Гоа - самый маленький штат ИндииСразу хочу объяснить — рассказывать я буду про место, которое имеет славу самого свободного и музыкально-неформального курорта мира. Поэтому не будет здесь статистики, экскурсов в историю, полезных советов. Будут просто искорки настроения, кусочки воспоминаний и проявление сладкой болезни – «синдрома Гоа».
Стараясь активно участвовать в транс-движении музыкального Крыма, много слышал о загадочном Гоа. Слышал, что это родина транс-музыки, что там вечное лето, красивейшие закаты Солнца в океан и свобода. За духом Гоа съезжаются люди со всего мира и многие там остаются очень надолго. Решение поездки возникло довольно спонтанно – решил, что лучше места для встречи своего 31-летия не найти. И в течение месяца в загранпаспорте возникла индийская виза и билет на самолет.

Первое впечатление об Индии – запах. Индия очень сильно пахнет. Запах Гоа – это запах сладости, запах вулканических скал и волн, специй и гашиша, запах свободы разума и запах Солнца. Все вместе — это запах Гоа. Этот запах окружает тебя, он такой сильный, что его можно потрогать…

Гоа – это самый маленький штат Индии на побережье Индийского океана. Он абсолютно отличается от других штатов. Здесь больше всего туристов и европейцев, самая большая доля христианского населения, здесь разрешены алкоголь и табак, чего не скажешь о других регионах страны, здесь относительно свободные нравы. Сейчас Гоа – один из самых популярных курортов мира. Первыми гоанскими туристами были европейцы-хиппи конца 60-х годов. Они уезжали сюда, на край света, к вечному лету, пальмам и океану. Здесь они жили общинами, устраивали постоянные музыкальные пати на побережье и в джунглях. Постепенно слава о свободной стране и рае на земле разошлась по Европе и в Гоа потянулись тысячи людей. Начались строится для них отели и бары, появились чартерные рейсы, стоимость жизни выросла. Сейчас уже дух того Гоа почти не заметен. Многие летят сюда как на модный курорт. Но все же, до сих пор этот уголок Земли является одним из самых свободных и притягательных для человека, который не желает жить обычно и по правилам.

Гоа (Индия) - дух свободы Север Гоа разделяется на несколько зон-пляжей. Все, что южнее Калангута и Багги – это красивые широкие пляжи и приличные отели. Туда надо ехать за спокойным отдыхом и вы будете сыты, довольны, загорелы, спокойны. А вот если в вашей жизни периодически или постоянно присутствует желание адреналина и драйва, то вам надо забраться посевернее. Анджуна, Вагатор, Аромболь – вот эти магические слова для вас… Это пляжи и деревеньки, где еще прячется дух свободного Гоа…
Анджуна известна своими многотысячными open-air в прошлом, которые проходили на пляжах. Здесь зарождалось гоа-транс движение, здесь его главное пристанище и ныне. По средам проходит знаменитый флимаркет – огромный рынок сувениров, одежды, хэнд-мэйда. На пляже милые священные коровы и собаки, вполне гармонично соседствующие с добрыми людьми. Бар «Керлис», в котором постоянно звучит транс, а вечерами часты вечеринки под управлением серьезных ди-джеев. Лично для меня Анджуна стала самым милым местом, в которое и планирую вернуться в следующий раз.
Соседний Вагатор не сильно отличается дневной пляжной жизнью. Зато отличается природой. Здесь на побережье во всей красе остатки геологической деятельности – базальты, лавы и туфы древних вулканов посреди чистейшего песка. Зрелище очень красивое. Камни Вагатора – понятие сродное снегам Килиманджаро. Про камни Вагатора поймут лишь те, кто здесь был и бродил по ним во время отлива, кто смотрел в лицо каменного Шивы, вырезанное резцом неизвестного хиппи, кто собирал ракушки каури на пляже и провожал сансет под пальмой. Океанский сансет на Вагаторе – одно из самых сильных впечатлений которое может испытать чувствующий энергию мира человек в жизни. К моменту когда красный диск огромного Солнца касается горизонта, сотни людей поднимаются на холмы – кто-то стоит и танцует, кто то сидит, облокотившись на ствол пальмы, кто-то лежит и смотрит в небо. Так и я, борясь с желаниями просто зачарованно смотреть на диск и освободить голову от мыслей и желанием заснять это чудо на камеру, присел под пальму. Вдруг, почувствовал, как кто-то подсел слева от меня и так же зачарованно смотрит на Солнце. Поворачиваюсь — милая собака. С абсолютно живыми и разумными глазами следит за игрой Солнца и океана. Увидев мое внимание к ней, собачка вздохнула, глянула мне в глаза и перешла на другое место. И как-то даже не возникло удивления в этом всем – стало понятно, что здесь все твари Божьи едины и все умеют видеть красоту и тайну.
За Вагатором – Морджим. Это уже почти русская деревенька. Здесь оседает много русских курортников и уже самим этим отталкивает путешественника. Но притягивает отдыхающих-купальщиков. Широкий пляж, пальмы в отдалении, приморская зона похожа на побережье западного Крыма типа Николаевки. Лично мне не понравилось, но не значит, что не понравится Вам.
Пляж Арамболь — шикарный пляж с белым песком, гигантскими пальмами и эвкалиптами. А если пройти севернее – то найдете уединенный пляж с красивым пресным озером и речку, вытекающую из джунглей. Здесь можно жить в почти полном удалении от цивилизации, снять тростниковое бунгало и наслаждаться солнцем и мыслями. Здесь же находиться знаменитое священное дерево – баньян.
Жизнь в северном Гоа протекает примерно так: просыпаетесь около обеда, садитесь на арендованный скутер и едите куда-нибудь пообедать в любой из приморских баров-шейков. После обеда можно окунуться в океан или смотаться в деревеньку Чопору, где в джус-центре узнать о предстоящих пати. Джус-центр в Чопоре – это маленькое заведение, где разливают свежее выжатые соки – своеобразный информационный ресурс Гоа. Информация о вечеринках здесь вывешивается либо на стенах центра, либо передается из уста в уста при неспешном разговоре под стаканчик сока. В Гоа власти запретили проведение вечеринок после 22.00, поэтому узнать о них можно только неофициально. После получения флаера на вход на сегодняшнее пати, можно смотаться снова к океану и там уже релаксировать до сансета. Сансет – это национальная забава в Гоа. Гигантский солнечный круг медленно опускается в океан. За полчаса до захода жизнь затихает и народ собирается на камнях, под пальмами и смотрит на это чудо. Где-то играет чиллаут музыка, кто-то медитирует, кто-то просто обнимая любимого человека смотрит вдаль. Рядом сидят собаки и коровы и тоже смотрят своими умными глазами на великое Солнце. Как только диск уходит в океан, мгновенно наступают сумерки и начинается другая, ночная жизнь великого Гоа.
По воскресеньям вся продвинутая туса выезжает в местечко Хилтоп у Вагатора. Вход на территорию — доллар, плакаты «No drugs» висят везде и, наверное, актуальны :) . Видавших многие крымские опен-эйры трансеров типа нас это место поразило и утвердило в мысли, что все наши местечковые вечеринки теперь будут казаться смешными. Огромная территория с пальмами, стволы которых выкрашены флюрной краской разных цветов, посреди огромное дерево какого-то баобаба, затянутое ниточками лентами лоскутками флюорисцента, несколько тысяч, взбивающих красноватую южную пыль, ног. В воздухе висит мощный звук очень качественной музыки, заставляющей светится глаза и биться в такт сердце. Врываюсь в общий ритм и уже через 10 минут так расхожусь, что пот не катится, а льется со лба. Волосы прилипли, пот заливает глаза, но дикий танец восточного жреца под чужими звездами продолжается и уносит отключенный от мыслей мозг в южное небо. Воздух пропитан устойчивым запахом гашиша и улыбок. По периметру танцпола раскиданы циновки, на которые можно присесть или прилечь отдохнуть. Если проголодался — тут же рядом на циновках сидят индуски, перед которыми горят керосиновые горелки – они могу приготовить омлет или вкуснейший загадочный напиток – масалати. И в этой близости с хозяйкой керосиновой горелки и общением с ней языком улыбок (английский вы знаете оба прескверно) есть какое-то ощущение причастности к тайне. В 3 метрах слева компания ребят неспешно пускает по кругу бульбулятор. Подсаживаюсь, разговорились. Они тут уже 4 год. Обратный билет не берут никогда. А зачем себя ограничивать рамками и постоянным напоминанием о дате окончания свободы? И общаясь позже с десятками новых друзей, убеждаюсь: это такая гоанская фишка – не покупать обратный билет. Но в свой первый гоанский раз все-таки лучше знать рамки отдыха! Снова врываешься в музыку. Рядом танцует миниатюрная китаяночка, выбрасывая вверх свои ручки и крутя попочкой как уточка. Сбоку индус в чалме и с огромной бородой, парочка лесби-девочек из Амстердама, бритоголовый немец, пожилой англичанин с татуировками, компания чехов с дредами, странные веселые девчонки из Лондона. В этом единении народов под музыку и общую радость, понимаешь, что вот здесь под этими пальмами – свобода по-настоящему. И никакой Казантип и Ибица со своими комерцилизацией и пафосностью не сравнятся. Некое подобие атмосферы Лисьей бухты и Коктебеля в его лучшие времена. Кстати, в Гоа четко заметно большое количество тусовочных европейцев «за 50», этакие старые хиппари, в вольных одеждах, прическах и мыслях. Смотреть на них очень даже приятно. Они – настоящие.
В 22 часа музыка обрывается и весь народ длинной вереницей байков и такси разъезжается тусить дальше. Мы двигаемся в клуб Вест-Энд, где проходит трансовая вечеринка. Разговорившись по дороге в клуб приветливым таксистом, просим его спеть нам что-либо национальное индийское. Он поет и просит нас в ответ. Мы с чувством поем на все джунгли «Катюшу», понимая сюрреализм ситуации, но ничему уже давно не удивляясь.
Вест-Энд – клуб на окраине Калангута, в джунглях, вдали от города. Поэтому тут и разрешено вести вечеринки после 22.00. Арт-директор этого клуба ни кто иной, как известный в музыкальных кругах Тимур Мамедов, DJ XP Woodoo. Именно он ввел транс-культуру в Россию и именно он был их тех, кто привел россиян в Гоа. Вход порядка 15 долларов. Сюда народ подтягивается где-то к часу – двум ночи. Наши футболки с русскими надписями привлекают к соотечественников — собирается некая компания. Под глоток индийского рома и звуки транса ведем неспешный разговор. Такое ощущение, что все знакомы уже давным-давно. То что мы из Крыма как то осветляет лица людей — оказывается многие бывают в Крыму — на Казантипе, в Лисьей бухте, на транс-фестивалях в «клубе 117» под Феодосией. И многие говорят об огромной дороговизне проезда в Крым, о хамстве на курорте и приходят к выводу что в Гоа и дешевле, и спокойнее. Удивлением оказался всамделешний Дима Билан, спокойно присоединившийся к нам, но вскоре ушедший с пати. Дима просто отдыхал в Анжуне и совсем не хотел, чтоб его узнавали и мешали проходу. Но тут – в Гоа, до какого-то Билана ну никому нет дела. Другим удивлением оказался мой друг, до этого не знавший английского, но уже час общавшийся обрывками фраз школьного курса языка с девчонками из Лондона, знавшими пять русских слов. Потом он переключился на местную индианку, знавшую только немецкий язык. Когда я увидел друга, который жестами рассказывает индианке о йоге и романтической луне и звездах на небе, приглашая ее прогуляться совместно в джунгли – понял, что удивляться трансформациям людей в Гоа уже бесполезно.
В Гоа ничему не удивляешься и просто живешь сегодня. Как и индусы, ты начинаешь жить сегодняшним днем, и каждое событие тебя радует и кажется главным. Ты общаешься с десятками незнакомых доселе людей, радуешься им, встречая на следующие дни на дорогах штата либо на пляже или вечеринках. Начинаешь не следить за временем, а жить по солнцу – сансет наступил, значит, пора ужинать и купаться в море не стоит. После сансета в море не купаются кстати из-за того, что на отмель вылазит всякая гадкая живность, не всегда безопасная для человека. И тут радуешься, что в Крыму все не так плохо в ночном море! Возвращаясь с пати домой увидели как через дорогу переползла огромная змея – не самое приятное ощущение.
Помимо Хилтопа и Вест-Энда есть еще одно культовое и известное в Гоа место – «9 бар». Сюда обычно каждый день после сансета съезжаются на хорошую транс-музыку, которая звучит, правда, лишь до 22.00. Найн-бар – это широкая площадка на скалах над пляжем, терасса для сансета и мощный звук транса под пальмами. Вход бесплатный. Люди сюда обычно подтягиваются через час-два после сансета, мы тоже решаем пойти перекусить перед пати. Заказываем в русскоменюшной кафешке королевских креветок, ром и сладкий суп из местных овощей. Наши футболки с надписью «Я из Крыма» четко указывают нашу принадлежность. Подходит человек «Ребят, привет, а вы не в курсе кто на выборах победил в Украине?». У нас небольшой шок от осознания, что мы абсолютно забыли про какие-то там выборы, про политику и жизнь вне Гоа. Разговорились с парнем – он хозяин ресторана и ночного клуба в Киеве, в Гоа переезжает переждать зиму на пару месяцев уже 5 лет подряд. Поговорили с ним. Понятие «поговорили» в Гоа означает разговор с новым знакомым ни о чем, но довольно серьезный и на разные темы. Чаще всего, такой разговор перемежается с глотком рома или гашиша. В итоге новый знакомец повез меня на своем байке в место, где они с ребятами живут. В номере уже были разложены дорожки кокаина и предложены дорогому гостю. Но гость вежливо отказался и вернувшись к своей компании отправился в Найн-бар! В лучах лазера отбивающихся от пальм, под мощнейший звук музыки взлетаю в ночное небо. Как-то само собой приходят мысли о строении мироздания и человеческих взаимоотношениях.

Страницы: 1 2