По мнению А.И. Иванчика, это сообщение, в основе которого лежит, вероятно, достоверная информация, имеет явно фольклорный характер. Ученый обратил внимание на распространение в разных местах Малой Азии рассказа об изгнании киммерийцев псами. Таким образом, в фольклоре «отважные псы» заменяют скифских воинов. В этой связи отметим этимологию имени предводителя скифов – Ишпакай, восходящего к spaka «собака».

  • {забавное неведение по поводу широкого использования скифами боевых собак А.И. Иванчик заменяет недоверием своим ассирийским коллегам, обвиняя летописцев в сочинительстве фольклора. Не в фольклоре отважные псы (без ковычек) заменяют скифских воинов, а просто отважные псы помогли скифским воинам изгнать киммерийцев. Причем, вполне возможно, что это изгнание в некоторых торговых городах имело характер смены караула. Местные купеческие общины с большой радостью приняли на службу скифов с собаками, а киммерийцев отправили на дембель. В этом случае вполне согласимся с мнением очень многих историков, что киммерийцы это только первые скифы, появившиеся в Малой и Передней Азии, а не какой-то отдельный особенный народ, ведь археологи не могут выделить какой-от особой разницы в артефактах «киммерийского» и «скифского» времени. Разве что торжественные захоронения собак явно относятся к скифским временам.
  • здесь же отдельно обратим внимание читателей на то, что из текста Геродота явно следует слабое знакомство скифов с культом волка. Для скифов — невры, которые «на несколько дней в году преврающаются в волков» — далекий по географии и загадочный по обычаям народ.}

Собака и волк почитались священными ираноязычными народами. Молодые воины – члены древнеиранских мужских союзов – именовались «волками»; их жестокие обряды были связаны с этим культом. Сказанное относится и к скифам Ишпакая, которые не только поклонялись собаке, но и во время боя приходили в неистовство, сравнимое с яростью сражающегося пса. Возможно, это имелось в виду в запросе Асархаддона к оракулу бога Шамаша, в котором говорилось о том, что скифы могут выставить «пса воинственно яростно бешенного».

У скифов, как и у некоторых других народов древности, группы «воинов-зверей» были организованы в некий военный союз, основная характерная черта которого – участие юношей. По свидетельству Тацита, они «начинают все битвы, они всегда составляют передовой строй, вид которого поразителен». Хозяйственными делами они не занимались даже в мирное время. Вне всякого сомнения, это группа привилегированных воинов, выделявшихся среди прочих. Очевидно, таким же привилегированным отрядом были скифские воины-псы Ишпакая.

Составляя своеобразный клан, они поклонялись своему тотему, называя себя его именем, и даже вели от него свою мистическую родословную.

Обсуждение темы на нашем форуме о юношеских воинских формированиях в армиях Скифии, мамлюках арабского Египта, печенегах Древней Руси, янычарах Оттоманской Порты

Мадий, сын Партатуа
После гибели Ишпакая около 675 г. до н.э. на исторической арене появляется новый скифский военный вождь – Партатуа. Восточные источники сразу же отреагировали на появление его воинов, представлявших для местных народов большую опасность. Не без трепета царь великой Ассирии Асархаддон спрашивал у оракула: «Если мои вельможи вместе с войском пойдут в страну мидян для сбора дани, то не разобьют ли их мидяне с союзниками», среди которых особо выделено «войско скифов».
В то время Ассирия все еще оставалась крупнейшей державой переднеазиатского региона и располагала многочисленной грозной армией. Ассирия угрожала соседним народам не только завоеванием, грабежами и насилием, но и полным уничтожением их самостоятельности. В этих условиях коалиция Мидии и Манны получила в лице скифов мощных союзников. Объединенные войска, успешно развивая наступление, осадили несколько крупных ассирийских крепостей, включая важный город Кишесу. Контрнаступление Асархаддона, видимо, не имело успеха. Тогда царь Ассирии сменил тактику и попытался предотвратить надвигающуюся катастрофу при помощи хитрой дипломатии. Стремясь внести раздор в стан противника, он отправил гонцов к предводителю мидян и скифов.
Вскоре ассирийской дипломатии удалось скифов из врагов сделать союзниками. Обсуждался вопрос о браке Партатуа с дочерью царя Асархаддона. Сохранился запрос к оракулу бога Шамаша: «Партатуа, царь скифов, послал гонца к Асархаддону… если Асархаддон, царь Ассирии, отдаст в жены Партатуа, царю скифов, дочь царя, вступит ли с ним Партатуа, царь скифов, в союз, слово верное, мирное, слово дружбы скажет ли Асархаддону, царю Ассирии, клятву верности будет ли выполнять поистине…»
Обращает на себя внимание то, что Партатуа в восточных источниках определенно называется «царем скифов» или «царем страны скифов». Ишпакай таких титулов не удостаивался.

В отличие от скифов Ишпакая, довольствовавшихся, в основном, военной добычей, служилая знать Партатуа (а затем и Мадия), вероятно, получала часть дани, взимаемой скифами с покоренного населения. «В течение двадцати восьми лет, – писал Геродот, – скифы властвовали над Азией, и за это время они, преисполненные наглости и презрения, все опустошали. Ибо, кроме того, что они с каждого взимали дань, которую налагали на всех, они еще, объезжая страну, грабили у всех то, чем каждый владел».
Возможно, часть добычи воины Партатуа и Мадия отправляли к своим родным на Северный Кавказ, служивший для скифов своеобразной базой для походов в Переднюю Азию. Очень соблазнительно присоединиться к мнению археологов и курган I хутора «Красное знамя» связать (по находке остатков ассирийской колесницы) с Партатуа.
В исторической литературе высказывалось предположение о том, что память о Партатуа и его деятельности в Азии в трансформированном виде сохранилась в устной традиции народов Закавказья. Видный древнеармянский историк Мовсес Хоренаци упоминает одного из участников разгрома Ассирии – первого армянского царя Паруйра, сына Скайорда (последнее имя расшифровывается как «сын сака», т.е. «сын скифа»). На сходство имен Паруйра и Партатуа указывал Гр. Капанцян, подчеркнувший также особый след, оставленный скифами в топонимике, антропонимии аристократических домов и фольклоре Армении. И.М. Дьяконов допускал, что Паруйр мог быть армянским вождем скифского происхождения и, возможно, потомком Партатуа.
Эта идея имеет косвенные аргументы. Известны многочисленные факты длительного пребывания скифов на территории Армении, одна из областей которой получила наименование «область саков» – Сакасена.
В историографии (включая закавказскую) в разных вариантах бытует идея, наиболее принципиально высказанная Гр. Капанцяном, считавшим историческим фактом» смешение скифов «с местными хаями – армянами.
Недаром армянский писатель Корюн армян называет “аскеназским” (=скифским) родом».
После смерти Партатуа власть наследовал его сын Мадий. О его военных успехах писали Геродот, Диодор, Трог и Страбон. Геродот, например, сообщает об огромном войске номадов, которых «вел царь скифов Мадий, сын Партатуа». По предположению В.Б. Виноградова, Мадий мог быть сыном Партатуа от дочери Асархаддона. Как бы то ни было, многие исследователи считают, что Мадию в середине VII в. до н.э., так же, как и его отцу в 70-х гг. того же века, пришлось еще раз спасать союзный Ниневийский трон от напиравших варваров. Его отряды разбили мидян, после чего приобрели господство над всей Азией. Вскоре Мадий разбил киммерийцев Лигдамиса (Тугдамме).
Считалось, что в середине 650-х гг. до н.э. киммерийцы разбили лидийского царя Гига, а около 654 г. потерпели поражение от скифов.
Однако по хронологии Э.А. Грантовского, Гиг погиб около 644-643 г. до н.э. Что касается киммерийцев, то их вождь Тугдамме после этого продолжал угрожать Ассирии, как после него и его сын Сандакшатру.
Из опубликованной в 1933 г. Р. Томпсоном ассирийской надписи выяснилось, что Тугдамме не был кем-то разбит, а умер от болезни,подробно описанной в источнике. Поражение киммерийцев, по Э.А.Грантовскому, «произошло не ранее середины 630-х годов или даже позже».
Ослабление Ассирии благоприятствовало росту скифской мощи. Именно при Мадии она достигла своей кульминации. Время скифской гегемонии в Передней Азии определяется по-разному; наиболее аргументированной представляется датировка 652(3)-625 гг. до н.э.

Локализация «царства скифов» затруднительна. Выявленные недавно новые факты вроде бы свидетельствуют о создании «киммерийского» (скифского?) «царства Вселенной» на территории северной Сирии. В то же время количество археологических находок, скифских поселений и могильников склоняет к мысли о существовании «царства скифов» на Северном Кавказе.
В любом случае источники (Геродот, Трог, Диадор, Курций Руф) фиксируют военные успехи Мадия в Передней Азии. Они разбили мидян, после чего долгое время господствовали над всей Азией; одержали ряд побед в Малой Азии, где наряду с другими племенами разбили родственных себе киммерийцев (унаследовав от них власть над этими районами); совершили грабительские походы в Восточное Средиземноморье, Сирию и Палестину, откуда угрожали Египту, но фараон Псамметих откупился от них дарами (что, однако, не помешало им на обратном пути разграбить храм в городе Аскалоне).
Скифское владычество в Азии закончилось после того, как Киаксар перебил их верхушку. Большая часть скифов Мадия ушла из Азии и на пути в Европу какая-то часть осела, видимо, на Северном Кавказе.
Находки из Келермесских и Баксанских курганов, включавших вещи малоазийского производства, свидетельствуют о том, что они относятся к концу VII в. до н.э., ко времени возвращения скифов Мадия из переднеазиатских походов. Наиболее ранние курганы Келермесской группы могут принадлежать к периоду, предшествовавшему походу Мадия – около середины VII в. до н.э.
В целом, на эпоху «царей» скифов – Партатуа и его сына Мадия – приходится пик господства скифов в Передней Азии.

Страницы: 1 2 3 4 5