Белогорский район Крыма представляет собой некий туристический антипод Бахчисарайскому району. С одной стороны явное отставание (по крайней мере на сто лет) в развитии туристической инфраструктуры Белогорского района от Юго-западного Крыма. С другой стороны — невероятное богатство природных и исторических достопримечательностей и счастливая возможность осваивать их уже в современном стиле.
Однако, как говаривал старина Гегель: «Возможность не есть действительность».
Так что большинство примечательных объектов Белогорского района посетить можно лишь с помощью внедорожного автомобиля или горного велосипеда, а данные получить исключительно из Интернет.

Но я лично, вижу в этом только преимущества. Тем более, что многие туристические объекты Белогорского района интересны круглый год.
космический снимок: Белая скала - Вишенное, Белогорский район, КрымНастоящий узел природных и археологических достопримечательностей представляет из себя Ак-кая (Белая скала). Хорошо известен эффектный мощный обрыв этого массива, в геологических кругах — карьеры на плато Ак-кая, в кругах любителей вестернов — история киносъемок у Белой скалы, среди любителей истории каменного века — крупнейший в мире палеолитический комплекс Красного оврага. В саду у реки Карасу к западу от Белой скалы известен красивейший древний Суворовский дуб, связанный с торжественной церемонией клятвы на верность Российской империи аристократов Крымского ханства.
Менее известен, но очень красив так называемый Дисковидный грот с родником к северо-западу от Белой скалы, на полпути от Ак-кая к селу Вишенное.
Теперь к этим памятникам, представляющим идеальный по физическим и эмоциональным нагрузкам музей под открытым небом, прибавился еще открытый археологами город, претендующий на роль одной из столиц так называемых поздних скифов.

GPS координаты раскопок городища Вишенное/Ак-кая
45° 7’26.11″С
34°36’7.96″E

Новый позднескифский памятник
Во время полевого сезона 2008 г Крымской предгорной экспедицией Крымского Филиала ИА НАНУ под руководством заведующего отделом античной археологии КФ ИА НАНУ Зайцева Ю.П. в с. Вишенном Белогорского района в 70 км к северо-востоку от Симферополя были продолжены исследования скифской крепости Ак-кая/Вишенное. Ее возникновение относится к рубежу IV-III вв. до н.э., что делает этот памятник единственным в своем роде на территории Северного Причерноморья. Площадь,занимаемая крепостью, составляет 10 га (для сравнения — Неаполь Скифский -столица государственного объединения поздних скифов в Крыму — 14 га).

позднескифское городище Вишенное, Белогорский район, КрымНа юге и западе крепость была защищена обрывистыми скалами,а с севера и востока мощными крепостными стенами толщиной до 5 м. Были заложены 4 раскопа и таким образом за все время проведения исследований было выбрано 900 кв. м грунта. На самом северном участке был открыт участок основной оборонительной стены и протейхизма – передовая стена, предназначенная для защиты от стенобитных машин.. Следует отметить, что фрагментарность и разрушенность оборонительных сооружений обусловлена прокладкой силосной траншеи, проводившейся в 60-70-х гг. на этих землях колхозом. Еще ранее, в 20-х годах, камень отсюда выбирали под застройку.

позднескифское городище Вишенное, Белогорский район, КрымВ более позднее время в I в. до н.э. с внутренней стороны оборонительной стены был пристроен комплекс хозяйственных сооружений с большой землянкой, что свидетельствует о потере стеной своих оборонительных функций. На другом раскопе прослежена продолжающаяся восточная трасса оборонительной стены. Было выяснено,что крепость построена сразу на скальном основании, т.е до нее на этом месте не существовало поселения.

Так называемый «темный» III в. до. н.э., проблемная страничка в археологии Северного Причерноморья, хорошо прослежен на данном памятнике и представлен слоями пожаров, полов и находками херсонесских и синопских амфорных клейм.
мощные стены античной крепости у Белой Скалы (Ак-кая)Примерно к августовскому времени жизнь в крепости затухает,что подтверждается многочисленными зольными отложениями. Еще одним ярким событием под конец сезона стало открытие средневековой крепости, датируемой VIII-IX вв. н.э. До этого были известны крепости подобного рода лишь VII и X вв. Открыт небольшой участок оборонительной стены, состоящей из обработанных зубаткой облицовочных блоков, сложенных насухо, без раствора, что позволяет отнести ее к византийской строительной традиции.

По предположению Мыца В.Л. , директора КФ ИА НАНУ, на этом месте локализуется средневековая крепость Фуллы, упомянутая в письменных источниках возле т.н. «пещеры с источником». В пользу этого предположения может свидетельствовать располагающийся к востоку от крепости грот, в котором из стен до сих пор сочится вода, а в дождливый сезон с козырька стекает небольшой водопад.
Особо важными находками являются херсонесские клейма редких типов, одно из которых в самом Херсонесе было известно лишь по фрагменту (Епифаний, сын Теламона). На городище Ак-Кая их найдено уже два. Другое также представлено лишь в одном экземпляре среди херсонесских находок, а на данном памятнике в двух (ДАМОСИОН).

Благодарю за предоставленные
информацию и фотоснимки
Зайцева Ю.П.
По данному памятнику
был сделан доклад на совместной
украинско-румынской археологической конференции
проходившей в Симферополе в последних числах октября 2008 г.

Источник


  • На всякий случай. Пусть конечно «приоритет» предположения, что наличие «пещеры с источником» для Крыма является неким уникальным доводом в пользу локализации спорных исторических объектов, остается за  Мыцом. Все же он поважна людына и на должности.
  • Однако Фуллы по значительно большему объему сведений локализуются на месте нынешнего городка Старый Крым. Любознательных посетителей нашего сайта (и особенно тех, кто еще не подсел на поважной должности и не может себе по этому поводу позволить ронять «веские» предположения) приглашаем на отдельную ветку нашего форума город Фуллы — Солхат (Крым) и земли охоциров
  • Ну и чтобы сразу застолбить свой приоритет в предположениях — перезахоронение в одной костнице 80 знатных воинов в городище Вишенное имеет тот же магический ритуальный смысл, что и захоронение 72 знатных воинов поверх саркофагов царя и царицы в Неаполе Скифском: сакральное единство Страны 40 земель Кырк Эль. Подробнее эту версию можно обсудить на ветке нашего форума Скифские Новгороды (Мушаш, Неаполь) столицы страны 40 замков

Древнее городище скифов у скалы Ак-Кая в предгорье Крыма

В наши дни на окраине села Вишенное Белогорского района Крыма, вблизи знаменитой Ак-Каи — Белой Скалы было найдено загадочное городище.

Впервые Ак-Кая была обследована в 1924 году крымским краеведом А.П. Булавенко. Позднее его коллеги краеведы и археологи не раз осматривали древний памятник, отмечая при этом, что он может представлять интерес для науки. Но дальше разговоров дело не шло.

Большинство открытий в археологии совершаются не археологами, а любителями. И обнаруженный объект у Ак-Каи — не исключение. Местные жители давно нашли древние руины в степи в окрестностях Белой скалы, и даже стали разбирать их на стройматериалы для коровников и сараев. Ученые мужи тем временем терялись в догадках, размышляя, где могли жить скифские цари, похороненные в знаменитых «царских курганах», расположенных выше обрывов Белой Скалы.

Экспедиция Крымского филиала Института археологии НАН Украины несколько лет работала в районе этого некрополя, который является одним из самых крупнейших в Евразии. Ученые исследовали окрестности курганов Беш-Оба. В 2006 году к своим исследованиям здесь приступил крымский археолог Юрий Зайцев, заведующий отделом греко-варварской археологии и руководитель раскопок Неаполя Скифского. Он и обратил внимание на околицу села Вишенное, где местные жители брали для своих построек камень. Считалось, что вершина скалы, живописно нависающая над бывшим сельским садом, скрывает нечто большое — не то здание, не то стену.

В первый же год Зайцев открыл, что весь северный отрог скалы-останца занимает древняя крепость площадью 10 гектаров. Стены крепости, имеющие 2 метра и ширину 5 метров, сохранились необычайно хорошо. По наблюдениям, сделанным ученым, крепость была построена в конце IV — начале III века до н.э. Разведочные раскопки вывели археологов на очень интересный античный слой, в котором были открыты башни и стены, помещения и святилища, а также слои пожаров.

По результатам сравнений планов раскопок с аэрофотосъемкой и съемкой из космоса решили, что найден большой город с крепостью, существовавший на два столетия раньше, чем Неаполь Скифский. «Необычные размеры крепости, мощь и характер оборонительных сооружений, расположение неподалеку от Белой скалы групп «царских» скифских курганов, — все это говорит о том, что крепость Ак-Кая обладала столичным, царским статусом. Не исключено, что в середине II века до н.э. столица переместилась в Неаполь Скифский — уж больно много характерных совпадений у этих двух памятников«, — считает Ю. Зайцев.

Определить датировку помогла греческая керамика, которая обнаружена в большом количестве в жилых кварталах. На свои гончарные изделия древние мастера ставили именные клейма. По ним можно определить период изготовления этих амфор и кувшинов. В случае данных находок, это середина III века до н.э.

Ученым удалось найти и некрополь, в котором хоронили жителей города, не принадлежавших к знати. При этом исследователи столкнулись и с загадочным случаем костницы, когда захоронения были сделаны на стороне, а кости 80 воинов были принесены и выложены в склепе. Речь, скорее всего, идет о специальном обряде захоронения, когда покойники изначально находились в разных местах, а потом были перенесены в один склеп.
Травмы на останках нескольких людей свидетельствуют о том, что они погибли в сражениях. А раскопанные стены говорят о пожарах. В городе за первые 150 лет существования было более шести тотальных пожаров, в которых выгорало все.

Это открытие стало главной сенсацией археологического сезона раскопок в Крыму и обещает дать уникальный материал для изучения истории кочевых народов Северного Причерноморья.

На исследование памятника археологии уйдет еще не один год. Но уже сейчас ученые говорят, что в черноморском регионе это самое значительное археологическое открытие XXI века.

Уже сегодня любой желающий может полюбоваться видами на отдельные раскопанные участки крепости — зрелище это действительно впечатляющее. А через несколько лет интенсивных раскопок здесь можно будет увидеть комплекс, по масштабам не уступающий многим известным античным памятникам Крыма. Например, тот же Неаполь Скифский всего в два раза больше. А само городище в Белогорском районе намного больше уже известных раскопок скифских поселений в Крыму.

Вероятно, интересно узнать, как же называлась эта древнейшая столица скифов. К сожалению, история не донесла до наших дней ее названия. В числе скифских городов, которые упоминаются древнегреческими авторами, на Крымском полуострове значатся четыре — Неаполь, Хабеи, Палакий и Напит. С ними современные археологи отожествляют соответственно Керменчикское, Кермен-кырское, Булганакское и Усть-Альминское городища. Но с полной уверенностью отожествить какое-либо из поселений с одним из названий не представляется возможным. Были высказаны разные гипотезы, но ни одному автору не удалось найти решающие аргументы. Вполне возможно, что какое-то из упомянутых названий носил и скифский город, располагавшийся у подножия Белой Скалы.

Кстати, старое название Вишенного — Мушаш. В дословном переводе с северокавказских языков это слово означает «одинаковый, аналогичный«. Как известно, скифы тоже говорили на иранских наречиях, и даже сейчас осетины, которые по языку являются индоевропейцами, считают их за одних из своих предков. Уж не от скифской старины осталось в предгорье Крыма это слово? Хотя само селение основано в 1877 году, и было здесь имение Мушаш Феодосийского уезда. Имеются сведения о том, что это было имение с одним из самых крупных крымских садов, с доходом в десятки тысяч рублей. Владел Мушашем Василий Иванович Фурсенко (1842-1909), прадедушка нынешнего российского министра образования А. Фурсенко.

Разумеется, Мушаш в качестве названия древнейшей скифской столицы — только гипотеза. И сколько еще предположений вызовут новые раскопки на околице Вишенного! Ведь не раскопано многое, и здесь многое зависит от финансирования. По информации археологов, исследования ведутся за весьма скромные деньги Института археологии, а государство не выделяет на это ни копейки. И еще — ученые очень благодарят за помощь всех, работающих на раскопках «за спасибо». Слава Богу, что такие люди еще находятся.

Солнце то и дело пряталось за тучи, лениво тянущиеся по загривку Белой Скалы. Тени бросались на вырытые траншеи раскопов, обнажающих каменную кладку, возраст которой насчитывает почти две с половиной тысячи лет. Ветерок шелестел редкой уже листвой на кусте боярышника, выросшего прямо из ямки в скальном грунте. Где-то на полуметровой глубине от подошв моих ботинок лежит город. Древняя, самая старая столица скифского племени, названного Геродотом «царским». Там, в земле, наверное, спрятаны многие ответы на вопросы древней истории Крымского полуострова. И лежит, вероятно, еще много интересного и загадочного.

На снимках: раскопки городища; на верху этой скалы — городище скифов. Фото автора.

По материалам Сергея Степного
bospor.com.ua


Приложение

Белогорские куэсты

За мной, любознательный читатель! Я покажу тебе такие места, о которых ты даже не догадывался. Хотя, наверняка, и проезжал мимо, если ехал из Белогорска в Нижнегорский или Советский. Просто смотрел направо, на великолепие стометрового обрыва Ак-Каи, то есть Белой Скалы. А вот взгляни налево — там ряд каких-то скалистых гряд. Это и есть куэсты (с испанского — косогор) Чучумай, Джиркуба и Малая и Большая Сары-Кая. Вперёд, на запад!

Рыжие скалы у Вишенного к северу от Белогорска, КрымМестные жители Вишенного и Мироновки называют эти скалы просто Рыжими. Путаница с ними есть и на топографических картах: самые высокие и примечательные возвышенности там названы Сарак-Кая. Это скорее всего ошибка, неправильно понятое написание исконного названия Сары-Кая. Ну не увидел топограф буквы «ы» и разделил на две другие! В отчётах же археологов отмечается точное название. Если говорить о переводах, то из всех трёх названий удачно можно с тюркского перевести лишь Сары-Кая: «жёлтая скала». Из какого языка дошли до нас названия Чучумай и Джиркуба, увы, неясно.

Как неясно, впрочем, многое на этих куэстах. Вроде скалы как скалы, косогоры как косогоры — часть Внешней гряды Крымских гор. Курганы по верховьям, гроты и небольшие пещерки — вдоль известковых поясов. Виды здесь завораживающие — хоть на горы смотри, хоть на степь севернее. Кругом много окаменелостей — нуммулитов, каких-то раковин, причудливых ракушек, ставших крепким известняком. Берёшь в руку такую ракушку, холодную от окаменения, а ей сто шестьдесят миллионов лет! И в ней теплилась древнейшая жизнь, ведь когда-то эта местность была дном неглубокого тёплого моря.

Но самое интересное сокрыто от невнимательных глаз. Это — резные наскальные рисунки. Несколько лет назад их даже изучали российские археологи, но какие выводы были сделаны, неизвестно. А пока можно полюбоваться на стремительно несущихся куда-то в сторону Белой Скалы коней, оленей, каких-то других зверей — не то волков, не то собак. Есть изображения и всадников в островерхих скифских колпаках. Кто высек на скале рисунки — эти ли скифы или ещё кто — тайна. На склонах куэст полно мелких обломков керамики — и кочевнической, и оседлых народов. Можно тут же почитать и более «исторические» надписи — дореволюционные, ещё с ятями, послевоенные автографы наподобие «Ося и Киса были здесь». Кстати, именно из-за боязни уничтожения первобытных рисунков и не привожу точного их местонахождения: кто захочет — приходи, внимательнее смотри и найдёшь!

А ещё незримой тайной Сары-Каи стали археологические артефакты. И связаны они с так называемой аккайской культурой среднего каменного века. Это — период существования тут, в белогорских долинах, неандертальцев. Судя по большому количеству мустьерских стоянок — почти сорок — аккайская культура была господствующей на Крымском полуострове в то далёкое время. Её носители занимались охотой на крупных животных, главным образом на мамонтов. Такой кусок мяса мог дольше прокормить первобытное стадо людей, а следовательно, давал возможность выжить.

Массив Ак-Кая и ближайшие куэсты оказались средоточием основных памятников этой культуры. Объяснить это можно исключительно благоприятными природными условиями местности. Для аккайцев они заключались в близких и богатых месторождениях кремневого сырья, удобных естественных жилищах-гротах и навесах, расположенных на границах предгорья и степи, где паслись стада травоядных животных. Из этих жилищ хорошо просматривалась местность, что давало возможность своевременно обнаружить и выследить добычу.

В аккайской культуре археологам удалось наметить хозяйственно-экономический профиль стоянок. Их анализ показал, что существовали долговременные и кратковременные базовые стоянки (таких больше в Красной Балке за Белой Скалой), кратковременные охотничьи убежища и целый охотничий лагерь под открытым небом — как раз под горой Малая Сары-Кая.

Есть в этом районе и свой, крымский Олдувай. Напомню, что в африканском ущелье с таким названием археологи нашли останки древнейших людей на планете. Конечно, питекантропов в ущелье севернее Джиркубы не найти, но вот один из древнейших «хомо» — неандерталец — тут несомненно жил. Спустимся со скалистых склонов в самую глубь крымской куэсты. Там, ниже, — множество так называемых «эоловых арф» — камней с отверстиями или сквозных гротиков. Когда дует ветер, то слышен очень интересный звук: поют камни.

А вот Джиркуба ещё и «смотрит» на восток и на запад: огромные тенистые гроты в скальной породе, как парные глаза, взирают на окружающий мир. А за этой «зрячей» горой есть ещё одно таинственное место.

Как называется этот огромный грот, выяснить не удалось. В кадастре пещер Крыма под названием Сары-Кая значатся аж десять полостей, с 470-1 по 470-10. Раньше было принято давать названия по ближайшему населённому пункту, причём использовались его старые, довоенные наименования. В нашем случае это село Мироновка, по-довоенному Карабай. Может, так назвать пещеру? А то можно и посовременнее, Змеиная, по обилию тут маленьких шустрых змеек, или Конопляная, по зарослям дикой конопли. Вот написал, и, верно, придёт сюда кто-то. Хотелось бы, чтобы не за «ганджубасом» и не с лопатой «чёрного» археолога.

А то, что последние покопались на Сары-Кая и в её окрестностях, — несомненно. Забираюсь на один курган в самой верхней точке куэсты — хлоп, чуть не падаю в яму. Глубокий раскоп, стратиграфию насыпи — хоть на археологическую выставку. Иду на следующий — та же картина, только глубже выкопанная яма, а вокруг полно бутылок из-под водки. Копали вручную, камни выбирали и выкидывали и «грелись», конечно. Скорее всего, что-то нашли: в одном месте увидел фрагменты жёлтых костей скелета и типичную засыпку самого погребения. Ни кусочка керамики, ни следа склепа, всё украдено. Больно…

Вот и случилось покидать такие притягательные белогорские куэсты с горечью в душе. Лишь только прекрасный пейзаж восточнее мирил с нашим временем — белоснежный массив Ак-Каи, курганы на горизонте, поля с беловатой пашней, сосновые леса у Белогорска. И почему-то подумалось: хотя Сары-Кая и выше Белой Скалы, как-никак 337 метров над уровнем моря против 270-ти, но это не так заметно. Обрыв меньше, метров до пятидесяти, да и дальше от оживлённых дорог. Но первооткрыватель Белой Скалы Владимир Григорьевич Килесса недавно мне сказал: «Ак-Каю тоже знали давно, но вот как-то не особенно посещали — пришлось писать книгу о ней». Вот написал и я — о других куэстах, соседних. И уже не боюсь за их судьбу. Кто хотел ей зла, тот уже сделал это зло. Надеюсь, что у путешественников не поднимется рука на наскальные рисунки или «эоловы арфы» на склонах известковых обрывов. У скал тоже есть глаза.

В конце концов они тут стоят сотни миллионов лет, а мы — лишь песчинка на их склонах, пламенеющих кострами осенней скумпии, и время летит над ними спугнутым зайцем — вниз по косогору. Что скалам время?

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

очень романтично. На всякий случай: «что скалам время» (и по поводу «они тут стоят сотни миллионов лет») часть моей экскурсии Как быстро разрушаются скалы