Как человек, впервые в 1997 году заплативший за выступление крымским любителям исторического фехтования (тогда еще в кедах и с деревянными мечами), я давно уже развиваю теорию коммерциализации неформальных движений в туризме. Кажется, вслед за мощным развитием рыцарских фестивалей, очередь пришла и за путешествиями во времени в малопонятное теперь советское прошлое.
Очень занятно было на польском (!) сайте о путешествиях в страны бывшего Советского Союза обнаружить проект Урбантрип.

  • «Что для нас урбантрип? Это путешествие в неизвестность, путешествие, рождающее в наших головах образы, которые мы воспринимаем как послания из будущего. Наверное, мы все немного сумасшедшие, нам нравится созерцать рукотворные чудеса, пребывающие в забвении, нам нравится считать, что это только начало, что однажды все окунется в хаос. Мы не думаем о причинах, способных привести к этому, мы думаем о том, как это будет прекрасно. Мы — романтики каменных джунглей. Единственное что нам нужно: ощущать дуновения ветра, проникающего сквозь разбитые окна, сквозь рухнувшие перекрытия, сквозь всю вселенную…»
    Некоммерческий проект «Урбантрип» основан 1 декабря 2008 года. Само по себе название в переводе с английского означает «городской поход».
    Урбантрип придуман и создан для людей, чьей страстью является поиск неизвестного. Проект интересен всем тем, кому хочется увидеть сердце города своими глазами. В Урбантрип заложена модель совместного творчества людей. Как живой организм он растет, наполняется смыслом, и делают его таким жители сайта, которые объединены общей идеей.

Скорее всего никто из создателей проекта Урбантрип не читал моих статей.
Крымская атомная станция. Корпус главного реактора и колпак реакторного зала, лето 1994 годаИнформация и правильные продуктивные идеи существуют сами по себе, у них нет единого автора.
Я честно могу сказать, что идея нового туристического бренда «Руины Советской империи» у меня лично возникла только под влиянием поездок на первые фестивали «Казантип», вылазок (мы действительно пролазили сквозь очень узкие щели в бетонных плитах, это даже спасло нас, когда за нами гнались работяги с кусками арматуры и дубинами — я, слава Богу, тогда был очень худой) на руины Крымской атомной станции и, конечно, от музыки Индастриэл.

Мне посчастливилось слышать настоящий Индастриэл: несколько парней из разных стран колотили обломками дерева и металла по конструкциям в главном реакторном зале Крымской атомной. Акустика, созданная отражением звука от высоких железобетонных конструкций, вибраций металлических извивов и водной поверхности внизу была невероятной.

теперь просто копия моей статьи:

Газета «ТЕРРА ТАВРИКА» март 2004 № 6 (100)
Руины советской империи
из хлама становятся славным прошлым

Использование в туризме крепостей, замков, кораблей, всевозможных «царь-пушек», а также военных технологий не является чем-то оригинальным. Однако в недалеком прошлом вооруженные силы некогда великой страны переживали период превращения технических и исторических ценностей в лом цветных металлов. Военно-патриотическое воспитание молодежи как дело хлопотное и мало доходное, казалось, уже никогда не возобновится. А гоняться за трешками или пятерками туристов военные не хотели.
Тем не менее, в августе 1998 года я все же вывез в гарнизон Новофедоровка около 30 роллеров и велосипедистов из нескольких городов Крыма. Мы провели показательные выступления в поселке, испытали невероятное удовольствие от катания по самому большому в мире трамплину, посмотрели «летающие крепости» СУ-27 и сооружения тренажерного центра палубной авиации НИТКА.
Поселковый совет и военное руководство пошло нам навстречу по одной простой причине: в том году российский Северный флот не нашел денег, чтобы отправить в Крым своих летчиков на полеты. Перспективы туризма и летнего отдыха (для которого Новофедоровка обладает одним из лучших в Крыму пляжей) стали для поселка и гарнизона самым важным делом. Но ненадолго. Периодически в прессе я встречаю то туманные рассуждения о том, что надо развивать отдых, то бодрые рапорты о прилете российских ассов (естественно, с деньгами).
Однако, в целом по Крыму и даже в целом по Министерству обороны Украины положение с военным туризмом сейчас неплохое. Хочу подчеркнуть, что не только исторические, но и современные военные объекты Крыма — это ударная позиция в битве за туриста.
Советские военные объекты – это уже история. Драматическая, кровавая, вероломная, циничная, агрессивная, славная – все равно какая по оценкам. Пусть туристы высказываются, спорят, она никого не оставит равнодушным. Тот, кто ведет экскурсию, уже свободен от моральной ответственности. Слушая каждый вечер сообщения об очередных жертвах террористов, мы, тем не менее, спокойно можем показывать Крым как родину террора. И Софья Перовская с ее друзьями–бомбистами, и Перевальненский полигон, где обучались партизанской войне курсанты из 40 стран Азии, Африки и Латинской Америки – это уже история.
Военные объекты Крыма тесно связаны и с уникальными космическими центрами, и с оборонными предприятиями. Это такая позиция, где Крым оставляет далеко позади себя все (ВСЕ!) средиземноморские курорты и уж тем более Таиланд с прочей атипичной экзотикой. Образованные туристы из среднего класса, самые лучшие и удобные – немцы, японцы, американцы, — вдвойне оценят эти достижения на фоне общей запущенности и отсталости. Кстати, отсталости по части оборудования для водного и воздушного спорта, которое производят бывшие «почтовые ящики» Феодосии и Севастополя, как раз и нет.
В крымском туризме, — школах выживания, скаутских лагерях, приключенческих программах, — уже прочно и достойно утвердились военные. Например, водолаз Алексей Мардасов из Севастополя – признанный и всюду цитируемый автор описаний всех затопленных объектов.
Рыночные механизмы, как показали последние пять лет, вполне способствуют тому, что в разных местах Крыма люди, не знакомые друг с другом, открывают для туристов новые места. Это, например, Керченская крепость, Балаклавское убежище для подлодок, 30-я батарея… Возобновлен музей планеризма на горе Клементьева в Коктебеле. С надлежащим пафосом проводятся экскурсии на боевые корабли в Севастополе и на Донузлаве, в Национальный центр управления и испытания космических средств под Евпаторией.
Крымская глубинка – Джанкой, Кировское, Остряково, Багерово с их аэродромами больше известны на Западе, чем у нас. Один из немцев, с которыми я работал, привез большую карту Крыма со всеми военными аэродромами и описаниями самолетов, которые там когда-либо базировались. У этой темы — масса поклонников, собирающих модели, компьютерные диски с имитациями полетов. Существует мощное в финансовом отношении международное общество археологов, раскапывающих и восстанавливающих самолеты в местах боев первой и второй мировой войны.
В Кировском, говорят, проводятся коммерческие полеты для богатых западных летчиков. В Джанкое на аэродроме время от времени — соревнования картингистов. В Багерово просто пусто. А существуют еще и грандиозные заброшенные объекты, например, защищенный командный пункт Черноморского флота в Качинской долине (объект Алсу-2), с общей длиной подземных сооружений в 4 км.
Достойную экспозицию можно было бы ожидать в п. Орджоникидзе на мысе Киик-Атлама. Пейзажи там Волошинские, купание замечательное, но к этому бы еще музей истории торпедных аппаратов!? То, что можно видеть на небольшой военно-морской выставке в Артеке или во дворе музея КЧФ в Севастополе, уже впечатляет. Хищные обводы торпед, гладкий блеск чрева торпедных аппаратов – просто красивы и притягательны. «Сделано с любовью»? Не знаю, но в военной технике, безусловно, есть свое обаяние, свидетельства волевой и интеллектуальной мощи.

Игорь Русанов,
офицер резерва Генерального штаба ВС СССР.


Еще к этой же теме очень занятный фоторепортаж на ЖЖ Sarmata

На руинах империи (ВДНХ СССР)