Эту статью прислал нам в ходе обсуждения топонимических параллелей «Крым-Кавказ» Saslan, который обратил внимание на мои сообщения на Лингвофоруме. Моя критика «прямопроисхождения осетинов от скифов» основана только на географических соображениях и сводится к тому, что молдаване не являются единственными прямыми потомками римлян, и что «скифоязычность» осетин является скорее всего лишь результатом культурного влияния и административного доминирования скифов на Северном Кавказе. Различные народы Индии сейчас в качестве второго языка пользуются английским, а афро-американцы знают только английский — но ни те, ни другие не являются прямыми потомками англов.
Как русскому человеку мне интересны реликты скифской и сарматской культуры в русском языке, русской топонимике и русской культуре, а также в культурах казаков, татар, венгров, и народов Северного Кавказа.
Я очень благодарен Саслану за возможность опубликовать эту статью чеченского исследователя.
С другой стороны, поразительно, что русский ученый (очень известный и авторитетный) О.Н. Трубачев проглядел элементарные вещи — очевидную связь гидронимов Дон, Днепр, Дунай прежде всего со славянским корнем «дно».
Но зато радует то, что чеченский исследователь Арби Вагапов (пусть и в порядке «наступления на осетиноведение») дает более широкую и логичную картину языковых взаимодействий наших предков. Из нее, во всяком случае, выявляется древнее родство славянских и кавказских народов, а не абсурдное деление на «прямых и кривых потомков».
Я сделал в тексте выделение наиболее важных для меня моментов. В остальном статья приводится по копии текста, который я получил от уважаемого Саслана


ДОН – река в европейской части РФ, впадает в Азовское море. Гидроним объясняют из корня danu — «течь», отразившегося в иран. danu «река», др.-инд. Danu – «сочащаяся жидкость», осет. don – «река, вода». Название родственно гидронимам ДНЕПР, ДНЕСТР, ДУНА. Встречающееся у Геродота и Страбона древняя форма ТАНАИС отражает то же иранское слово.

На основании связи осет. дон – «река, вода» с указанными названиями рек делаются далеко идущие культурно-исторические выводы в пользу чуть ли не осетиноязычности мифических скифов Причерноморья. Однако этот классический иранский аргумент в свете новых данных начинает серьезно хромать. Дело в том, что корень dan\dun в значении – «низ, впадина, русло, вода, влага» представлен во многих языках, в том числе и в славянских, семитских и нахских; ср. араб д-ну – «низ, низина, низкий», данийа – «быть низким», адна – «опускать вниз», дунйа – «низкий, низший, земной», египетск. – даниуна, хеттск. – аданаванай – «народ Аданы, народ моря», др.-греч. – данайой – «данайцы, греки-мореплаватели» (отсюда «данайцев дары» — крылатое выражение, возникшее в связи с легендой о взятии Трои и Троянском коне), мифический ДАНАЙ – «бог источников, персонифицированный образ влаги», 50 дочерей Даная – Данаиды – это образ рек и водоемов, Данаид бочка – бездонный сосуд, который в подземелье должны были наполнять дочери Даная в наказание за убийство своих мужей – иносказательно бездна земли, земное чрево, вбирающее в себя всю влагу, но не наполняющееся. Сюда же, а не к дъбно, вопреки О.Н.Трубачеву, относится и слав. – дно, донья, бездонный, бездна, с тем же чередованием звуков, что и в арабских д-н-у, дунйа, адна.
Обширный лексический материал, с интересующим нас корнем дают германские языки: др.-англ. denn – «нора», denu – «долина», (ср. нем. denne – «углубление, долина»; др.-фриз. dene – «вниз», скандинавск. Danir – «датчане, даны, жители низменности» и т.д., на основании которых восстанавливают герм. danja –, danjo-, dani-, и.-е. dhen\dhon.

Изложенный материал позволяет выдвинуть более вероятную, чем иран. danu, осет. дон – «вода, река», др.-инд. danu – «капля» мотивировку названия ДОН, а именно: «низовье, обширное понижение, дно, поддон, бездна, бассейн, водоем». Отсюда дальнейшее развитие значения в сторону «водосток, мочажина, лужа, болото, озеро, разлив, половодье, большая река, море». Аналогичное семантическое развитие «низ» — «вода» — «море» отмечается в кабард. хы – «море» из хы «спускаться», хэ – «низ», в чечен. йах/йух – «низ, подол» при йаха, иеха «идти, течь», хи – «вода, река», ср.также болг. нирец – «яма, впадина, подземелье», русск. понырь – «подземный поток», чечен. … «понос» из «поток», урарт. неру, ассирийск. неру, араб. нах1р – «река, поток», греч. Нерей – «морское божество, олицетворение спокойного моря, отец 50 Нереид, которые, несомненно, являются олицетворениями источников, водоемов». (ср. выше нашу этимологию имен ДАНАЙ, ДАНАИДЫ).

Наша этимология Дон из первоначального «дно, низ, низина, низовье», а следовательно, в пользу славянского происхождения этого гидронима, поддерживается синонимичными названиями АЗОВ и ТАНА. Действительно, аппелятив Азов от тюрк. азав, азаг, адаг – «низ, низовье» (отсюда, на наш взгляд, этноним адыги — «жители низовий, насельники Азовского побережья – древние меоты», а также чечен. атаг1а – «долина, пойма реки». Старое название Азова и Дона – Тана, ТАНАИС (если последнее не есть искаженное тюрк. Тениз, Тенгиз – «море» в конечном счете связано с др.-чечен та1ана, чечен. таь1ана – «пониженный, низменный, низовой, придавленный, тихий» от глагола та1а – «понижаться, придавливаться, поникнуть». Гортанный звук «1» в этом слове отражается в тюркских и славянских языках как ноль звука (ТААНА — ТАНА), то как заднеязычный взрывной «г» (ср. ТАГАНКА – приток Дона, ТАГАНРОГ). Видимо отсюда идет и скифская традиция величания Дона эпитетом «тихий», отразившаяся в наше время в названии романа М. Шолохова «Тихий Дон».

Первоначальное название ДОН относилось только к устью реки, а позже было распространено на всю реку. По устью получили свои имена и многие другие реки Причерноморья, такие как: др.-греч. ГИПАНИС «кубань» (от и.-е. geb – «рот, пасть, отверстие», ср. чечен. гиба род.п. гибанан – «кувшин с широким горлышком» Южный Буг, др.-русск. БОГЪ, который греки также называли Гипанисом, можно объяснить через и.-е. bhog – «изгибать, гнуть» (ср. чечен. буога – «большая чаша, чан» древнее название Днепра «БОРИСФЕН» объясняется из иранских языков со значением «широкое место, широкая область», первоначально это имя относилось к устью реки.

Турецкое название Дона – ТУН может быть связано с чечен. т1ун – «влажный, сырой», т1уно – «влага, сырость», ведь известно, что Азовское море в древности представляло сплошное болото, образуемое разливом Дона и Кубани, ср. географическое название ТАМАНЬ при адыг. Тэмэн – «плавни», тюрк. тоьмен – «низкое, поемное место», таман – «дно реки, озера», русск. Туман – «озеро, образуемое разливом реки», тимение – «болото».

Днепр – река в Восточной Европе, впадает в Черное море. Славянское ДЪНЬПРЪ отражает более раннее название ДАНАПРИС, известное по греческим источникам с V в. до н.э. Название объясняли как сложное слово иранского происхождения: danu-apara – «задняя отдаленная река», вторая часть названия иногда толкуется как иранское apra – «водная глубь», тогда Днепр буквально означает – «глубокая река». По версии О.Н.Трубачева, славяне усвоили название Днепра не от скифов, а от фракийцев или даков, которые контактировали со скифами в районе среднего течения Днепра. Иранское (скифское) dаnu – «река» — было усвоено даками и попало в измененной форме к славянам с добавлением дако-фракийского элемента – ipr, который отражен в названиях рек: ИБР в Днепровском бассейне, ИБР в Болгарии и др.

Если вторую часть гидронима Днепр связать со словом близким чечен. апар, апари, апри – «желоб, водосброс, водоспуск, водосток» (ср. осет. аепарын – «бросать, сбрасывать», это позволит, на наш взгляд, уточнить существующую этимологию: ДАН АПАРИ/ДАН АПР – «река-желоб», «река с водосбросом», «низвергающаяся каскадом вода», то есть «река с порогами». Вспомним Днепровские пороги – характерную особенность Днепра, на которую и должны были обратить в первую очередь внимание те, кто давал имя реке. Отсюда, возможно, греч. ДАНАПРИС, где – «ис» греч. Окончание, представленное также и в названии Дона – Танаис.

Древнерусское ДЪНЬПРЪ можно объяснить формой типа чечен. диал. (итумк.) епари, иэпар: ДАН ИЭПАР, где оба «а» очень краткие, неопределенные гласные, которые в древнерусском могли отразиться или как ноль звука, или как редуцированный среднего ряда». Следует подчеркнуть, что чечен. апар/иэпар с долгим гласным в первом слоге и кратким во втором лучше объясняет акцентуацию древнерусск. ДЪНЬПРЪ, чем осет. аеппарын – «сбрасывать» с обратным порядком качества гласных.

Первая часть гидронима – Дан – также лучше объясняется на материале чеченского языка. Мы имеем в виду то обстоятельство, что иран. dаnu «вода, река» содержит в корне долгий гласный «а», который не мог быть передан в русском как редуцированный «ъ», в то время как нахское дан с закономерным переходом а-у, д-т1 трансформировавшееся в отмеченное выше чеченское т1ун – «влажный, сырой», имеет в корне краткий «а», во многих случаях соответствующий редуцированному гласному «ъ»в древнерусском. Ср. к фонетике чечен. 1ат1ъ1ие «сиди (спокойно)» из 1ад 1ие, г1атт1амал дайа «лишить (всякого) терпения» из г1ад а, амал а дайа (д-т1), бун «курятник, шалаш, времянка» < бан, хьун «лес» < хьан, кур «рог» < кар, дукъ «хребет» < дакъ (а-у).

В семантическом отношении значение «влага», «влажность», восстанавливаемое нами для нахск. Дану на основании чечен. т1ун «влажный, сырой», т1унуо «влага, сырость», является не менее подходящим этимоном названий рек, чем иран. danu «вода», о чем свидетельствуют гидронимы ВОЛГА (предположительно от русск. волглый «сырой, влажный», волога «влага», МААС – река в Западной Европе (от и.-е. mus «влага, сырость».

Страницы: 1 2