Ямщицкие песни — особое явление в русской культуре, которое отражает невероятный простор Евразийской Степи, ее опасности и, в то же время, богатства.
Организацию ямской службы приписывают Чингизхану. Во всяком случае, уже во времена Золотой орды ямщики были превилигированным сословием.
©N.Leonova 2002 - Свадебная тройкаС развитием Московского государства ямщики заняли положение государственных служащих. Жили отдельными селами, были освобождены от обычных для крестьян податей и повинностей. Грамоте обучались и мальчики, и девочки, поскольку работать им предстояло с государевой почтой.
Удивительным образом религиозная жизнь ямщицких сел сохранила преемственность древнего эллинского язычества и друидского знахарства. Православные храмы освещались в честь святых Фрола (Флора) и Лавра, а в праздничных обрядах огромное значение имели куклы, венки и букеты из целебных трав, которыми прежде всего украшались лошади и конюшни.
Ямщицкие песни продолжают традицию степных кочевников дописьменного периода, когда сложение стихов и постоянное пение позволяло сохранять информацию о дороге.
Со строительством железных дорог в России, в середине 19 века ямщики как особое сословие растворились в великорусском народе. Для службы в армии молодежь из ямщицких семей традиционно подлежала призыву только в казачьи части и только на должности унтер-офицеров.
Таким образом ямщицкие песни вошли и в культуру казаков.

Don Kosaken Chor — The Small Bell Rings monotonously/ Eintonig Klingt Hell Das Glocklein
 
Песни ямщиков стали неотъемлимой частью сервиса первых русских «таксистов» — извозчиков, лихачей и оказала через них ощутимое яркое влияние на жизнь и творчество российской богемы.

Многие поэтические произведения профессиональных русских литераторов распространялись как «народные» песни, настолько глубоко в них отразилась естественная поэзия и драматизм русских дорог.

Титульная картинка в этом обзоре скопирована с очень милой виртуальной звуковой свадебной открытки
Звук: О. Арефьева,гр.»Ковчег»-Динь-Динь-Динь (слова и музыка Е.Юрьева)
Изображение: ©N.Leonova 2002 — Свадебная тройка
Текст: А.С.Пушкин «Зимняя дорога» — отрывок

  • Текст этого романса, а также слова и аккорды ямщицких песен мы размещаем у нас на форуме (и просим участвовать в этой работе, просьба также размещать переводы ямщицких песен, в свое время их было множество сделано на французский язык).

Ну и теперь о непременном атрибуте ямщицких песен, точнее ямщицкого саунда — о колокольцах и бубенцах.

Статью я помещаю без комментариев. Но хочу обратить внимание на то, что русская культура не выпрыгнула как черт из табакерки пару сотен лет назад. В том числе и история бубенчиков-колокольчиков отнюдь не начинается в наших краях с 18 века. Бронзовые бубенчики обязательный атрибут гото-аланских захоронений, в частности, в окрестностях нашей базы для автотуризма и прогулок на горном велосипеде в Трудолюбовке (Тау-Бадрак), Бахчисарайский район, Крым. А это уже полторы тысячи лет назад. Причем, бубенчики из древних склепов все еще отгоняют своим звоном нечистую силу. На своем собственном «материале» (анализ кератиноцитов волос) я убедился, что русское сословие ямщиков имеет, в основном скифо-сармато-аланское происхождение. Так что бубенчики — это очень древний артефакт, и очень важный. В статье фигурирует Новгород и Псков — как раз там, в результате экспансии Московского государства коренная аристократия была заменена на выходцев из южнорусских степей. Топонимы Валдай, Кунгур, Касимов, ПурехТюмень — скорее татарские, чем славянские. Но ямщицкая культура это все же культура лесостепи, а не степи, и скорее иранская (арийская), чем тюркская.

Особого внимания заслуживают фамилии русских мастеров, промышлявших изгтотовлением ямщицких колокольцев. За исключением фамилии Смирнов (которая обычно давалась выкрестам из иудеев и фино-угорских язычников), в основном, мастера носили ремесленные фамилии Шапошников, Кузнец, Кожевников, Ситников и т.п. — то есть налицо очень древняя традиция, корни которой следует искать за тысячу лет до новой эры.

Журнал «Конный мир«- №4 за 2005 г — Следы былого

Од­но­звуч­но зве­нит ко­ло­коль­чик…

Колокольчик на дугеДуга, тройка, поддужный колокольчик – такие русские понятия… Звон колокольчика лихой тройки как бы олицетворяет русскую удаль и волю. Недаром существовали легенды о происхождении почтовых колокольчиков от вечевых колоколов Новгорода и Пскова, символов свободы и независимости этих городов до их завоевания Московским княжеством.
Старинные колокольчики и бубенцы давно утратили свое функциональное назначение и превратились в произведения декоративно-прикладного искусства и предметы коллекционирования. Но по-прежнему волнует душу их мелодичный звон, словно напоминая о дальних дорогах…

Поддужные колокольчики
Обычай ездить со звоном относится к числу самых древних и распространенных на планете, в России же он приобрел особую популярность в связи с появлением троечной езды. Под звон поддужных колокольчиков лихие тройки влекли по российским дорогам курьеров, путешественников, почту.
Русская тройка стала использоваться для курьерских сообщений в 20-е годы XVIII века, а настоящую популярность приобрела еще через полстолетия. Одновременно с расцветом курьерской и почтовой езды на тройках возникла потребность в звуковых сигналах, которые были бы слышны на значительном расстоянии.

Во-первых, сигнал был нужен, чтобы потребовать от пешеходов и других экипажей немедленно освободить дорогу. Ведь тройка, особенно курьерская, мчалась с большой скоростью, а правил дорожного движения тогда не существовало.

Во-вторых, такой сигнал оповещал персонал очередной почтовой станции о необходимости своевременно подготовить смену уставшим лошадям, ведь курьеру мешкать нельзя.
В странах Западной Европы и Северной Америки в качестве звукового сигнала широко использовался почтовый рожок. Попытки привить российской почте рожок предпринимались и во времена Петра I, и позже, но окончились неудачей. Ямщики издавна предпочитали обходиться удалым свистом и громкими криками. Считалось даже, что лошади под молодецкий посвист бегут быстрее. Ямщиков наказывали штрафами и побоями, но это не помогало. Почтовый рожок так и остался лишь эмблемой российской почты.

Наконец, в последней трети XVIII века какой-то безвестный изобретатель придумал использовать в качестве сигнального средства маленький колокольчик. Удобное место для него нашлось сразу – дуга над головой коренника. Колокольчик туго привязывался к средней части дуги с помощью сыромятного ремня. Сам он был неподвижен, во время езды раскачивался язык (ударник), который бил по внутренней стороне стенки колокольчика. Колокольчик, подвешенный под дугой почтовой или курьерской тройки, стали называть поддужным или почтовым (ямским) колокольчиком.

Звон почтового колокольчика был слышен на расстоянии двух и более верст. Но это был не просто звуковой сигнал. Курьерам и пассажирам приходилось преодолевать огромные расстояния по бескрайним российским просторам. Приятный звон колокольчика скрашивал однообразие утомительной езды, которая нередко растягивалась на много дней.

Поэтому звон почтового колокольчика был одновременно и сильным, и нежным. Преобладание одного из этих двух качеств давало основание называть звон либо ямским, либо малиновым. Кроме того, считалось, что благодатный колокольный звон отгоняет нечистую силу. Вот и подвешивали наши предки на конские дуги колокольчики, чтобы при их звуках бесы бросались прочь с дороги, не в силах помешать путешествующим.

Конечно, колокольчик можно было подвешивать под дугой любой русской упряжки, но именно при езде резвой тройки звон колокольчика становился наиболее ярким и выразительным. Езда на тройках с колокольчиками стала очень популярной в XIX веке. Иногда под дугой подвешивали два и даже три колокольчика, а в северной России – до пяти. Вслед за почтовыми появились и многочисленные частные тройки. Владельцы и наниматели таких троек тоже желали ездить со звоном – потребность в поддужных колокольчиках быстро росла.

Дар Валдая
Колокольчик - дар ВалдаяИзготовление колокольчиков в России с самого начало имело кустарный характер. Кустарные предприятия были мелкими, но их было много в городах и деревнях страны. Общий объем производства достигал сотен тысяч колокольчиков в год. В этом производстве не существовало каких-либо стандартов, однако сохранялись определенные традиции. Опыт литья колокольчиков передавался от мастера к ученику. Существовали и семейные династии кустарей, в которых секреты мастерства переходили из поколения в поколение.
Почтовый колокольчик был миниатюрной копией большого церковного колокола, совпадая с ним по форме, конструкции и материалу. К XVIII столетию в России был накоплен четырехвековой опыт литья церковных колоколов. Были распространены и маленькие подшейные скотоводческие колокольчики. Этот богатый опыт был с успехом использован для изготовления почтовых колокольчиков.
Маленькие колокольчики, как и большие колокола, отливались из колокольной бронзы – сплава из четырех частей меди и одной части олова. Изредка вместо бронзы использовался дешевый чугун. Однако голос чугунного колокола был несравненно менее звонким. На бронзовый колокольчик часто наносился тонкий слой серебра. Посеребренные колокольчики назывались белыми, не посеребренные – желтыми. К концу XIX века вместо бронзы все чаще стали употреблять более дешевую латунь – сплав меди с цинком. Правда, и звон латунного колокольчика был не столь громким и приятным, как звон бронзового.
Ушко – выступ с отверстием для подвески колокольчика – отливалось заодно с колокольчиком. На внутренней поверхности крышки (плеч) находится петля – скоба для подвески языка из толстой железной проволоки, на ней свободно висит металлический язык. При раскачивании колокольчика язык ударяет по внутренней поверхности широкой части колокольчика (юбки) и вызывает колебания со звуковой частотой его стенки, которая в ударной части имеет утолщение. Язык делался из железа или медного сплава и имел разнообразную форму.

Изготовлялся он с помощью ковки, литья или же из готовой толстой проволоки. Более крупные колокольчики обычно имели более толстые стенки. Лишь к концу XIX века с целью экономии металла стали выпускаться крупные колокольчики с тонкими стенками. Их звон был уже менее сильным и нежным. Толстостенные колокольчики назывались плотными, тонкостенные – обыкновенными. Наружная боковая поверхность колокольчика выполнялась гладкой (если не считать рельефных надписей и изображений, о которых речь пойдет ниже) или снабжалась гранями, покрывавшими поверхность частично или полностью. Поддужные колокольчики были не такими уж маленькими. Наружный диаметр ударной части колебался в пределах от четырех до шестнадцати сантиметров. Относительный размер колокольчика в данной партии характеризовался номером. Чем больше номер, тем меньше размер. Самые крупные поддужные колокольчики имели номер 4/0 («четыре нуля»), самые мелкие – 8.
Центры литья колокольчиков обычно возникали на крупных почтовых трактах или на судоходных реках, пересекавших эти тракты. Родиной этого промысла стал город Валдай Новгородской губернии, поэтому поддужные колокольчики часто еще называют валдайскими. Валдай располагался посредине тракта Петербург – Москва, главной почтовой магистрали России.

Страницы: 1 2