Скифы строители степных пирамид Прежде чем представить отрывок из превосходной книги Тамары Райс «Скифы. Строители степных пирамид«, размещенном на осетинском сайте «Золото скифов«, позволю себе одно важное замечание. Один из самых распространенных штампов в практике крымского туризма это фраза, завершающая рассказы о геройствах и богатстве скифов: «наука доказала, что прямыми потомками скифов являются из нынешних народов только осетины«. Коротко упомяну, что наука это доказала в лице осетинского ученого Абаева, как раз в те времена, когда из Крыма были депортированы крымские татары, а с Кавказа — карачаевцы и некоторые другие народы. фрагмент золотой пекторали из Толстой могилы, юг Украины Научные выводы Тавро-скифской экспедиции Шульца, присланной из Москвы по указанию Сталина, были конечно покруче в отрицании хоть какой-то «укоренности» крымских татар и карачаевцев. Современные историки стесняются повторять выводы Шульца о том, что от скифов-то как раз через сколотов происходят склавины, они же славяне, ну а самые прямые потомки славян, понятное дело русские. Как-то это уж совсем жестко выглядит рядом с многочисленными изображениями скифов на вазах, ювелирных изделиях, саркофагах и прочем. Был себе кочевой народ, пил кумыс, жил в кибитках, а потом вдруг резко стал пахать землю и любить начальство и жить только там, где поселют, а не рыскать по свету за добычей. Многочисленные «сцены терзания» на скифских рисунках ясно показывают идеологию царских скифов: барс терзает оленя, грифон терзает козла. А ведь в русских сказках даже медведь — добродушный увалень, волк вечно голодный и в пролете и только леса крутится как может и крутит всеми … грифон терзает козла. из курганов Пазырык на АлтаеСкифский звериный стиль широко представлен в находках на огромной территории от Приднестровья до Алтая (но только не в Осетии). Показательно, что одни и те же образы, особенно в сценах терзания содержат в себе и изображение гиперборейского грифона (ставшего гербом античного Боспорского царства, а сейчас — современным гербом Республики Крым) и северного оленя (который не редок и среди находок в крымских курганах). Достаточно один раз сходить в многодневный поход на лошадях, чтобы выяснить удивительную на первый взгляд штуку. Лошадка оказывается, если ест траву, то может просто бегать, ржать и веселится. А вот для серьезного военного похода, да и просто для увеселительной прогулки по горам с седоком, лошадку надо покормить овсом или ячменем. золотая бляшка с терзанием коняВот такая штука, видать и навела скифов на мысль о том, что пожирать слабых может и ни к чему, а терзать время от времени — полезно. Со сценами терзания на скифских золотых вещицах часто изображается мировое дерево. Это не нечто вроде развесистой клюквы, а очень важная идеологическая схема. В общем, царские скифы жили по понятиям очень жестким, правильным, но внешне очень красивым и выразительно исполненным. Главным богатством скифов, как и любых других кочевников, был скот, конкретно — лошади и овцы. И собственно, уже на выпас лошадей и овец уходило достаточно много времени. Таким образом «по любому», как сейчас принято говорить, а на самом деле — без вариантов, в племенных союзах скифов повсюду должны были присутствовать оседлые земледельческие племена. … «в настоящее время советские ученые с полной неопровержимостью доказали, что скифы являлись не пришельцами-завоевателями, а коренными, автохтонными жителями Восточной Европы» это из потрясающе увлекательно написанных «Очерков по истории Крыма» Надинского П.Н. Мир его праху. Нынешние историки его не упоминают. Стесняются его неприкрытого русского шовинизма. А между тем человек пробудил у огромного числа русских (в том числе у меня) интерес к истории вообще, крымской истории и истории скифов. Да и книга его по самому своему названию — очерки предполагает лишь некие романтические наброски к картине истории. Ну да ладно. Вернемся к осетинам и Абаеву. Абаев, в целом, добросовестный ученый, да и не он первым высказал мнение о том, что язык осетинов происходит от языка скифов. Ни для кого не новость, что язык молдаван происходит от языка римлян. Почему тогда одному из народов на окраине владений скифов и не сохранить в своем языке что-то от языка когда-то главной в наших краях нации? Абаев достаточно осторожно и профессионально выстроил свои доводы о языковых связях между скифской и осетинской культурами. Но главный его «козырь» — Нартский эпос, на самом деле и показывает слабость всей модели «прямых потомков». Первое — нартский эпос сохраняется не только у осетин, но также у карачаевцев, балкарцев, абхазов (языки которых не относятся к иранской группе). В тексте нартского эпоса есть множество упоминаний не только о героических деяниях нартов (героев) в горах, что само по себе для степных кочевников скифов как бы и не характерно. Нарты древних сказаний никак не связаны с кочевой жизнью в кибитках. Наоборот, не один раз упоминается, что нарты стоят на кровлях своих домов. Дома с плоскими кровлями характерны для многих народов Малой Азии, Кавказа и Крыма. В Крыму конкретно, это как раз тавры. Когда скифы в 4-3 веках до новой эры стали строить в Крыму города и крепости, дома скифов возводились по образу греческих, с двускатной или односкатной крышей. И уж привычки стоять на кровлях скифы так и не приобрели даже спустя сотни лет, после отказа от жизни в кибитках.

Главные захоронения скифов и родственных им племён

Кубанская группа
Станица Елизаветинская (V—IV вв. до н. э.)
Карагоденашх (первая половина III в. до н. э.)
Станица Келермесская (VII—VI вв. до н. э.)
Станица Костромская (VII—VI вв. до н. э.)
Курджипские курганы (IV—III вв. до н. э.)
Станица Марьевская (IV в. до н. э.)
Курганы Семи Братьев (начало V в. до н. э.)
Ульские курганы (VI в. до н. э.)
Станица Урупская (IV в. до н. э.)

Таманская группа
Курганы Большие Близнецы (IV в. до н. э.)
Курганы у озера Зукур (V в. до н. э.)
Фанагорские курганы (конец IV в. до н. э.)
Таманские курганы (последняя четверть IV в. до н. э.)
Васюринские курганы (начало III в. до н. э.)

Крымская группа
Ак-Метчет (VI—V вв. до н. э.)
Алтын-Оба (начало V — конец IV в. до н. э.)
Дёрт-Оба (III в. до н. э.)
Эль-Теген (Нимфей) (вторая половина IV в. до н. э.)
Кара-Кият (Симферополь) (III в. до н. э.)
Крымское поместье (V—IV вв. до н. э.)
Куль-Оба (начало V — конец IV в. до н. э.)
Патиниотти (конец IV в. до н. э.)
Гора Темир под Керчью (VII в. до н. э.)
Царский курган (начало V — конец IV в. до н. э.)
Сальгир (III в. до н. э.)
Приднепровская группа (в основном к северу от Перекопа и вдоль левого берега реки)
Алановские Близнецы (середина IV в. до н. э.) Александрополь (середина IV в. до н. э.)
Бабий курган (IV—III вв. до н. э.)
Башмацкий курган (III в. до н. э.)
Чертомлык (IV в. до н. э.)
Чмырев курган (V—IV вв. до н. э.)
Деев курган (IV в. до н. э.)
Дергос (середина IV в. до н. э.)
Каменная Могила (III в. до н. э.)
Лемешовский курган (середина IV в. до н. э.)
Малая Лепатича (середина IV в. до н. э.)
Мельгуновский курган (VII—VI вв. до н. э.)
Мордвиновские курганы (середина IV в. до н. э.)
Никопольские курганы (середина IV в. до н. э.)
Огюзские курганы (последняя половина II в. до н. э.)
Острая Могила (VI—V вв. до н. э.)
Раскопанские курганы (IV—III вв. до н. э.)
Рыжановка (IV в. до н. э.)
Серегозские курганы (V—IV вв. до н. э.)
Шульговка под Мелитополем (середина IV в. до н. э.)
Солоха (не ранее середины IV в. до н. э.)
Толстые Могилы (середина IV в. до н. э.)
Цимбалка (IV в. до н. э.)
Верхний Рогачик (середина IV в. до н. э.)
Знаменка (IV в. до н. э.)

Донская группа
Станица Елизаветинская (V—III вв. до н. э.)
Курганы Пяти Братьев
Новочеркасское сокровище (I в. до н. э. — I в. н. э.)
Воронежские курганы (конец IV в. — III в. до н. э.)

Киевская группа
Берестняга (конец IV в. до н. э.)
Бобрица (конец IV в. до н. э.)
Черкасская группа курганов (VI—V вв. до н. э.)
Холодный Яр (VI в. до н. э.)
Галущино (V в. до н. э.)
Ильинец (IV в. до н. э.)
Литой курган (VI в. до н. э.)
Мартоноша (первая половина VI в. до н. э.)
Новоссель (IV в. до н. э.)
Острая Могила и Каневичская группа (VI—V вв. до н. э.)
Перепятчина (V в. до н. э.)
Райгород (III—II вв. до н.э)
Сахновка (IV в. до н. э.)
Шкловская группа в Звенигородском районе (VI в. До н. э.)
Район Смела (VI—III вв. до н. э.)
Сноск-Боровский (конец IV в. до н. э.)
Турьи (V в. до н. э.)
Заботинская группа (VI в. до н. э.)
Зуровка и Капитоновка (VI в. до н. э.)

Полтавская группа (близкородственная Киевской группе)
Акьютинские захоронения (IV в. до н. э. — I в. н. э.)
Волковская группа (III—I вв. до н. э.)
Волжская группа Астраханская группа (V—II вв. до н. э.)
Самарская группа (V—II вв. до н. э.)

Уральская группа
Биш-Оба Оренбург

Алтайская группа
Басадар (замерзшие захоронения) (V—IV вв. до н. э.)
Катанда (замерзшие захоронения)
Курай
Пазырык (замерзшие захоронения) (V—III вв. до н. э.)
Шибе (IV—III вв. до н. э.)
Туэкт

Северная Монголия
Нойн-Ула (I в. н. э.)

Германия
Пломюлен (V—IV вв. до н. э.)
Феттерсфельд (начало V в. до н. э.)

Венгрия
Тапиошентмартон (V в. до н. э.)
Золдаломпушта (V в. до н. э.)

Румыния
Бурени (конец IV—III вв. до н. э.)
Кусьюрул-Маре (конец IV—III в. до н. э.)
Сату-Маре (конец IV—III в. до н. э.)

  • Как видим нет даже намека на то, что в Осетии или вблизи нее существует некие скифские артефакты, пусть даже случайные. Что касается скифских курганов, nо большинство из них было не только в священном почитании, но и использовалось для захоронений у многих народов — древних мадьяров, булгар, половцев, казаков.
    Каким образом вычислять тут «прямоту» или «кривизну» происхождения от скифов и от каких именно скифов, ведь и во времена Геродота один скифы доили овец, а другие лошадей, одних Геродот называет микс-эллинами, а других вообще одноглазыми или лысыми от рождения … Ну и еще небольшой отрывок из книги Тамары Райс, чтобы понять какое отношение скифы имеют к русским, а точнее от каких именно скифов происходят русские и украинцы (не все конечно:), но кто сильно хочет, имеет право …

Недавние изыскательские работы представили доказательства того, что уже к V в. до н. э. некоторые скифы утвердились в южных регионах России как оседлые землепашцы. Спицын пытался найти расовые различия между теми, кто поселился на берегах Днепра, и теми, кто заселил районы Киева и Полтавы. Но различия, к которым он привлекает наше внимание, должно быть, являются результатом смешанных браков с местным населением, а не врожденным несходством между самими скифами.

Раскопки, проведенные в бассейне Днепра, обнаружили развалины городищ, принадлежавших некоторым из этих оседлых скифов или, по крайней мере, каким-то полускифским общинам. Одно из них, Каменское, можно считать характерным поселением такого типа. Городище находится на левом берегу Днепра, практически напротив Никополя. В нем жили люди в V—II вв. до н. э., и оно занимало территорию почти пять квадратных миль. Даже из беглого осмотра этого места видно, что уже в этот сравнительно ранний период скифы не были плохими строителями, а его расположение на северо-западе — так далеко от юга России — помогает осознать тот факт, что даже в более отдаленные времена скифы были искусными строителями погребальных камер, а позднее, после принятия христианства, русичи сумели воздвигнуть замысловатые церкви византийского типа практически сразу после обращения в греческую православную веру.

С трех сторон Каменское было защищено естественными природными преградами — крутыми берегами трех рек: могучего Днепра, речки Корко и более крупной реки Березовки. Но с южной стороны, где простиралась степь, жители построили толстую земляную оборонительную насыпь, которая заканчивалась у юго-западного угла цитадели. Сразу же за стеной, с ее внутренней стороны, было оставлено открытое пространство шириной от половины и до трех четвертей мили. В мирное время оно служило ночью загоном для скота, а в чрезвычайных ситуациях это пространство использовалось защитниками города.

Внутри этого пояса стояли дома. Они были трех типов. Самые обычные состояли из овальной центральной части, построенной из дерева, и пристроек, выступающих с обеих сторон. Более значимые здания были больше средних по размеру, площадью от 40 до 176 квадратных ярдов. В них было по два-три помещения, смежных между собой. Вход в такой дом всегда осуществлялся с южной стороны, а очаг располагался либо в центральной, либо в самой северной комнате. Стены возводились из дерева, укреплялись примесью глины, а покатые крыши покоились на деревянных столбах. В этих помещениях были найдены многочисленные бронзовые и железные инструменты, включая изрядное количество кузнечного инвентаря. Жилища третьего типа сильно напоминали строения второго типа в плане и по расположению комнат, но они были сделаны целиком из глины. Единственный обработанный камень, найденный на месте этого городища, находился на месте, которое археологи приняли за городской акрополь. Но если это действительно так, то тогда это должно указывать или на исполнение населением нескифских храмово-культовых обрядов, или на явное различие между религиозными обычаями оседлых и кочевых скифов. Однако нет впечатления того, чтобы у скифов были какие-либо святыни или постоянные места культа.

Жители Каменского были бедны, значительно беднее большинства кочевых скифов, но очень вероятно, что оседлые скифы, независимо от их происхождения, были обязаны отдавать значительную часть своих богатств кочевым владыкам.

  • вот такие вот оседлые «скифы». Со стороны степи строили оборонительную стену, но судя по всему не всегда удавалось сохранить свое. Геройствовать в горах и потом торжественно стоять на кровлях у этих скифов-земледельцев, естественно, не было ни возможности, ни желания.