Золотая бляшка с изображением скифа на конеОбщеизвестное утверждение о том, что “осетины — прямые потомки скифов” и генетический ряд “скифы — сарматы — аланы — осетины” сейчас даже в исследованиях осетинских ученых выглядит не таким примитивным.

Работа доктора исторических наук Феликса Гутнова несколько удивляет полным отсутствием географических карт и откровенным игнорированием географических реалий.

Тем не менее мы приводим ее здесь целиком как показатель высокого уровня современной исторической науки Осетии.

Скифия, Кавказ, Персидская империя и греческие колонии времен античности с наложением современных городов. Картосхема на английском языке (источник не известен)Феликс Гутнов выгодно отличается от многих исследователей скифской проблемы широтой своих взглядов. Настоящая работа хороша тем, что дает в относительно небольшом тексте огромный охват самых важных артефактов всего скифо-сакского мира древности, а также развитие и преемственность евразийской степной цивилизации через Средние века к современности. Большой интерес представляет и отображение в его работе современных и относительно недавних, хорошо изученных, черт осетинской культуры, в которых явно просматриваются традиции скифской древности.

Однако, читая «субъективные заметки» всегда лучше держать перед глазами карту, чтобы помнить о том, что территория Осетии это лишь одна из периферических областей великого скифо-сарматского мира. Вряд ли стоит серьезно воспринимать ее ведущую роль в цивилизации, природной основой которой были не горы и даже не предгорья, а степи, лесостепи и долины великих рек.

Феликс ГУТНОВ

СУБЪЕКТИВНЫЕ ЗАМЕТКИ ПО ДРЕВНЕЙ И СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ ОСЕТИИ

(выделения в тексте сделаны при публикации, Игорь Русанов также позволил себе комментарии, они обозначены фигурными скобками {  } и ни в коей мере не умаляют моего уважения к истории осетинского народа и лично к Феликсу Гутнову)

История как наука существует не одну сотню лет. И все это время в числе ее актуальных проблем остается объективность исследования и полученных результатов. Эта задача была поставлена еще древними авторами. Историки Древнего Рима свою задачу сформулировали так: «писать, как это было».

Казалось бы, простая задача. Однако и в наши дни число работ, объективность которых была бы признана полностью и безоговорочно, довольно незначительно. В подавляющем большинстве случаев речь может идти лишь о большей или меньшей степени беспристрастности изложения того, «как это было».

Нередко обращение к одной и той же теме нескольких специалистов, изучающих прошлое на одних и тех же источниках, дает столько же результатов. Даже среди ученых, являющихся сторонниками одного теоретического направления, одной методологии.

Субъективность исследования еще более возрастает, когда оно ведется группой ученых, например, при подготовке обобщающих трудов по истории отдельных народов или регионов. В таких случаях к общей работе привлекаются много историков, часто по-разному трактующих одни и те же сюжеты прошлого. Из-за этого исследователи, привлеченные к коллективной работе, вынуждены идти на компромисс как со своими взглядами, так и взглядами своих коллег. Это связано с тем, что в таких работах, как правило, выдается некое «усредненное» знание о прошлом; поэтому авторы смежных разделов должны позаботиться о месте «стыков». Разумеется, это требует корректировки текста, а следовательно, и позиции, по меньшей мере, одного из авторов.

Еще более субъективными являются популярные издания, рассчитанные на широкий круг читателей. Специфика таких изданий требует максимально возможного упрощения текста, что, конечно, сказывается на степени аргументированности и достоверности приводимых фактов.

В связи с изложенным, предлагаемый ниже вниманию читателей текст является не «историей» как таковой, не полноценной панорамой прошлого, а своего рода «зарисовками» и «набросками» по отдельным сюжетам истории осетин. По сути, это авторская версия возможного развития событий, «того, как это было».

Все сказанное в определенной мере объясняет название статьи, ибо речь идет действительно о «субъективные заметках по древней и средневековой истории осетин».

К северу и югу от Главного Кавказского хребта живет народ, которому исторические изыскания вот уже более двух веков отводят роль, значительно превышающую его численность. Причины данного феномена объяснил известный французский исследователь Жорж Дюмезиль: осетины – «последний осколок обширной группы племен», которые античные авторы называли скифами, сарматами и аланами. В водовороте великих переселений и нашествий эти племена прошли по всей Азии и Европе, оставив свой след даже в современной топонимике. Скифы, сарматы и аланы, бороздившие просторы Евразии, в конце концов исчезли, поглощенные другими этнообразованиями. И только их прямые потомки-осетины, проявив большую жизнестойкость, сохранили свою самобытную культуру и язык. Отсюда понятен неослабевающий интерес к осетинам, проявляемый историками, социологами, филологами и всеми, кто так или иначе изучает проблемы истории и культуры индоевропейских народов.

В настоящее время в научной литературе общепризнанной является восходящая к В. Миллеру точка зрения, согласно которой основу осетинского народа составили внедрившиеся в разное время в кавказскую среду ираноязычные племена.

Сначала Кобанская культура (ядро которой сформировалось на территории современных Северной и Южной Осетии) столкнулась с киммерийцами. Находки в кобанских древностях вещей «киммерийского» облика составляют объемную коллекцию, включая богатые наборы разнообразных типов вооружения и многочисленные детали конской сбруи. В последние годы коллекция такого рода предметов увеличилась. Правда, оговорим то обстоятельство, что «киммерийскими» их можно назвать с достаточной степенью условности, ибо многие исследователи считают, что признание киммерийцев и скифов разными этносами не стыкуется с археологическими данными, по которым культуры невозможно отличить друг от друга.

  • {сразу дополним Феликса Гутнова: Кобанская культура не является чем-то монопольным именно для Осетии и осетин. «Кобанская культура, археологическая культура центральной части Северного Кавказа переходной поры от бронзового века к железному (рубеж 2—1-го— середины 1-го тысячелетия до н. э.). Названа по находкам в 1869 бронзовых вещей у с. Кобан в Северной Осетии. Памятники К. к. (могильники и поселения) известны от верховьев Кубани до Дагестана. Для К. к. характерны бронзовые топоры изящной формы, поясные пряжки, фибулы, браслеты, налокотники и др. предметы, украшенные геометрическим орнаментом и изображениями животных; керамика с геометрическими узорами и налепами. Могильники К. к. в высокогорной зоне состоят из каменных ящиков, в предгорьях — из грунтовых могил, обложенных булыжником.» Обращают на себя внимание аналогии с культурой тавров в Крыму. Вероятно, Кобанская культура — естественное развитие древней Майкопской археологической культуры, с которой связано происхождение адыго-абхазских племен. «Близкой и более ранней по отношению к кобанской считают колхидскую культуру.  Антропологически носители кобанской культуры являлись представителями кавкасионского типа». Из материалов о недавних находках артефактов Кобанской культуры можно рекомендовать статью Сенсационные находки археологов в окрестностях Кисловодска — это Ставропольский край Российской Федерации, рядом находятся земли Черкессии и Кабарды.}

В горной полосе Северного Кавказа следов материальной культуры «киммерийцев» по сей день «обнаружено весьма немного» (Б.В. Техов).

Хотя Э. Ямаучи, опираясь на указание Геродота, допускал, что «киммерийцы двигались к югу через Кавказ, возможно, через центральный Дарьяльский перевал». Косвенно эту идею подтверждает топонимическая номенклатура горных районов Северной Осетии.

Обращает на себя внимание одно и то же название ущелья, аула, горы,ледника и реки в высокогорной Осетии – Джимара. Происхождение данного топонима лингвисты связывают с киммерийцами. Б.А. Алборов полагал, что в топониме отражено название киммерийцев, живших на юге, а в осетинском нартовском эпосе получивших наименование «гуымирта». По мнению А.Дз. Цагаевой, первоначально топоним звучал как Гимара, а затем по законам фонетики осетинского языка трансформировался в Джимара. Напомним также неоднократно высказанную точку зрения о том, что киммерийцы двигались в Закавказье через Дарьял и Алагир.

За киммерийцами на Кавказе появились скифы. Они рано освоили Центральное Предкавказье. По мнению В.Г. Петренко, раннескифскую культуру в этом регионе наиболее полно характеризуют три могильника: Краснознаменский (VII в. до н.э.), Новозаведенский-2 (VII-VI) и Нартанский (VII-V).

Все три могильника возникли в первой половине VII в. до н.э. Культурно-хронологический пласт скифов Центрального Предкавказья представлен, главным образом,погребениями племенной аристократии. При общей близости вещевого комплекса, названные могильники имеют различия в погребальном ритуале, отражающие стратификацию внутри племенной верхушки, в основе которой лежат, по-видимому, этнические различия.

Страницы: 1 2 3 4 5