я сделал этот перевод давно, но публикую его сейчас заново по причине возросшего опять внимания западной прессы к Украине и Крыму. Я получаю письма от западных моих знакомых по поводу выборов и политики.
Надо сказать, что по-прежнему уровень западной журналистики остается крайне низким, а пресловутая западная «объективность» обычно сводится только к смеси журналистского самомнения, заблуждений в истории и географии и привычки к евроцентристкой модели «общения» в целом.
Французская «Фигаро» — одна из самых старейших и авторитетных СМИ западного мира с высокооплачиваемыми журналистами и огромными финансовыми возможностями.
Каждый сам может судить по тексту статьи об уровне образования лучших французских журналистов.
Я могу уже только на основе этой статьи утверждать, что так называемая «западная помощь в гуманитарных вопросах» в части привлечения западных экспертов с научными степенями и многолетним опытом работы, как правило сводится к навязыванию тривиальных идей, которые никогда не работали и не будут работать в наших условиях.
Западные эксперты отличаются, как правило, полным нежеланием вникнуть в наши реальности, очень слабым знанием мировой истории в целом и нашей истории и географии.
Особенно скверная ситуация создается, когда западная помощь идет по линии «решения» наших межнациональных вопросов, что хорошо иллюстрирует статья из «Ле Фигаро»

Газета «Фигаро», N 18759 суббота 27 ноября 2004, стр. 44-47

Гудбай Сталин, хэлло Путин

Оливье Мишель

Перевод с французского: Игорь Русанов

В то время как противоборствующие украинские партии неистово оспаривают результаты президентских выборов, наши репортеры отправились в Крым измерять там русское влияние. Мы путешествовали от Севастополя до Ялты по региону все более и более стратегическому для Украины.

На Украине президентские выборы прошли в стиле вооруженного ограбления. Дело не столько в нарушениях, разоблаченных европейскими и американскими наблюдателями, но в явной конфискации политической независимости страны одним из кандидатов, поддержанным Путиным. Действительно, у обоих политических деятелей, которые хотели сменить уходящего президента Леонида Кучму, есть два видения будущего, радикально противоположные. С одной стороны, Виктор Ющенко в возрасте 50 лет, экономист по образованию и бывший Премьер-министр, представляет запад страны, националист, украиноязычный и очень расположенный к Европе. Он утверждает, что выиграл выборы (согласно предварительному опросу общественного мнения — 54 % голосов). С другой стороны, Виктор Янукович, родившийся в 1950 в рабочей семье Донбасса и бывший губернатор богатой промышленной Донецкой области, символизирует Украину восточную, русскоговорящую и очень близкую к президенту Путину. Этот последний, в ходе визита в Бразилию во время объявления результатов (49,42 % для Януковича и 46,69 % для Ющенко), спешил поздравить «своего» кандидата.

Цели оправдывают средства, и среди целей — автономная Республика Крым, которая принадлежит Украине. Регион, русскоговорящий на 65 %*, рассматривается как часть Российской империи. Ялта была всегда курортом белых или красных царей, а Севастополь — сверхважный порт Черноморского флота, теперь советский экс-флот разделен между Россией (82 %) и Украиной (18 %)! На Майдане украинцам приходится буквально сражаться, чтобы доказать свое существование как народа. Крым становится еще более стратегическим чем когда-либо. Если здесь забыли наконец Ленина и Сталина, то только для того, чтобы броситься в руки Путина к великому разочарованию американцев и Запада.

Спустя шестьдесят лет после Ялтинской конференции некоторые спрашивают друг друга, не разразится ли вновь именно в Крыму холодная война. Мы отправились на поезде в поисках этой республики на полуострове, предмета всех притязаний.

Восхищая бархатом своего климата, Крым дал народу три легендарных города, построенных разными отцами, аристократами или разночинцами, слабыми или деспотами, но влюбленными в единственную мать: кавказцы и Левант, Оттоманская Порта и кушаны**. Ялта сохранила стиль роскоши, Севастополь героизм, а Бахчисарай, бывшая татарская*** столица, достаточно величия, чтобы напоминать о несправедливости, сделанной своим сынам. И как будто для того, чтобы соединить все взгляды, словно три сестры, которые привлекли Чехова, сейчас отмечают три исторически важных события: 150 лет Крымской войны, 60 лет Ялтинской конференции и 60 лет депортации полумиллиона татар.

Ялта, Севастополь и Бахчисарай теперь не коммунистические, но и не ностальгические. Ялта медленно оккупируется нуворишами, и Севастополь, кажется, утратил свою воинственность. Герой двух кровавых блокад, обстрелянный английскими, турецкими, французскими и нацистскими батареями, он не сумел видимо остановить вторжение MCDONALD’ S, вооруженного так, чтобы распространять тысячи гамбургеров в центре города.

Вышки пропускных пунктов ржавеют на подступах к Севастополю, который был портом русского Черноморского флота двести двадцать лет, а теперь уже восемь лет это открытый город. До 1996 года иностранцы туда въезжали утром, снабженные удостоверением, и покидали его вечером в сопровождении местной аристократии: советских адмиралов, увешанных медалями, само бряцание которых заставляло дрожать свободный мир. База 14-ого дивизиона наступательных атомных подводных лодок до 2003 скрывалась в подземельях в центре Балаклавской бухты, отныне рассекреченной. Теперь здесь развивается приморский курортный комплекс для миллиардеров.

Севастополь легко доступен. Прибытие на поезде не представляет никакой проблемы. Вдоль путей громоздятся вышки, которые превращали город в крепость, их опоры ржавеют, двери хлопают на ветру, и километры колючей проволоки разрушаются, подточенные солью. Проводница этому не уделяет никакого внимания, предпочитая отвлечь наши взгляды последний раз до выхода на вокзал на свою слишком короткую юбку.

На набережной, однако, мы поддаемся магическому очарованию. Счастливы что прибыли. Но куда? Что же такое Крым? Регион? Республика? В России? На Украине? «Крым был особым регионом в Советском Союзе, прежде чем стать автономной республикой Украины, — объясняет нам водитель такси, бывший специалист, жертва падения коммунизма и подъема капитализма. — Но это и теперь еще особая зона, так как русский и украинский военные флоты базируются рядом. Крым меньше, чем Бельгия, Албания и Гаити, но больше, чем Израиль, Ливан, Сальвадор или Ямайка. 27 000 квадратных километров земли по отношению к 423 000 квадратным километрам Черного моря.»****

Страницы: 1 2