В результате полевых исследований получены уникальные данные для сравнительного анализа суннитской и шиитской (исмаилитской) общин ГБАО. Исследования проводились в районах компактного проживания исмаилитов (Шугнанский район) и суннитов (Дарвазский район), а также в общинах смешанного типа. И на осетин, и на памирцев оказали большое влияние разные религии: огнепоклонство, зороастризм, христианство, ислам (как суннизм, так и шиизм) — на осетин; огнепоклонство, зороастризм, буддизм, в какой-то степени христианство, разные формы ислама (шиизм в виде исмаилизма, суннизм) — на памирские народы. И осетины, и памирцы находятся в особых географических условиях — в центре горных узлов. Волей истории они оказались на перекрестке великих цивилизаций. Горы воздействуют на судьбы людей, формируя образ жизни человека, влияют на его восприимчивость к разным культурам.

…. Осетины — народ на Северном Кавказе, язык которого принадлежит к индоевропейской семье языков. Их предки — аланы, расселялись на обширной территории, играя в отдельные периоды ключевую роль в истории Кавказа. Географическое положение Северной Осетии издавна благоприятствовало установлению связей с соседними народами и различными государствами Востока и Запада. Вдоль северных границ Осетии проходили караванные пути, соединявшие берега Черного и Каспийского морей. Через Кавказский хребет еще в древности был проложен путь в Закавказье, который иностранцы называли Аланскими или Овскими (Осетинскими) воротами. Интенсивные контакты со многими народами, само расположение алан-осетин на «перекрестке дорог», привело к знакомству этого народа с различными культурами и религиями. Осетины с интересом и большой любознательностью относились ко всему новому, что несли с собой представители других цивилизаций. Многие из элементов этих культур они восприняли, значительно обогатив ими свою древнюю традицию. Вполне возможно, что еще до принятия ислама среди осетин могли бытовать митраизм и зороастризм. Недаром после знакомства с исламом Пророк Мухаммад получил у них имя Сына Солнца (хyр? ф?рт) — так осетины называли его вплоть до конца XIX в. (2).

Однако В.И. Абаев, крупнейший иранист и осетиновед ХХ в. в своих работах, посвященных зороастризму, приходит к выводу, что зороастризм оказал слабое влияние на осетин-алан и их предшественников скифов. Главным аргументом в пользу этого тезиса Абаев выдвигает отсутствие в глубинных пластах осетинского языка наименований из пантеона зороастрийских божеств. Что же касается деловых контактов протоалан и зороастрийцев, то ученый не отрицает, что «Зороастр находился в несомненном контакте со скифами» (3).

А в связи с тем, что фамильное имя Зороастра Spitama не сохранилось ни в одном из живых иранских языков, кроме осетинского (в фамильном имени Sid?mon), В.И. Абаев выдвигает гипотезу «о возможности скифского происхождения рода Зороастра» (4).

Как бы то ни было, о влиянии древних иранских религий (в том числе и зороастризма) на историю Осетии, на обрядовую погребальную практику, сегодня рассказывают учителя в средних школах на уроках религиоведения (5).

Во время экспедиции в Республику Северная Осетия — Алания в июле 2001 г. автору удалось познакомиться с довольно многочисленной группой осетин, организовывающих добровольные поездки в Грузию и Азербайджан в поисках памятников зороастрийского прошлого. Эти люди считали себя последователями Зороастра. Причем, они не имели специальной религиоведческой подготовки, и в повседневной жизни оставались простыми рабочими. Они тратили все свое свободное время и средства для того, чтобы добраться в овеянные зороастрийскими преданиями районы и совершить там специальные ритуальные обряды.

В IV в. произошло первое знакомство осетин с христианством. Во второй половине VII в. положение христианской церкви на Кавказе было поколеблено в связи с арабскими завоевательными походами и принятием ислама частью населения Северо-восточного, Центрально-северного Кавказа и Закавказья. В дальнейшем осуществлялись неоднократные попытки возобновления православной миссии в Осетии-Алании. Однако в связи с новыми военными походами на Кавказ Чингисхана, Тамерлана и других завоевателей христианство среди осетин не смогло закрепиться основательно.

Начиная с XVIII века православное миссионерство осуществлялось в Осетии Грузией и Россией.

Ислам также воспринимался предками современных осетин неоднозначно. В первые века его распространения незначительная часть алан стала убежденными мусульманами. Некоторые принимали ислам под давлением обстоятельств или в политических целях. Для кого-то «религия арабов» была и вовсе неприемлема в силу того, что эти аланы входили в состав антиарабских политических союзов. В целом же можно предположить, что аланы с интересом отнеслись к новой религии и связанной с нею культурной традиции.

… В 2000-2001 гг. во время полевых исследований в Дигории (в том же Ирафском районе Северной Осетии), автор видел, что спустя 120 лет после описанных «Терским сборником» событий народная традиция мало изменилась. По-прежнему, население Дигории, в том числе и в мусульманской части, собирается на больших полянах на свои родовые кувды. И на больших деревьях, как и раньше, развешивают черепа жертвенных животных. На протяжении многих веков у осетин сохранялись культ святых мест и святых деревьев — дзуаров, кувaндaтa. Многие исследователи Кавказа писали о священных рощах у осетин (10). Одной из наиболее почитаемых священных рощ в Северной Осетии является роща св. Хетага, дань памяти которому сегодня отдается по всей республике.

Полевые исследования подтверждают, что вплоть до настоящего времени в Республике Северная Осетия — Алания сохраняется глубочайший пласт древних верований, который продолжает оказывать большое воздействие на осетин (в том числе на мусульман, равно как и на православных).

И христианство, и ислам в Северной Осетии динамично вплетаются в систему народных верований, дополняя ее. Обращение к домонотеистической традиции в Северной Осетии особенно усилилось в последние три-четыре года. Повсеместно восстанавливаются разрушенные святилища (Реком, Дзивгиш и др.), делаются попытки восстановить забытые ритуалы, древние моления проводятся в масштабе общереспубликанских или общерайонных праздников (например, День Св. Хетага; праздник «Задалесская Нана», проводимый в честь Матери, спасшей от полного уничтожения Тамерланом осетинских детей, спрятав их в районе Задалесска).

Осетия, конечно, не осталась в стороне от процесса модернизации ислама, но здесь он приобретает другие формы. Процессы, происходящие здесь, в какой-то мере можно сравнить с процессами в суннитских общинах Бадахшана, в какой-то — с тенденциями модернизации в исмаилитской общине. В начале XXI в. становится очевидным, что ислам в Осетии играет немалую роль. По всей Республике Северная Осетия — Алания существуют многочисленные осетинские (и неосетинские) мусульманские общины. Руководители добиваются для своих общин государственной регистрации, открытия мечетей, в разных формах ведут преподавание основ вероучения для детей и взрослых. Нельзя, однако, забывать о том, что, как и в других регионах Кавказа, христианство, ислам и традиционная культура в Осетии неразрывно связаны и их нельзя изучать вне исторического контекста. Источник http://lit.lib.ru/e/emelxjanowa_n_m/text_0060.shtml


 Мои предварительные выводы:

1. Связь между обычаями и верованиями скифов и осетинским фольклором и традициями выглядит крайне сомнительной.

2. Сама по себе осетинская культура действительно очень интересна и требует к себе внимания. В основном она сформировалась во времена Хазарского каганата из разнородных элементов.

3. Привлечение к изучению осетинской культуры скифских артефактов из Украины вносит только путаницу. В свою очередь объяснение скифских артефактов исходя из осетинского фольклора вообще не имеет никакого смысла. Особенно нелепо связывать со скифской религией Нартский эпос, который явно сложился у оседлого горного населения и никоим образом не относится к обычаям степных кочевников.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7