Самарканд, площадь Регистан, медресе Улугбека, фото Елены ЧаусовойСамарканд – зеркало Мира, Сад души, Драгоценный камень Ислама, Жемчужина Востока, Центр Вселенной.
Располагаясь в долине реки Зарафшан и будучи окруженным пиками Памир-Алайских гор, этот сказочный оазис на границе с пустыней Кызылкум никогда не испытывал недостатка во внимании. Среди завоевателей вписавших своё имя в историю – македонец Александр Великий, монгол Чингисхан, и стоящий выше всех, Тамерлан, чья столица желобчатых сооружений и небесной мозаики поражает путешественников и по сей день.
Амир Тимур (Тамерлан) решил превратить Самарканд в столицу, и на протяжении следующих 35 лет создал новый, почти мифический город, ставший экономическим и культурным эпицентром.
Его внук Улугбек правил до 1449 года и превратил город также еще и в интеллектуальный центр. На площади Регистан гармонично располагаются три здания: Медресе Улугбек (1417 — 1420), Медресе Шер-Дор (1619 — 1636), Медресе Тилля-Кари (1647 — 1660).
В 1417 году любимый внук Амира Тимура — Улугбек начал здесь строительство медресе, носящего его имя. Это второе из медресе, построенного Улугбеком, носящего печать своего создателя. Первое из медресе Улугбека находится в Бухаре, а третье – в городе Гиждуване. Медресе Улугбека в Самарканде с самого начала являлось высшим духовным заведением, своеобразным университетом средневековья. Первоначально медресе имело 50 худжрей (келий), в которых проживало более ста студентов, обучающихся здесь.

Медресе Тилля-Кори
Медресе Тилля-Кори на площади Регистан в Самарканде, фото Елены ЧаусовойЦентральным Медресе ансамбля Регистан в Самарканде является Медресе Тилля-Кори («Позолоченное», которое, как и Медресе Шердор было построено самаркандским правителем — Ялангтуш-бий Баходуром, начавшим постройку в 1646 году на месте старого, оставшегося ещё со времён Улугбека караван-сарая.
По замыслу Ялангтуша бий Баходура, Медресе должно было своим фасадом замкнуть площадь Регистан, а в самом здании должна размещаться и мечеть, чтобы студенты могли совершать молитву, не уходя из Медресе.
Здание было замечательно изысканностью стенной живописи и богатой позолотой внутренних стен в помещении Мечети. До наших дней, позолота не сохранилась, а крупное землетрясение в начале XIX века разрушило накренившийся главный портал, верхняя часть которого была отстроена заново, но уже без изразцовой облицовки.
Медресе Тилля-Кори, в отличие от двух других Медресе ансамбля Регистан — одноэтажное, но подогнано по высоте так, что весьма органично вписывается в общую картину Ансамбля. Это самый последний крупный памятники архитектуры в Самарканде, отличающийся богатой цветной облицовкой.
Ремонтно-реставрационные работы здесь начались ещё в 20-х годах 20 века и завершились почти перед самым распадом Советского Союза.

Медресе Шердор

Медресе Шердор с изображением барсов с солнцем на спине и свастики, площадь Регистан, Самарканд, фото Елены ЧаусовойМедресе Шердор («Обитель львов») было построено в Самарканде на площади Регистан в первой половине 17 века — через 200 лет после того, как на ней появилось Медресе Улугбека. Построено оно было по приказу самаркандского правителя Ялангтуша-бий Баходура на том месте, где при Улугбеке находилась ханака (обитель) для суфиев.
Здание строилось почти 17 лет (1619—1636 годы). Автором его был зодчий Абдул Джаббар. В итоге, Медресе Шердор почти полностью повторило первое здание ансамбля — Медресе Улугбека, но в искаженных пропорциях. Непомерно большие размеры купола, вероятно, послужили причиной того, что уже через несколько десятков лет, здание начало обваливаться.
На портале Медресе Шердора изображен символ власти в Самарканде — барсы с солнцем на спине, что вызывает особое удивление, так так изображения живых существ запрещены в исламе, а также большая свастика, наверху на особом арабском шрифте записано «Господь Всемогущ!».

Обсерватория Улугбека, Самарканд, Узбекистан, фото: Елена ЧаусоваОбсерватория Улугбека — одна из крупнейших обсерваторий средних веков, построенная Улугбеком вблизи Самарканда около 1430. Её остатки, открытые В. М. Вяткиным в 1908, были окончательно раскопаны В. А. Шишкиным в 1948. Обнаружены руины нижней части стены круглого здания диаметром около 46 м, которое вмещало грандиозный мраморный секстант (возможно квадрант) с радиусом 40,2 м, установленный в плоскости меридиана.

Сохранилась лишь нижняя часть дуги инструмента длиной в 32°, разделённая на градусы. Инструмент установлен в вырубленной в скале траншее шириной около 2 м и глубиной 11 м. Часть его возвышалась над поверхностью земли.

средневековый астрономический инструмент в обсерватории Улугбека (Самарканд), фото Елены ЧаусовойОн состоял из двух параллельных каменных дуг, облицованных мраморными плитами соответствующей кривизны. Употреблялся для определения астрономических постоянных и координат Солнца, Луны и планет в моменты прохождения их через меридиан. Звёзды наблюдались инструментами (не сохранились) меньших размеров.

Важнейший труд, выполненный на обсерватории, —так называемые «Новые астрономические таблицы» («Зидж-и джедид-и Гурагони») — содержит изложение теоретических основ астрономии и каталог положений 1018 звёзд (издан в Оксфорде в 1665), определённых впервые после Гиппарха и с точностью, остававшейся непревзойдённой до наблюдений Тихо Браге. Каталог звёзд, планетные таблицы, а также определение наклона эклиптики к экватору, годичной прецессии и продолжительности тропического года имели большое значение для развития астрономии. Обсерватория Улугбека была разрушена вскоре после смерти Улугбека в 1449.
Источник текста: БСЭ.
Фото: Елена Чаусова 
http://elenachausova.ya.ru

Мирза Мухаммед ибн Шахрух ибн Тимур Улугбек Гураган (22 марта 1394 — 27 октября 1449) — правитель державы Тимуридов, сын Шахруха, внук Тамерлана. Известен как выдающийся астроном.

Родился в обозе армии своего деда. Воспитателем Улугбека был поэт и учёный Ариф Азари. В 1406 году Тимур умер, и после короткой междоусобицы Улугбек в 1409 году был объявлен правителем Мавераннахра со столицей в Самарканде. В 1411 году его правление становится суверенным.

В 1417—1420 годах Улугбек построил в Самарканде медресе, которое стало первым строением в архитектурном ансамбле Регистан. В это медресе Улугбек пригласил большое количество астрономов и математиков исламского мира. Другие два медресе были построены в Гиджуване и Бухаре. На портале последнего сохранилась надпись (хадис пророка Мухаммада): «Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки».

ученые времен правления Улугбека. Самарканд, фото Елены ЧаусовойОсновным интересом Улугбека в науке была астрономия. В 1428 году было завершено строительство обсерватории Улугбека, главным инструментом которой был стенной квадрант с радиусом 40 метров и с рабочей частью от 20° до 80°, которому не было равных в мире. Сотрудниками Улугбека были такие выдающиеся астрономы, как Кази-заде ар-Руми, ал-Каши, ал-Кушчи. В обсерватории Улугбека к 1437 году был составлен Гурганский зидж — каталог звёздного неба, в котором были описаны 1018 звёзд. Там же была определена длина звёздного года: 365d6h10′8″ (с погрешностью +58″).

Будучи великим учёным, Улугбек в то же время был слабым правителем. Его единственным военным успехом было присоединение Ферганы. После поражения в Хорасанском походе (1427) между Улугбеком и его старшим сыном Абд ал-Латифом возник конфликт, перешедший в военные действия. Эта война закончилась поражением Улугбека. Вскоре после этого Улугбек был предательски убит.

Обсерватория Улугбека вскоре после его гибели была разрушена. Астрономия стран ислама после Улугбека уже не сделала никаких успехов; настоящие астрономы исчезли.

«Реабилитирован» Улугбек был позднее, при Бабуре, который возвёл его мавзолей.

Европейским астрономам звёздный каталог Улугбека стал известен после его публикации в 1648 году. В «Каталоге звёздного неба», изданном Яном Гевелием, есть гравюра, изображающая символическое собрание величайших астрономов мира, живших в разные времена в различных странах. Они сидят за столом, расположившись по обе стороны от музы астрономии Урании. Среди них изображён и Улугбек.

Среди прочих героев славной культуры средневекового Туркестана очень интересна личность ал Кушчи. Для крымчан и для всех любителей крымского туризма имя это прежде всего связано с культом птиц и многочисленными Куш-кая (гора Кошка у Симеиза, гора Сокол между Судаком и Новым Светом). Ну и всем русским с фамилиями Орлов, Соколов, Гусев, Коршунов, Птицын, Лебедев и т.д. опять же ал Кушчи если и не родня, то из одного общего для славян, иранцев и тюрков древнего жреческого сословия.

Имя Кази-заде ар-Руми  буквально (при моих скромных познаниях) воспринимается как сын князя (кази-заде), римлянин (ар руми). Имя ал-Каши —  из селения Каши (может быть от качи — коза, козел также важное тотемное животное у славян, тюрков и иранцев), имя ал-Кушчи — из касты сокольников. Кушчи — жрецы, делающие предсказания по полету птиц, известны из римских текстов как авгуры, известны такие жрецы и среди скифов по текстам древних греков. В книге академика Теодора Шумовского «Странствия слов» культу сокола и древнему сословию кушчи, позже известному как «сокольничие» при русских князьях и боярах, посвящено немало страниц. Сокольники в Москве — все в этой же теме.

Как раз влиянием на правителя Улугбека «пережиточных» жрецов древнего соколиного культа и следует объяснить тот факт, что сразу после смерти пусть и слабого (а точнее не жестокого) правителя мусульманское духовенство поспешило разрушить обсерваторию. БСЭ напрасно называет мусульманское духовенство «реакционным», ведь в данном случае более молодая религия ислам победила языческий птичий культ, происходящий еще из каменного века. Так что налицо вовсе не реакция, а как раз прогресс.

Вполне понятно, что ал- Кушчи вынужден был спасать свою жизнь, поскольку ему не имело смысл доказывать, что свои астрономические знания он почерпнул из Корана. Их там нет, поскольку знания арийских жрецов в древности опережали знания жрецов более жарких природных зон. Просто потому что арийцы жили в климате, требующем астрономических наблюдений. А в Африке и на Ближнем Востоке и без этого возможно было пасти скот и охотиться.

«Салах ад-Дин Муса ибн Мухаммад ибн Махмуд (1360—1437), — известный по прозвищу Кази-заде ар-Руми, то-есть сын Кази, румиец (так называли арабы выходцев из Анатолии). Кази-заде родился в г. Бруссе, на территории нынешней Турции. Учитель Улугбека и его ближайший сотрудник в обсерватории и медресе. Термин «миллах» — означает члена мусульманской религиозной общины.»

«Ала ад-Дин Али ибн Мухаммад ал-Кушчи (ок. 1402—1474) — уроженец Самарканда, ученик Улугбека, сын Кази-заде ар-Руми. Сотрудник обсерватории и медресе. После убийства Улугбека работал в Иране и Турции. Кер сделал здесь следующую приписку: «В предисловии Улугбек назвал ал-Кушчи «сыном», верно ли?». Делиль в своей речи тактично ответил на этот вопрос, приведя большую цитату о том, что ал-Кушчи был сыном учителя Улугбека Кази-заде. Как показал Г. Д. Джалялов, Улугбек действительно считал ал-Кушчи своим сыном, так как он рос в его доме. После смерти Улугбека ал-Кушчи издал в Стамбуле описание Самаркандской обсерватории и ее инструментов. В частности, именно из его описания стало известно, что главным инструментом этой обсерватории был квадрант.»

Квадрант обсерватории Улугбека является итогом естественной эволюции мегалитов Евразии — от Британии до Сибири. Наши предки, выживая в условиях нестабильного и опасного климата, еще в каменном веке научились наблюдать за звездами и строить надежные и в буквальном смысле непоколебимые астрономические инструменты из гигантских скальных глыб. Но передавать эти тайные знания из поколения в поколения потомки древних жрецов не могли в качестве простых земледельцев. Каста кушчи стала «простыми» учителями соколиной охоты, однако при случае, если вдруг юный монарх проявлял интерес к науке — результат мог быть настолько грандиозным, как это показал нам пример Улугбека.

Еще забавная цитата:

«В трактате «Ключ арифметики» ал-Каши описывает шестидесятеричную систему счисления. (В астрономических трактатах древних греков в шестидесятеричной системе записывалась только дробная часть числа, а целая часть записывалась в традиционной буквенной ионической системе. Ал-Каши предложил записывать в шестидесятеричной системе и целую часть тоже. Тем самым он фактически вернулся к той форме записи, которая была в ходу у древних вавилонян; но он сам вряд ли об этом знал.) В этом же трактате ал-Каши вводит десятичные дроби, формулирует основные правила действия с ними и приводит способы перевода шестидесятеричных дробей в десятичные и обратно.

В «Трактате об окружности» ал-Каши вычисляет длину окружности по рецепту Архимеда — как среднее арифметическое между периметрами вписанного и описанного правильных многоугольников с числом сторон 3 · 228. Это дало ему приближение π = 3,14159265358979325, где неверна только последняя цифра 5, которую следовало бы заменить на 4.

В не дошедшей до нас «Книге о хорде и синусе» (мы знаем о ней из сочинений Кази-заде ар-Руми и ряда других авторов) ал-Каши предложил итерационный приём решения уравнения трисекции угла.»

Вот только, пожалуйста не надо про атлантов и марсиан. А вот давайте лучше умильнемся (или как бы это поизящнее сказать?) по поводу «вернулся к той форме записи, которая была в ходу у древних вавилонян; но он сам вряд ли об этом знал» — о как! Некто, обученный написанию букв, уже решил, что и в мозги давно почивших в бозе гениев, он (некто) научен заглядывать и безоговорочно выносить вердикт — типа да, допустим конечно ал-Каши таки лихо пользовался шестидесятиричной системой счисления, но как-то так неубедительно пользовался. Про вавилонян не знал, они про него не знали, а вот мы зато знаем и про него, и про вавилонян, и вообще про все, потому как мы живем позже, а значит мы умнее, потому что у нас есть унитаз, а у них не было. — Примерно к такой логике сводятся любые рассуждения по поводу прогресса…

И еще одна цитата:

«В тот исторический отрезок времени, когда Константин только готовился стать византийским императором, за тысячи километров от Босфора, в далеком Самарканде, решалась судьба еще одной великой библиотеки Средневековья — библиотеки Улугбека, внука знаменитого завоевателя Тамерлана. “Железный хромец”, который провел в военных походах 37 лет, покорив 26 больших и малых царств, слыл известным покровителем наук, искусств и ремесел. Из дальних походов он привозил в свою столицу плененных ученых, архитекторов, художников, мастеров. Именно при Тамерлане Самарканд превратился в архитектурную жемчужину, слава о которой гремела по всему Востоку и далеко за его пределами. Кроме того, он привозил ценнейшие книги и рукописи из Малой Азии, Турции, Персии, Индии…

После смерти Тамерлана его империя распалась на две части: в Хорасане (со столицей в Герате) правил сын завоевателя Шахрух, а в Мавераннахре (с центром в Самарканде) — сын Шахруха Улугбек. Улугбеку и досталась уникальная библиотека, собирать которую начал его грозный дед.

Улугбек слыл одним из наиболее просвещенных правителей Средневековья, собравшим вокруг себя плеяду выдающихся восточных ученых, например, Казызаде Руми, которого современники называли Платоном своего времени, а также Али Кушчи, имевшего не менее лестное прозвище Птолемея Востока. Львиную долю времени Улугбек посвящал научным занятиям, прежде всего в построенной им же обсерватории. Главный труд Улугбека “Новые астрономические таблицы” содержал сведения о 1018 светилах, практически не отличающихся от современных.

Немудрено, что далеко не всем при дворе нравилась научная и просветительская деятельность Улугбека, который в 1447 г., после смерти своего отца Шахруха, стал главой династии Тимуридов.

Заговор зрел буквально на глазах. Предатели сумели склонить на свою сторону даже сына Улугбека — Абдулатифа.
Улугбек предчувствовал беду. Он понимал, что, придя к власти, невежественные фанатики могут уничтожить созданную им научную базу. Обсерватория была обречена, а вот библиотеку следовало срочно спасать. Улугбек призвал Али Кушчи, и тот рассказал, что в горах, неподалеку от селения Кеш, откуда он родом, есть множество пещер, где легко можно спрятать библиотеку. На том и порешили. Книги — несколько тысяч томов — уложили в кованые сундуки, и темной ночью караван отправился в путь…

Между тем в Самарканде произошли трагические события. В октябре 1449 г. Улугбека предательски убили, и самое деятельное участие в преступлении принял его сын. Вскоре была разрушена обсерватория. Многие ученые начали покидать Самарканд, перебираясь в Герат.

Говорят, после гибели Улугбека Кушчи выехал с караваном в Турцию, где и оставался до конца своих дней. Он будто бы вывез с собой часть книг, но весьма незначительную. Основная библиотека так и осталась в тайнике. Вернуться за ней Кушчи уже не смог: в Мавераннахре началась череда потрясений…

Следы же библиотеки окончательно затерялись. Ее местонахождение по-прежнему остается одной из неразгаданных тайн Востока.»
В.Нечипоренко cosmosfera.ru

Комплекс мавзолеев Шахи-Зинда

Некрополь Шахи-Зинда — место захоронений самаркандской знати с 11 века. Шахи — Зинда представляет собой уникальный музей глазурованного декора 14-15вв. Здесь можно найти и поливную резную терракоту, и прекрасные образцы наборной мозаики, и крупную мозаику из поливных кирпичей. По тонкости и изяществу ни один архитектурный памятник Востока не может сравниться с мавзолеями Шахи — Зинда.

Недалеко от мечети Биби-Ханум расположен один из самых загадочных и неповторимых архитектурных памятников Самарканда — комплекс Шахи-Зинда, состоящий из вереницы изящных, сверкающих голубыми красками усыпальниц. Гармонично сплетаясь в живую и подвижную композицию, разновременные мавзолеи тесно сгруппированы вдоль узкой средневековой улочки. Шахи-Зинда состоит из одиннадцати мавзолеев, которые были построены друг за другом в 14 — 15 веках.
Последнее сооружение — это главный вход в склеп Шахи Зинда, который завершает весь ансамбль. Надпись на главном входе гласит: «Это величественное сооружение создано Абдулазизханом- сыном Улугбека-Гурагана, сына Шахруха, сына Эмира Тимура-Гурагана в 838 году» (1434/35 н.э.). Поднявшись на тридцать шесть ступенек, вы окажитесь на открытой галерее. Здесь слева и справа расположены склепы — мавзолеи близких родственников Тамерлана. Галерея заканчивается круглым двором со сводчатой аркой. Под ним направо древняя резная дверь, которая ведет к главной святыне ансамбля Шахи Зинда — мавзолею Кусам ибн-Аббаса, двоюродного брата пророка Мухаммеда. В народе бытует легенда о нем, как о Шахи-Зинде — Живом Царе.
На всем Ближнем и Среднем Востоке нет памятника равного Шахи-Зинде, где были бы в одном месте сосредоточены такие «жемчужины» керамического и архитектурного искусства.

Мавзолей сестры Темура Ширин-Бека-АкаСлева купол мавзолея сестры Тимура-Рядом с Мавзолеем Ширин-Бика-ага расположен, так называемый, «Восьмигранник» — своеобразный склеп первой половины 15-го века построенный как ротонда со сквозными арками.Рядом с Мавзолеем Ширин-Бика-ага расположен, так называемый, «Восьмигранник» — своеобразный склеп первой половины 15-го века построенный как ротонда со сквозными арками. Ширин-Бека-Ака в 1385-1386 годах. Это наиболее ранний из сохранившихся в ансамбле, памятник архитектуры, где использована резная наборная мозаика. Здесь хорошо видно, как умело мастера подбирают цвета, создавая глубину рисунка. Темно-синие и голубые тона создают наиболее углубленный фон. Красный, желтый, оранжевый и белый цвета — первый план. Красоту орнаментов дополняют надписи, приписываемые Сократу: «Поистине люди мира этого подобны птицам радующимся…». Удивителен интерьер. Отношение к цвету и чувство гармонии, оригинальность идеи и композиционное решение достойны восхищения. Свет проникал в мавзолей сквозь цветные стекла, вставленные в изящные резные решетки — панжара. Они отреставрированы на основании найденных фрагментов. Плитки панели были расписаны тончайшим золотым узором, стены помещения покрытые ганчевой штукатуркой, сохранили следы росписи с изображением деревьев, растений птиц.