жрица в остроконечной шапке, курган Пазырык, АлтайК сожалению, фразу Геродота о скифах, которые «шапку острой носят» обычно трактуют в смысле башлыка, традиционного теплого головного убора многих кавказских народов и русских казаков. Башлык также известен по изображениям крымских армян и, вероятно, был обычен для крымских аланов и крымских черкезов. Но о башлыке, наверное, надо будет сделать отдельный обзор. Пока ограничимся тем, что треугольный головной убор типа башлык характерен для европейских скифов и их потомков. Само слово башлык означает буквально «головной», а иранский корень баш (голова) утвердился как в русском «башка», так и во многих тюркских языках.
Остроконечные шапки — это особый древний опознавательный знак среднеазиатских скифов. Как именно выглядели шапки с острым навершием стало ясно только из находок в курганах на Алтае, в долине Пазырык.

Среди прочих причин укоренившегося шаблона, что «остроконечная шапка» это башлык, а европейские скифы это «скифы в остроконечных шапках» чрезвычайно популярный и вполне захватывающая книга «Скифы в остроконечных шапках». Автор  Фингарет Самуэлла Иосифовна.

  • Выпытать  злое  имя  не удалось. А как прогнать зло, если не знаешь, каким именем оно зовется? Без
    имени нет на него управы.
         «Пусть кость, вырванную из пасти черной собаки, сожгут и  развеют  по
    ветру», — пошептавшись, сказали гадатели.
         Сказанное было исполнено, и снова без проку.
         Всю ночь Савлий метался, хрипел  и  хватал  сам  себя  за  горло.  На
    рассвете стан огласился криками.  Кричали  и  плакали  так,  что  пасшийся
    неподалеку табун царских коней в страхе умчался в степь.
         — Умер! Оу-о! Умер! — вопили женщины.
         Мужчины стали готовится к кочеванию.
         Те же знахари, что варили отвары и растирали  коренья,  вскрыли  тело
    умершего.  Бормоча  заклинания,  они  удалили  все  внутренности,   взамен
    положили сухие травы и  пахучие  смолы,  в  кожу  лица  втерли  прозрачный
    пчелиный воск.
         Теперь, не страшась  разрушений,  Савлий,  сын  Груна,  внук  Лика  и
    правнук Спаргапейя мог  отправится  в  сорокадневный  переход.  Предстояло
    объехать все  стойбища  и  кочевья,  раскинувшиеся  на  пути  к  Борисфену
    [Борисфен — древнее название Днепра]. Сорок дней — это почти полторы луны,
    время долгое. Надо его пережить.
         Спешите,  скифы,  увидеть  царя!  Спешите  пройти  с  ним   последнее
    кочевание.

Из этого текста следует, что Самуэлла Иосифовна Фингарет не очень внимательно прочла книгу «История Геродота», но зато (во всяком случае в Интернет) забила копиями своего произведения все исторические работы античного и нового времени.

В этом обзоре мы дадим ссылки на несколько сайтов, из которых ясна разница между европейскими и азиатскими скифами, и в то же время политическое и культурное единство скифского мира. При этом, нет смысла настаивать на том, что все разнообразие племен, оставивших нам артефакты «скифского звериного стиля» говорили на восточно-иранских языках.


скифы в остроконечных шапках, реконструкция одеждыИл. 3 Головные уборы скифского времени:
1 — войлочный колпак из погребения женщины, Ак-Алаха-3, курган 1;
2 — женский головной убор-парик (реконструкция). Ак-Алаха-3, курган 1 (по Н. В. Полосьмак);
3 — фигура женщины на золотой бляхе с изображением «всадников под деревом» (по М. П. Грязнову);
4 — женский головной убор, Пазырык, курган 5 (по М. П. Грязнову»:
5 — сакский воин с персепольского рельефа;
6 — Скунха, вождь саков. Прорисовка по фотографии с рельефа Бехистунской скалы (по М. М. Дьяконову)


… Особенное внимание Дария привлекали страны, расположенные к северу от Ирана. Возможно, что ещё Кир вёл борьбу с северо-восточными племенами, воевал с бактрийцами и саками, и, наконец, погиб во время упорной войны с массагетскими племенами Средней Азии где-то в районе реки Яксарта (Сыр-Дарьи). Во всяком случае, некоторые области, населённые саками, были завоёваны персами ещё до воцарения Дария I. А в перечне областей, входивших в состав Персидского государства при Дарий I, упоминаются Хорезм, Бактрия, Согдиана и несколько племён саков. Для того чтобы окончательно укрепить власть Персии в областях Средней Азии, населённых саками, Дарий I совершил, очевидно, уже в 517 г. до н. э. большой поход против саков, описанный им в последней части Бехистунской надписи в следующих словах: «Говорит Дарий царь: вместе с войском саков я пошёл к стране саков, которая за морем, эта шапку острой носит. Затем я корабельный мост близко к морю восстановил на его месте. От этого корабельного моста прошёл в страну, и я саков сильно разбил, одну часть я схватил, другая часть была приведена ко мне связанной и их первого, наибольшего из них, Скунха по имени, его они захватили и привели ко мне. Там другого наибольшим сделал я, как моя воля была. Затем страна моей стала». Можно предполагать, что во время этого похода против саков Дарий достиг нижнего междуречья рек Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, а также области, населённой племенем апасиаков, Хотя Дарию и удалось одержать несколько побед над племенами саков и даже взять в плен одного из их вождей, Скунху, изображение которого впоследствии было добавлено к изображениям самозванцев на Бехистунской скале, всё же Дарию не удалось полностью подчинить себе племена среднеазиатских саков. Именно поэтому Дарий I предпринял грандиозный поход против европейских скифов, живших в областях южного Причерноморья (около 512 г. до н. э.). Дарий, очевидно, предполагал, покорив европейских скифов, продвинуться далее на восток и ударить в тыл массагетским племенам, чтобы окончательно подчинить своей власти сакские племена Средней Азии, всегда оказывавшие упорное сопротивление персидским завоевателям. Однако этот план не удался Дарию. Персидские войска, углубившись в территорию, занятую европейскими скифами, чрезмерно растянули свои коммуникации и оторвались от своих баз. После ряда неудач Дарий был принуждён отвести назад персидские войска и тем открыто признать свою неудачу.

Подробнее: Внешняя политика Дария I. История Востока


Древнейшие народы Средней Азии — исторические предки узбекского народа.

Этногенез узбекского народа- одна из сложных и актуальных проблем исторической науки. Эта проблема привлекала и привлекает внимание многих ученых-историков, археологов, этнографов, антропологов, лингвистов и представителей других смежных наук, создавших ряд ценных работ по этнической истории узбекского народа, который относится к числу древнейших народов Средней Азии и включает в себя несколько этнических пластов.

Проблема этногенеза узбекского народа впервые была поставлена на научную основу в 40-х. гг. XXв. В русской и зарубежной литературе предшествующего периода господствовала точка зрения, согласно который историю узбекского народа следует начинать с XV-XVI вв., когда в Средней Азии появились племена завоевателей, носивших название «узбеки». Начало принципиально новому пониманию было положено А.Ю. Якубовским. Он пришел к заключению, что завоеватели-узбеки растворились в местном тюркском населении Мавераннахра: «..кочевники застали если не на всей территории современного Узбекистана, то во всяком случае на огромной ее части густое тюркоязычное, т.е. тюркское и тюркизированное население, которое долго жило здесь культурной жизнью и складывалось в процесс слияния с другими более древними народами, жившими здесь со времен глубокой древности. Кочевники — узбеки вошли в тюркоязычное население как последнее слагаемое, передав ему свое имя».

Таким образом, этническая история узбекского народа восходит к древнейшим временам и насчитывает тысячелетия. Кто же являлся древними предками узбеков и составлял первый этнический пласт в процессе их формирования? Наиболее ранние сведения о народонаселении земледельческих оазисов и степей Средней Азии в древнейший период содержатся в «Авесте», древнеиранских, индийских источниках, трудах древнегреческих, римских, китайских историков.

По сообщениям древнегреческих историков, все кочевые народы, и обитавшие где-то в «глубинной Азии» и те из них, с которыми им пришлось столкнуться в Европе, назывались общим собирательным именем «скифы». Из свидетельств отдельных греческих авторов явствует, что скифы, живущие в разных частях территории, простиравшейся до пределов Алтая, именовались по разному и говорили на разных языках. В частности, и Страбон ( начало I в.н.э.) и Арриан (IIв н.э.) говорят «об общем имени скифов, хотя каждый из тех народов имеет свое собственное имя», причем, по словам римского историка Помпея Трога (Iв до н.э.), их «всегда считали древнейшим племенем, и о древности они спорили с египтянами».

Основными скифскими племенами являлись, по Страбону и Арриану даи (лат.- дахи), которые жили за Каспийским морем, а затем «те, которые жили дальше от них на восток, — массагеты и саки». О принадлежности саков и массагетов к скифам имеются указания и у Диодора Сицилийского (Iв. до н.э.). Оседло-земледельческое население в древнегреческих источниках называлось обычно по имени местности: хорезмийцы, согдийцы, бактрийцы, жители Маргианы и т.д. Скифы и остальные народности говорили на языках иранской группы, относящихся в основном к восточной ее ветви.

В персидских источниках (ахеменидских клинописных надписях VIв. до н.э.) термин «скиф» не применяется: персы называли обитавшие в Средней Азии народы «саками» (что было отмечено Плинием в I в. н.э.)и различали три сакских народа (племенные группы). Позже у Ксеркса (Vв до н.э.) появляется четвертое имя -дага, тождественное с племенем даи (греческое) и дахи (латинское). В триумфальных наскальных надписях, на мемориальных и погребальных плитах царей ахеменидского Ирана в Бехистуне, Накши-и-Рустеме и в Персеполе перечисляются различные народы Средней Азии, среди которых хорезмийцы, согдийцы, бактрийцы, жители Маргианы (маруш) и др., так же как в греческих источниках, упоминаются особо и называются по имени страны или оазиса.

И греческие, и персидские источники, однако, не проводили грани между народностями оазисов и племенами степей. Иногда они подчеркивают обратное. Например, Страбон говорит о том, что хорезмийцы входят «в состав массагетов и саков» и что «в древности согдийцы и бактрийцы мало отличались от номадов по образу жизни и нравам». Судя по изображениям хорезмийцев, согдийцев и бактрийцев на ахеменидских рельефах (VI в до н.э.), эти народы почти не отличались по одежде, головным уборам и вооружению от представителей сакских племен, также изображенных на рельефах.

Экономико- географические и этнографические карты Средней Азии, и в том числе территории Узбекистана, около середины I тысячелетия до н.э. представляются в следующем виде: области Гиркании, Парфии, Маргианы, Арии, Бактрианы, Хорезма,Согда составляют соответственно оазисы рек Атрека, Гургена, Мургаба, Герируда, Кундуза, низовьев Амударьи, Зеравшана. Они были заселены и полуоседлыми народностями, и племенами земледельцев, уже широко пользовавшимися искусственным орошением. К этой группе может быть отнесен и Ферганский оазис. Название это отражено в имени упоминаемого греческими авторами народа париканиев. В степях, прилегающих к оазисам, жили полукочевые и кочевые племена, этнографически и лингвистически близко родственные обитателям оазисах, от которых они лишь недавно начали обособляться.

Наряду с древнеперсидскими и греко-римскими источниками, сведения об этническом составе населения Средней Азии содержит «Авеста»- священная книга зороастризма (VII-VI вв до н.э.), где народы, живущие в Средней Азии называются именами «шака», «тата», и «даха», а кочевые скотоводческие племена упоминаются как «туры», и территория, на которой они обитали «Тураном». В индийском эпосе «Махабхарата», китайской «Истории Старшего дома Хань» (I в до н.э.) сообщается о саксах, которые первоначально якобы занимали территорию в западной части Восточного Туркестана, жили на Памире и по Тянь-Шаню; откуда расселили до озера Балхаш и низовьев р. Чу, заняв часть Ферганы и древнего Чача.

Что же представлял собой каждый из перечисленных выше народов, живших на территории Средней Азии, в том числе современного Узбекистана?

Начнем с племени, которое у Страбона и Арриана называются «дам», а у Ксеркса- «дача» а в «Авесте»- «Даха». Судя по сообщениям греческих историков, они жили преимущественно к востоку от Каспийского моря (Южный Туркменистан).

Племена, обитавшие к востоку от даев, названы Страбоном «массагетами» и заселяли всю закаспийскую равнину. По словам Геродата (Vв. До н.э.), они занимали «значительную часть обширной равнины» в Северных Каракумах и низовьях Амударьи, возможно, до низовьев Сырдарьи. Массагеты представляли собой крупный союз племен VII-VI вв. до н.э., разнородных в этнических и социально- экономическом отношениях, поэтому имя «массагеты», как и «скифы», носит собирательный характер. В целом их этническая природа неясна.

Попытки пролить свет на этот сложный вопрос можно увидеть в различных толкованиях самого названия «массагеты», существующих в исторической науке. Согласно одной точке зрения, «массагеты» («мазагета») означает «великие геты» и на этом основании делается вывод о принадлежности основной массы их к фрако-киммерийским племенам (этническое имя «геты», как и «даки» было широко распространено на западе области их расселения- Северо-Восток Балканского полуострова, Северо-Запад Малой Азии, Северное Причерноморье). По другой гипотезе, слово «массагеты» состоит из «мас» + «сака» + «та», т.е. «большая сакская орда», что служит для утверждения о вхождении в массагетский племенной союз ряда собственно-сакских племен. Это толкование подтвердило бы высказывание Страбона, в котором он эти два этнических термина-массагеты и саки- всегда ставит рядом.

Геродот в «Истории» пишет о массагетах к о племени «многочисленном» и «воинственном», что «сражаются они верхом на лошадях и пешие, знают оба способа войны; сражаются луками и копьями, вооружены обыкновенно и секирами. Все предметы у них из золота и меди; все, что требуется для копий, стрел и секир, приготовляется из меди; головные уборы, пояса и перевязи украшаются золотом. Грудные панцири для лошадей они делают из меди, а уздечки, удила и бляхи для сбруи- из золота. Железа и серебра они вовсе не употребляют, потому что этих металлов нет в их стране, тогда как золото и медь в изобилии». Поскольку, по сообщению Страбона «в состав массагетов и саков входят атасии и хоразмии», к ним, следовательно также можно отнести приведенное свидетельство Гродота.

После Страбона и Арриана массагеты больше не упоминаются: по-видимому, образованный ими крупный пламенный союз распался (причем восточные массагеты стали одними из древних предков современных туркмен).

В греческих и других источниках упоминаются также саки, причисляемые греками к скифским племенам. Согласно Страбону, они жили к востоку от массагетов. В трудах греко-римских авторов Полибия (III в. до н.э.), Плиния (I в н.э.), Птолемея (I-IIв.в. н.э.) содержится большое количество имен отдельных сакских и массагетских племен, локализация которых в течение ряда десятилетий была предметом длительных дискусий. За последние годы, благодаря новым археологическим материалам, территория обитания многих их этих племен достаточно определилась. В частности, и лингвистическими, и археологическими данными подтверждаются сообщения Птолемея о расселении саков в Фергане и древнем Чаче, совпадающие со сведениями, содержащимися в индийских и китайских источниках.

В надписи на гробнице персидского царя Дария I, высеченной в ущелье Накше-и-Рустем, около Персеполя упоминаются три племенные группы саков, о расселении которых высказывались различные точки зрения:
«Сака- хаумварака»- отождествляемые исследователями со «скифами-амюргиями» Геродота, «амюргиями» Геланика (Vв. до н.э.). «скифами царя омарга» Ктесия Книдского (младшего современника Герота) и cакараваками более поздних авторов.

Одни авторы считают, что сака-хаумварака жили на р. Мургаб, другие-на Памире (Р. Герман, А.Н. Берништам) или частично на Памире и в Фергане (К.В. Тревер) и отождествляют их с народом «парикании» (Геродот, Плиний). Существует точка зрения, согласно которой сака-хаумварака составляли основу хорезмийско-массагетской военной конфедерации племен, занимавшей Каракумы, Хорезмский оазис и низовья Сырдарьи (С.П. Толстов, Я.Г. Гулямов).

По-видимому, сака-хаумварака жили на территории Ферганы и Памира; они носили шапки в виде башлыка, застегнутого под подбородком (как и хорезмийцы).

Что касается названия народа- «хаумварака», то существует два объяснения его: согласно одному, это слово означает «варящие хому» (т.е. зороастрийцы), а согласно другому — оно восходит к имени сакского царя Омарга.

2) «Сака-тиграхауда»- локализуется к востоку от сака-хаумварака, т.е. в среднем течении Сырдарьи на территории Чача и Южном Казахстане (и, возможно, Киргизии). Название это обычно переводится «саки в острых шапках» («тигра»- вероятно, «стрела»- в составном слове; «хауда»- шапка; это могло служить и для обозначения понятия «остроконечный»). Сака-тиграхауда отождествляются с «ортокорибантиями» у Геродота (греч.-«с прямыми шапками» ).

3)»Сака- тиай-тара-дарайя»- «заморские» или «заречные» саки («дарайя» обозначает и «море» и «большую реку»). Большинство авторов долгое время отождествляло их с европейскими скифами. Однако благодаря новым данным, особенно в связи с деширофкой V столбца, Бехистунской надписи, исследователи (В.В. Струве) склонились к мнению, что речь идет о среднеазиатских «заречных» саках.

Из текста V столбца надписи вытекает, что сака-тиграхауда обитали в непосредственном соседстве с «заречными» саками, которые обитали в горных и степных областях правобережья Амударьи на юге Средней Азии, рядом с согдийцами.

Следует также подчеркнуть, что на основании археологических и лингвистических данных, полученных в последние годы, исследователи приходят к выводу, что саки были тюркоязычными, да и античные авторы, характеризуя ираноязычные племена, саков выделяли особо и отдельно описывали их образ жизни, обычаи, быт, культуру и другие особенности.

Сохранилось описание сакских воинов Гердотом. По его словам, на головах у них были остроконечные шапки из плотного войлока, стоявшие прямо; воины имели туземные луки, короткие мечи (акинаки), секиры (сагарии). Саки славились своим военным искусством, главным образом, стрельбой из лука; во время бегства они стреляли на скаку, оборачиваясь назад, и стяжали себе славу «изо всех стрелков в мире самых искусных, наудачу стрелы не пускающих». Греческий историк Эфор (V-IV в. в. до н.э.) писал, что саки-«выходцы из справедливых кочевников», не предаются наживе и справедливы друг к другу; «они не допускают собственности и сообща владеют имуществом и всем». Основу хозяйства саков составляло кочевое скотоводство, но часть из них вела полуоседлый и оседлый образ жизни и занимались земледелием. Высокого уровня развития у них достигло бронзовое литье.

Таким образом, древнейшими предками узбекского народа являлось население Хорезма, Согда, бассейнов рек Сурхандарьи, Кашкадарьи, Чирчика, Ташкентского оазиса и Ферганской долины: саки, хорезмийцы, согдийцы, бакрийцы, шашцы, ферганцы, жившие на этой территории с глубокой древности. У каждой из этих народностей, сформировавшихся в результате этнических процессов, протекавших на территории Средней Азии была собственная культура.  Подробнее

Баркова Л.Л., Чехова Е.А.
Войлочный колпак из Второго Пазырыкского кургана

СГЭ. 2006. Вып. LXIV. С. 31-35.

В 1947 г. С. И. Руденко раскопал Второй Пазырыкский курган, относящийся к V-IV вв. до н. э. В кургане было найдено большое количество предметов одежды, деталей головных уборов, выполненных из разнообразных материалов: кожи, меха, войлока. К сожалению, почти все дошло до нас во фрагментах, но даже фрагменты имели разрезы и разрывы. Это обстоятельство связано с тем, что древние грабители вырубали многие вещи изо льда. Кроме того, сам лед рвал вещи в клочья. Неудивительно, что восстановить первоначальный вид того или иного предмета из многочисленных обрывков непросто. К числу таковых относится головной убор из войлока, найденный в трех фрагментах. Один из них представляет собой длинный узкий раструб, зашитый вдоль края, напоминающий «чулок». Под этим названием он так и числится в инвентарной книге (инв. № 1684-220). Другие два фрагмента представляют собой часть головного убора в виде закругленных полей (инв. № 1684-214, 215). По самому нижнему краю полей укреплены небольшие (ок. 1 см) круглые кожаные бляшки, покрытые золотой фольгой (ил. 1, 2). По предположению М. П. Грязнова, эти фрагменты полей имеют сходство с закругленным козырьком конской маски, найденной в том же Втором Пазырыкском кургане.

… в результате реставрации головной убор стал представлять собой высокий, до 102 см, колпак конической формы (см. ил. 2). Колпак выкроен из двух кусков плотного, толстого, 4-5 мм толщиной, войлока коричневого цвета. Куски сшиты между собой сухожильными нитями простым соединительным швом. Верхняя часть колпака закруглена, длина ее окружности 22 см. Длина окружности колпака, постепенно расширяющегося книзу, составляет уже 46 см. Ширина полей колпака — 11, их окружность 90 см.

Сейчас головной убор коричневого цвета, но прежде он был окрашен в красный. Определение красителя сделано в Отделе научно-технической экспертизы Л. С. Гавриленко методами тонкослойной хромотографии. Использованы также методы микроскопического и микрохимического анализов. По данным исследователя, на войлоке обнаружена кермесовая кислота, источником которой являются червецы Кеrmes vermilio, Planchon, называемые кермесом, живущих на дубе Quercus coccifera. Кермесовая кислота относится к красителям животного происхождения класса антрахинонов. На археологических вещах кермес часто коричневого цвета. По способу крашения это протравный краситель. На войлоке обнаружены соединения меди и железа, обычно присутствующие на вещах из Пазырыкских курганов.

Напомним, что аналогичный войлочный колпак был найден Н. В. Полосьмак в богатом женском погребении в кургане № 1 могильника Ак-Алаха-3 на Укоке (юг Горного Алтая), относящегося к V-IV вв. до н. э. Колпак представлял собой высокий головной убор (84 см) с небольшими полями и так же, как Пазырыкский, был окрашен в красный цвет (ил. 3, I). Ближайшей аналогией акалахским и пазырыкским колпакам являются войлочные головные уборы, высотой до 60 см. надетые на головы женских мумий, обнаруженные в могильнике Субаши (Синыгзян) IV в до н. э. [Полосьмак, 2001, с. 153].

Похожие головные уборы в этот период на Алтае носили не только представители кочевой знати, но также и рядовые члены общества. Так, в Восточном Алтае при раскопках могильника Юстыд (V-IV вв. до н. э.) В. Д. Кубарев нашел фрагменты головных уборов в двадцати погребениях, которые принадлежали женщинам. У некоторых из них на головах были шапочки в форме конических колпаков с полями высотой до 50 см. Они держались на голове за счет жесткой основы из бересты и двух-трех палочек, составлявших каркас [Кубарев. 1991, с. 106].

Аналогичные головные уборы имели, по-видимому, женщины, погребенные в могильнике скифской эпохи Уландрык в Восточном Алтае. Сами головные уборы не сохранились, но, судя по их остаткам, они изготовлялись из войлока и кожи, имели конусовидную форму и держались вертикально при помощи каркасов [Кубарев, 1987. с. 106. ПО].

Этнографические материалы свидетельствуют о том, что и в более позднее время женщины Алтая носили высокие головные уборы. Чтобы придать головному убору вертикальное положение и определенную жесткость, шли на разные ухищрения. Известно, что женщины теленгитки традиционно носили шапочки с жесткой конусовидной тульей. Жесткость достигалась за счет того, что вокруг тульи прокладывалась в несколько слоев ткань, склеенная тестом [Дьяконова, 2001, с..98]. Такие шапочки впервые надевались на голову невесты и в этом же уборе женщину погребали.

Интересно, что у казахов существовал похожий головной убор, так называемый саукеле. Он представлял собой конусообразный каркас высотой до 70 см. Саукеле обычно обтягивался сверху сукном или бархатом и украшался бисером, подвесками. Этот головной убор не был каждодневным. Его надевали лишь тогда, когда девушка выходила замуж. Невесте волосы заплетали в две косы и на голову надевали саукеле. Он переходил но наследству от матери к дочери, уже ко второй половине XIX в. он стал исчезать из быта [Народы Средней Азии и Казахстана, 1963. с. 422].