов. После 1753 г. изменяется социальное положение слободских казаков: в результате ряда реформ казацкие слободские полки были уничтожены, а вместо них учреждены регулярные гусарские полки. Для содержания гусар был установлен подушный налог на бывших казаков, превращенных в податное сословие и названных «войсковыми обывателями». (Это было связано с общим усилением консервативных тенденций в политике правительства Екатерины П, расширением сферы крепостнической эксплуатации в стране). Перемена в положении населения Слободской Украины и части Воронежской губернии не могла не вызвать здесь большого недовольства, что ярко проявилось в 1767 г. в наказах Уложенной комиссии. Наибольшее количество войсковых обывателей было в Богучарском, Купенском и Острогожском уездах. Однако войсковые обыватели являлись лишь частью украинского населения. Другую, большую его часть, составляли «подданные малороссияне», то есть украинское крестьянство, попавшее в крепостную зависимость к русским землевладельцам или к разбогатевшей слободской старшине.

Источник: История Воронежского края http://vor-stu.narod.ru/posob-5.html


 из книги об истории города Чугуева следует, что лишь в Воронежской губернии, то есть на русских землях Северщины всех украинцев называли черкасами. На окраинных землях Дикого поля казаки, черкасы и руссские (малороссийские крестьяне) упоминаются отдельно. Цитата:

 Население Чугуева всегда состояло из смеси разнохарактерной, из людей, собранных из разных мест и званий. Потому надобно отдельно говорить: а) о первых поселенцах Чугуева – Черкасах; б) о судьбе чугуевцев разных времён; в) о калмыках, живших в приходе Чугуевской Богородицкой церкви, и г) о раскольниках.

В первые годы Чугуева, из Русских только небольшое число стрельцов и казаков водворено было навсегда в Чугуеве. Главными же жителями были Черкасы, пришедшие из-за Днепра с Яковом Остряницею, или, как называется он в Московских бумагах Яцкою Острениным. Им построены были дома, отведены земли под Чугуевом и отданы были угодья Салтовского городища. История Якова Остряницы и его товарищей по Чугуеву стоит того, чтобы обращено было на неё особенное внимание. Недавно издана одна царская грамота, которая говорит о прибытии Остряницы в Чугуев с товарищами, вынужденном кровавыми гонениями Унии, и о печальной кончине Остряницы, убитого в Чугуеве возмутившимися товарищами его. Эта грамота оставила очень много неясного в истории первых Чугуевских поселенцев. Помещаем здесь бумаги Чугуевского архива, относящиеся к гетману.

1. Г. князю Петру Ивановичу Пётр Пожарский.

«В нынешнем 147 (1639) году июня 8-го писал ко мне из Курска Стольник и Воевода Иван Бутурлин: июня 3-го дня писал к нему из Рыльска Воевода Иван Олферов, прибегли в Рыльск Рыляне, посадские люди, из Литовских городов и сказали, что в Литовских городах Поляки и Черкасы многие люди в сборе и приходить де им под Чугуев и под иные Государевы города, где Черкасы живут.

Г. князю Петру Ивановичу Тимофей Бутурлин.

«В нынешнем 147 (1639) году июня 15-го прислана, Господине, ко мне в Яблонов Государева грамота за приписью Дьяка Григория Ларионова, а в Государевой грамоте писано: писал из Белгорода Князь Пётр Пожарский к Государю на Москву, а к нему писал с Чугуева Максим Ладыженский, что февраля 14-го приехали на Чугуев с Литовской стороны, из Миргорода, Сенька Сергеев с торгом, а в допросе сказал, что в Литовских Украинских городах в сборе Гусар 2 000 человек да 4 000 Немцев, а хотят идти те Гусары и Немцы к Чугуеву, чтоб Чугуев разорить, Гетмана и Казаков побить. Да апреля 26-го писал из Белгорода к Государю на Москву князь Пётр Пожарский, а к нему, Князю Петру, писал с Чугуева Максим Ладыженский, что апреля 13-го пришли на Чугуев из Литовской стороны, из города Плотавы Чугуевские Черкасы, Афонька Гладченко да Фомка Омельянов, и сказали: как де они пошли из Литовского городка Плотавы и, будучи на реке Мерчике, и сними встретилися Черкассы Андрюшка с Луцкова посеченный и сказал, встретился с ними Литовский Полковник Ворона, а с ним Черкас 400 человек, а тот Полковник Поляк с немногими людьми ходит подзирать под Чугуев; да он же слышал в Плотаве от Литовских людей в разговоре, — хотят де мирное постановление нарушить, а Остренина и Рассоху с товарищами на Чугуеве доступить; а по Украинским городкам всяких людей в сборе много, а хотят де однолично приходить в Чугуев, чтоб разорить, а Потоцкой в Украинном городке и с ним Ляхов тысячи две. И по Государеву Цареву указу, велено мне про Литовских людей проведывать, чтоб безвестно к Чугуеву не пришли, а будет ведано мне учинится, что Литовские люди пойдут к Чугуеву для разорения и по Государеву указу велено мне Литовским людям послать нарочно боярского сына доброго, кого пригоже, велено говорить, чтобы они мирного постановления не нарушали и в Государеву землю, к Чугуеву, не ходили. А будут упрямиться мимо вечного докончанья и крестного целованья, и по Государеву указу велено мне и всех Польских городов Воеводам над ними промышлять» и прочее.

3. Чугуевский воевода князь Пётр Иванович Щетинин доносит царю, что по царской грамоте, от 11-го марта 1640 года, прислано в Чугуев с гетманом Яцкою Острениным 584 рубля жалованья для раздачи черкасам, вышедшим вместе с Острениным, и деньги розданы.

Он же доносит царю, что грамотой от 31-го января 1640 года велено «Черкасов атамана Михаила Карпова» и его товарищей 40 человек, пришедших из Азова в Чугуев, устроить на вечное житье в Чугуеве и разделить им посланные из Москвы 549 рублей.

В третьем донесении пишет, что в сем 1640 году «в разных месяцах и числах вышли из Литовской стороны на Московское государство разных городов Черкассы петрушка Васильев с товарищами 40 человек» и просят дозволения жить и служить в Чугуеве.

По приложенному именному списку выходцев видно, что большая часть их холостые, и что иных из них родственники уже жили в Чугуеве, перейдя сюда вместе с Острениным.

Орловский воевода Иван Исленьев извещает Чугуевского воеводу, что по царской грамоте от 13 июля 1640 года он, выдав 8 рублей, отправляет к нему «Черкашенина Яромку Юровкина с женою и детьми».

Воевода князь Пётр Щетинин доносит царю:

«148 (1640) года июня 23 прислана ко мне, холопу твоему, на Чугуев твоя, Государева, грамота из Розряда за приписью Дьяка Григория Леонтьева, — велено Гетману Яцьке Остренину и сотникам и пятидесятникам и всем Черкасам и Русским людям в Съезжей избе против твоей, Государевой, грамоты сказать вслух, что из Жигимонтова городка Станислав Гульчевский писал на Яцка Остренина, будто хочет тебе, Великому Государю, изменить, людей побить и перейти в Литву и ты, Великий Государь, такому сорному затейливому письму не поверил, и чтоб они, Гетман и сотники и пятидесятники и Черкасы, на твоё Государево жалованье были надежны и на Чугуеве на вечное житьё строились без всякого сомнения и тебе, Великому Государю, служили, над Татарами, буде в твоё Государство пойдут, промышляли на сакмах и перелазах, и на всяких местах, и твоё бы государство от Татарской войны оберегали, чтоб Татар в Русь не пропустить, в Литву не ходить и Литовских людей не перезывать, чтоб в том ссоры никакой не было. И по твоему Государеву указу, Гетмана Яцка Остренина и сотников и пятидесятников и всех Черкасов и Русских людей призывал я к Съезжей избе, против твоего Государевого указа сказал всем» и прочее.

 В исторической науке существует два понятия об освоении донбасских степей: колонизация правительственная и народная.
Народная вольная колонизация «поля» начиналась еще в XVI в. и предшествовала правительственной, проходящей под контролем и направляемой правительством Московского государства. Старейшей социальной группой, осуществившей попытку освоения этих земель, явилось казачество, отряды которого действовали на территории края. Были еще мещанско-крестьянская и военная колонизации. В 20-е гг. XVI в. продолжалось движение украинского и русского населения на юг, в ходе которого переселенцы приблизились к землям в среднем течении Северского Донца. Однако татарская опасность вынудила мигрантов осесть на берегах рек Сейм и Большая Сосна: этот район представлялся наиболее безопасным для жизни. Иными словами, перемещение населения шло внутри уездов, т.е. не далее освоенных и обжитых земель.
В 20-30-е гг. XVI в. на южной окраине Московского государства существовало 8 городов, население которых принимало участие в освоении пограничных территорий: Ливны, Воронеж, Елец, Курск, Белгород, Лебедянь, Старый Оскол и Валуйки. С сооружением засечных черт ситуация несколько изменилась. Впрочем, едва ли можно с уверенностью утверждать о наличии в крае на тот момент постоянных поселений за «чертой». В немалой степени это было обусловлено постоянной опасностью татарских набегов. Однако последнее не является основанием для утверждения об отсутствии каких-либо поселений в округе города и на более удаленных землях. По причине татарской опасности большинство населенных пунктов, возникавших на «поле» в первой половине XVII в., располагались в стороне от шляхов, которыми кочевники совершали набеги. Возможные поселения могли находиться в лесной зоне, что диктовалось соображениями безопасности.
Южные районы нынешней Луганщины осваивались путем основания промысловых угодийюртов. На 1626 г. историком В. П. Загоровским отмечены 9 юртов, составлявших в бассейне Северского Донца Донецкую волость. Система юртовых угодий двояко определила как заселение края, так и характер хозяйствования в нем. С одной стороны, основанные переселенцами из России юрты фиксировались как часть территории Московского государства. Следовательно, традиционное для «поля» право первой заимки в силу наличия государственности подменялось официальным. С другой стороны, крупные угодья сдавались в аренду, и арендаторам был выгоден временный характер их использования. Отсюда следует, что постоянных поселений на территории юртов могло не быть. Строительство Белгородской оборонительной черты способствовало появлению ухожьев в черте и положило начало массовому заселению территорий верхнего и части среднего течения Северского Донца (в пределах современной Харьковской области).

В 1642-1646 гг. по берегам Айдара, Деркула и Белого Колодезя, в непосредственной близости от строящейся Белгородской черты, еще кочевали татары, продолжая угрожать оседлому населению смежных регионов Московии. Подобная ситуация имела место и в 50-е гг. XVII в. В 1658 г. из Змиева в Белгород была отправлена отписка, в которой наблюдатель сообщал о том, что «… против речки Боровой ноября же в 7-й день, и на устьи той речки перелезло де татар человек с полтреста и болши с Крымской стороны на Нагайскую сторону и пошли де те татаровя вверх по речки Боровой. На речки Каменки против Айдарского устья кочюет де орда Нагайских татар, а сколко де тех татар кочюет, и тово де он сметить не сумел».
После 1659 г. набеги татар повторялись особенно часто, из Подонцовья в Москву вновь приходили разного рода сообщения о передвижениях татар. В итоге правительство принимает решение «за-крыть» край новой укрепленной линией, протянувшейся от Валуек до Полатова по р. Оскол и до Цареборисова и Торских озер, а далее по берегу Северского Донца до р. Коломак и вошедшей в историю под названием Изюмской черты. Исходя из особенностей географического размещения, представляется возможным предположить, что предназначение этой линии заключалось не только в обороне, но и в соединении в общегосударственную систему освоенных ранее, но не взаимосвязанных районов. Несомненно, что с сооружением Белгородской и Изюмской черт заинтересованность правящих кругов Московского государства в заселении и хозяйственном освоении территориальных массивов в среднем течении Северского Донца возросла. В немалой степени этому способствовал естественный ход заселения прилегающей к исследуемым землям Слобожанщины. Процесс народного освоения степи и строительство черты обнаружили теснейшую взаимосвязь в силу того, что видимость безопасности края, создававшаяся наличием укреплений, способствовала притоку переселенцев. Еще одной важной характеристикой черт является их четко выраженная экологическая под-основа: район строительства находился на границе лесных ландшафтов, составлявших основу территории Московского государства. В ходе продвижения черты на юг происходил этнодемографический выброс населения в Дикое поле, где русские не только были вынуждены приспосабливаться к местным природным особенностям, но и маргинализировались социально и цивилизационно, составляя людей «порубежья», вытолкнутых из привычного социума.
Кроме русских в середины XVII в. пустующие пространства Среднедонеччины осваивали также и переселенцы из Слободской Украины. Эти миграционные движения носили поступательный и, в некоторой степени, экспансионистский характер, направленный на оттеснение татар в глубь степей. Волны переселенцев «встретились» на небольшом ограниченном пространстве среднего Подонцовья, которое, по сути, явилось контактной областью, где наряду с конфликтами развивалось сотрудничество и происходило взаимообогащение культур.
Украинский миграционный поток, направлявшийся из Право- и Левобережья на юго-восток (степное Подонцовье и Дон), по социальному составу не был однородным. Он состоял из мещанско-крестьянских слоев населения и, по В. Юркевичу, «показаченої людностi» (применительно к этой группе мигрантов в русских источниках первой половины XVII в. встречаем термин «черкасы»). Указанные группы различались также по характеру овладения территорией: крестьянская колонизация разворачивалась мирным путем, в то время как «черкасская воровство» имела свою специфику, обусловленную полукочевым, военным образом жизни.
Нередко между «черкасскими» и «московскими людьми» возникали вооруженные конфликты при дележе территории и сфер влияния.
Однако население русско-украинского пограничья, не столько претендуя на территорию Среднедонеччины в целом, сколько стремясь к освоению экономически важного района Торских соляных озер и сохранению здесь стабильной обстановки, постепенно оттеснило «черкас» севернее, в направлении г. Изюм.
Сложившуюся ситуацию представляется возможным пояснить исходя из того, что закрепиться в подобных условиях мог лишь тип земледельца-воина, приспособленного к ведению хозяйства в сложных природных условиях степи, что, в свою очередь, требовало определенной перестройки хозяйственно-бытового уклада колонистов. Кроме того, влияние центра в этом регионе было еще слабым, и существенной поддержки переселенцам Москва не оказала.
Не отличаясь от остальной части украинской колонизационной волны в этническом отношении, «черкасские» в то же время выделялись по социально-экономическим характеристикам. Выступая как независимая сила, этот тип колонизаторов не только угрожал населению южных уездов Московии, но и существенным образом ограничивал продвижение в край донской и украинской колонизации, а также создавал помехи торговле близлежащих земель с донской вольницей, шедшей посредством сообщения по р. Северский Донец.
Начало как самовольной русской крестьянской, так и правительственной, руководимой из Москвы, колонизации степи положили Смута и война 1632-1633 гг.

  • забавная каша-малаша у автора получается:) На фоне явно квалифицированной архивной работы какая-то просто наивная немочь в вопросах торговли, сельского хозяйства, экономики. Невероятные просто утверждения, что именно земледелец может успешно вести хозяйство в степи, всегда готовый отцепить от своего боевого богатырского коня плуг и поскакать на татар с лопатой наперевес. Тот же наив наблюдается в нежелании видеть, что Слобожанщина заселялась выходцами из десятков народов (кочевых, оседлых с отгонным скотоводством, оседлых земледельцев, кочевых ремесленников, охотников и т.д.), а также обычными для такого рода периодов освоения группировками без особой национальности, но с твердым неприятием любого производительного труда.
  • ну да ладно. Работа об истории Луганского края (http://softacademy.lnpu.edu.ua/Programs/Luhansk/Part2_2.htm) на самом деле добротная и понятная. Если ее дополнить просмотром нескольких американских вестернов, то вполне будут ясны и выводы автора о маргинализации людей порубежья и отсутствующие у автора представления о том, что для борьбы против индейцев (как бы татар, носителей кочевого образа жизни) земледельцы обычно нанимали кавалерию. Всадники, убивавшие индейцев, занимались этим профессионально. Землю они в перерывах между скальпированием краснокожих и поджогами фигвавом не пахали. В лучшем случае они конечно могли поехать в прерию, но не пахать-сеять, а пострелять бизонов. Естественная эволюция кавалеристов — это ковбои, опять же не земледельцы, а скотоводы. Такая же естественная эволюция всадников — служба в полиции, на почте, в банке и даже в церкви. Но только не земледелие. Казак-однодворец умирал на поле боя, а его крепостные жили сытно и спокойно. Сармат защищал славянина. Славянин кормил сармата.
  • еще одно важное замечание: ни для кого ни секрет, что в Донбассе, Харьковской области и других частях Дикого поля и таврийских степей население сформировалось буквально в последние 200 лет. Естественной основой интеграции выходцев из сотен разных народов стал русский язык в его велокорусском варианте, со значительным влиянием тюркских и финоугорских слов и мощной древней основой исконной для этих мест иранской культуры сарматов и других племен с отгонным скотоводством.  Не менее древней является в этих местах и славянская земледельческая составляющая. Большинство учебников по истории представляют обширную лесостепную зону Русской равнины как некий проходной двор, где одни дикие кочевники сменялись другими еще более дикими и свирепыми, а затем откуда-то пришли воинственные, но справедливые земледельцы, всех победили и стали смирными крепостными крестьянами у неких мудрых и тоже славянистых помещиков. Такая славяно-соборность выглядит уж совсем не практично даже в повседневной работе любого человека, решающего социальные задачи, будь то предвыборная агитация или продажа косметики. Русский язык Восточной и Южной Украины (точнее слобожанский, приазовский и таврийский диалекты украинского языка) замечательным образом сочетается с особой ментальностью «схидняков» донецких, тавричан и крымчан. Эта ментальность ничего общего не имеет с мировосприятием лесных финоугорских племен, составивших основу «москалей» великороссов. Мало общего и с западными славянами Польши и Чехии, и тем более южными славянами Болгарии или Сербии.
  • Повседневная жизнь потомков черкасов, севрюков и казаков основана на свободолюбии, умении работать в многонациональных коллективах, минимальной зависимости от решений «начальства», постоянной оценки изменяющихся условий окружающей среды, как природной, так и экономической, хозяйственной гибкости и жизненной стойкости. Глупые обвинения в желании схидняков или коренных крымчан «отдаться под руку Москвы» опровергает весь ход истории юго-востока Русской равнины.

ну и добавлю сюда еще в качестве примера службы черкасов Московскому государству родословие князей Черкасских. Примечательно оно тем, что одна из ветвей этого рода — Девлет-Кильдеевы считаются православным родом татарского происхождения. Мои одноклассники Владимир Кильдей и Игорь Кильдеев долгое время вынуждены были скрывать свое происхождение (точнее, это делали их родители). Оба семейства отличаются очень белой кожей, благородством движений, очень приятной домашней обстановкой. В общем черкасы это вовсе не некие черноголовые головорезы. Это боевая культура и культура службы обществу. Не все еще мне тут понятно, но понятны ее древние корни, тысячелетиями связанные с предгорьями Крыма и Кавказа.

Черкасские князья

(княжеский род турецкого происхождения)

Герб рода князей Черкасских внесен во вторую часть «Гербовника» (Высочайше утвержденного 30 июня 1798 года).

герб князей ЧеркасскихГербовый щит разделен на четыре части. В первой из них — в красном поле черкес в княжеской шапке с пером и в золотой япанче, на белом коне с золотою сбруею, держит на левом плече золотое копье, скача в левую сторону. Во второй части щита — в голубом поле между тремя серебряными звездами о шести лучах положены остриями вверх, крестообразно, две серебряные стрелы, а на них поставлен красный щит с серебряным полумесяцем. В третьей части — в серебряном поле, обращенный влево, лев держит в передних лапах натянутый лук со стрелою. В четвертой же части гербового щита — в золотом поле прямо вместе перевившиеся два змия. В малом щитке — в средине гербового щита — в горностаевом поле золотая держава. Гербовый щит покрыт княжескою мантиею и увенчан княжескою шапкою, над которою изображена еще красная чалма с белым пером, приводящая на память происхождение рода князей Черкасских от Инала, бывшего султаном египетским.

По родословиям этого рода предком их был Мамелюк Инал, сперва султан в Египте, потом владетель Большой Кабарды, умерший в 1453 году. У сына его — мурзы Табулду было трое детей — мурзы: Инармаз, Жангот и Минбулат. У первого было два сына (Идар и Убиту, мурзы), у второго — четыре сына, мурзы: Темгрюк, Желегот, Камбулат и Эльбуджу. На Марии, дочери мурзы Темгрюка, женился вторым браком царь Иван Васильевич Грозный, и с нею вместе переселились в Русское царство ее братья — мурзы: Мамстрюк, Домалук и Султанкул. Из них третий, приняв крещение, назван Михаилом и умер, пережив сестру царицу тремя годами, в сане боярина в 1572 году. Приняли в Москве христианство, вступив в службу России, и два сына Камбулата, мурзы: М. Хокяг, названный при крещении князем Гавриилом и бывший воеводою. Взятый в плен поляками, провел он в Польше 21 год (1564—1585 г.), и М. Хорошай, в крещении князь Борис Камбулатович, боярин …

… род князей Бековичей-Черкасских начался от несчастного князя Александра (до крещения Девлет-Кильдей-мурза), изменнически убитого в Хиве в 1716 году, женатого на княжне Марфе Борисовне Голицыной. Младший сын князя Александра Бековича — князь Александр Александрович оставил четырех сыновей, из которых от старшего — князя Николая и младшего — князя Дмитрия — род продолжается и теперь. От последнего князь Петр Дмитриевич, симбирский губернатор, действительный статский советник (1852 года), оставил двух сыновей и дочь. Из них старший — князь Семен Петрович Черкасский посвятил свою деятельность искусству, и имя его в 1850-х и 1860-х годах часто встречалось в каталогах выставок.





Оценка статьи:
1 ерунда2 не особо3 так себе4 не плохо5 отлично
Загрузка...







Читать комментарии через RSS 2.0 . Вы можете комментировать, или оставить трэкбэк со своего сайта.

5 комментариев to “Сорок святых, их духовные практики и поселения в Крыму:”

  1. zverozub
    марта 15, 2009 at 13:10

    ОПИСАНИЕ МЕЧЕТИ В АЗИЗЕ (1922-23 гг.)
    записано со слов Мемета Османова его дочерью, Фатмой Аблаевой, в марте 2005 г.
    «Здешняя джами-текие считалась одной из наиболее известных и почитаемых в Крыму. Тут излечивали заикание, укусы насекомых и змей. http://www.eskiyurt.org.ua/chr_memet.html — и в целом очень надежный источник по истории Кырк-Азизлер (Эски-юрт) Олексы Гайворонского

  2. zverozub
    мая 15, 2009 at 20:36

    … В этом обширнейшем полукружии, у самой дороги, расположено татарское поселение Киркенеиз, получившее название свое, как думают татаре, от слов: кирк или хырх (сорок) и хане (двор), т.е. сороко-дворье; но в сущности происходящее от греческого киркинос: круг или огражденное место.
    Кондараки. Универсальное описание Крыма. http://www.krimoved.crimea.ua/kondaraki.html

  3. Зверозуб
    августа 17, 2009 at 22:38

    книга Андрея Васильева «Священные тайны Крыма». Севастополь, Библекс, 2009

    Глава 1. Каменные святилища и крымский Вифлеем.
    Первая революция.
    Жилища Бога.
    Загадки древних астрономов.

    Глава 2. Король Артур был родом из Крыма?
    Таинственные изваяния.
    Крымская Алания.
    Кельты и нарты.
    Откуда пришел король Артур?

    Глава 3. Византийский Грааль.
    Традиция Святой Чаши
    Свет с Востока.
    Где находился замок Грааля?

    Глава 4. Тайна Золотой колыбели.
    Греческая легенда
    Наследники Византии.
    След Святой Чаши.
    Колыбель Спасителя.

    Глава 5. Божественный Свет.
    Безмолвствующие
    Крымский Афон
    Чаша Грааля, сердце и сокровище в пещере.

    Глава 6. Люди Пути.
    Суфизм в Крыму.
    Суфийские ордены.
    Ханы-суфии
    Суфизм и христианство.
    Секретный отдел ВЧК и крымские суфии.

    Глава 7. Пропавший манускрипт.
    Иудейская традиция.
    «Розарий тайн».

    Глава 8. Крымские мифы XX века.
    В поисках тайного знания.
    Рыцарь Грааля – Отто Олендорф.
    http://www.graal.org.ua/ru/2009-07-03-17-31-51/55-tajny

  4. zverozub
    февраля 19, 2011 at 23:40

    русское «сорок» и тюркское «кырк» — обсуждение общего происхождения у нас на форуме — http://kraevedenie.net/forum/viewtopic.php?f=19&t=1712&sid=9a6035144791293f084bae81ba8e29cd

  5. Мужские и женские божества древних Мест Силы Крыма | Краеведение
    ноября 11, 2013 at 9:31

    […] крымской культуре известны многочисленные случаи, когда в местах силы поселялись … Признаком азиса считается зеленоватое свечение над […]

Комментировать

*

Краеведение, экология и ближний туризм

школьные и семейные маршруты, научные исследования, аналитические обзоры, рефераты, переводы
Приглашаем всех любителей своего края, ближних походов с познавательными целями поделиться своим опытом и информацией.




Рейтинг@Mail.ru

Голосуем

Ваши методы краеведения (можно выбрать 4 варианта)

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Самое Рейтинговое

Опросы

Ваш транспорт для краеведения?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Март 2009
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031