Морская археология

просмотреть (99 кб)
просмотреть (39 кб)
экспозиция Алуштинского краеведческого музея с подводными находками В. Назарова (36 кб)
просмотреть (30 кб)

Назаров В. В. Гидроархеологическая карта черноморской акватории Украины (памятники античной и средневековой эпох). — Киев: Стилос, 2003, 160 с.; 26 карт

Первая книга по теме. Помимо аккуратного и всеобъемлющего обозрения всех подводных находок, которые упомянуты в литературе и научных отчетах, много авторских результатов.
Единственным недостатком книги является то, что с автором невозможно связаться.
Книга написана достаточно легким языком, но при этом является научным исследованием со всеми атрибутами.

Хорошая полиграфия, а цена, кажется не особо высока. Впрочем, найти книжку в продаже наверное уже не просто.
Известно, что ее автор долгие годы останавливается у одной и той же квартирной хозяйки в Малом Маяке, у которой хранятся многие из его подводных находок.

 Небольшая экспозиция этих находок выставлена в Алуштинском музее.

одна из публикаций Назарова:

Назаров В.В., Герасимова В.Е. Подводные исследования острова Березань в 2004 г.
Москва, КПДР, 2006

В докладе представлены результаты под­водных исследований в районе острова Березань, которые были проведены во второй половине апреля 2003 года. Эта экспедиция была организована не только для выполнения чисто научных задач, но и с целью изучения принципиальной возможности проведения эф­фективных археологических исследований в межсезонье небольшими мобильными группа­ми.

Постоянный состав экспедиции насчитывал 3 человека. Такое количество является мини­мально возможным для проведения подводных исследований в условиях Березани. Тем не ме­нее, наши работы были успешны. Здесь сыгра­ло роль сочетаниие высокой квалификации водолазов с достаточным количеством совре­менного снаряжения и оборудования. Финан­сирование экспедиции было осуществлено частично за счет личных средств ее участни­ков, частично же из средств Лаборатории меж­отраслевых исторических исследований (директор — С.А. Воронов).

Работы велись в северном и северо­восточном участках прилегающей к острову акватории Днепровского лимана на расстоянии до 100 м от береговой линии острова. Глубины в указанных районах не превышают 2 м. Види­мость из-за прошедших недавно штормов со­ставляла всего порядка 1,5 м. Основной задачей был визуальный осмотр донной по­верхности и сбор подъемного материала. Так­же производилось обследование грунта с помощью металл од етектора. Учитывая слу­чайный характер залегания конкретных нахо­док на большой площади донной поверхности, и то, что зона распространения на дне археоло­гического материала ранее уже определена и нанесена на план (Назаров, 2003, с. 46, рис. 7), местонахождение каждой отдельной находки не фиксировалось.

При помощи прибора «Ма­геллан» (система GPS) были определены коор­динаты точки скопления на дне крупных обломков керамики. Также были закоордини-рованы некоторые характерные выступы бере­говой линии напротив исследуемых участков акватории. В ходе исследований были подтверждены результаты наших прежних наблюдений каса­тельно распространения на дне археологиче­ского материала. Он в значительном количестве залегает на поверхности дна и в грунте в пределах довольно четко очерченной зоны в северном участке прибрежной аквато­рии и практически отсутствует в северо­западном (напротив некрополя) и в северо­восточном ее участках. Основной упор в этот раз был сделан сбор подъемного материала с целью получения по возможности полного представления о ком­плексе керамики из затопленной части поселе­ния.

Его специфика заключается в том, что именно отсюда происходят наиболее поздние (для Березани) образцы античной, и наиболее ранние образцы средневековой керамики. Еще до революции под Березанью рыба­ками были подняты со дна две потеры римско­го времени (отмечено в OAK). В ходе исследований, проводимых нами в 80-е годы здесь также были найдены образцы керамиче­ской тары и посуды 1-х вв. н.э. (Nazarov, 1997 р. 135; Назаров, 2003, с. 49-51). Подъемный материал, добытый в процес­се нынешних исследований большей частью также представлен обломками керамических сосудов.

Присутствуют также кости (в том числе нижняя челюсть, вероятно, коровы). Со­ответственно поставленной задаче на поверх­ность поднимались по возможности не все обнаруженные на дне обломки керамики, а только профильные детали. В целом керамиче­ский материал можно разделить на три хроно­логические группы. Ранняя керамика. Датировка — 6-5 вв до н.э. Представлена обломками амфор; милет­ской, со стаканообразным дном, хиосских пух-логорлых и др. Керамика римского времени. Датировка -1-3 вв. н.э. Выделяются амфоры: Типа мирмекийских конца 2 — середины 3 вв. (Зеест, тип 72; Крапивина, 1993, тип 32). Светло глиняная узкогорлая 3 в. н.э. /Зеест, тип 93; Бураков, 1976, т. Ш, 13в/, С желобчатым венчиком конца 2-начала 3 вв. (Robinson, 1959, р. 69, pi. 40; Зеест, тип 80; Бураков, 1976, т. III, 8; Ксенофонтова, 1984, с. 138, 140,1; Крапивина, 1993, тип 32), Со сложнолрофилированными ручками 2-3 вв. (Зеест, тип 75; Бураков, 1976, т. Ш, 7; Ксенофонтова, 1984, с. 138-139, 140, П-Ш; Крапивина, 1993, тип 31).

Узкогорлая амфора с относительно невы­соким горлом, овальными в сечении ручками и подпрямоугольным в сечении венчиком. Особо интересен обломок «высоко подня­той ручки», возможно, принадлежащий амфо­ре 4 в. н.э. Средневековая керамика. Наиболее интересен фрагмент горла т.н. кувшина с плоскими ручками. Такие сосуды характерны для средневековых комплексов Крыма, Тамани и Нижнего Дона и датируются в основном 8-10 вв. (Якобсон, 1979). Два таких кувшина, найденные в Тендровском заливе, хранятся в ОАМ (Якобсон, 1979, с. 33; Наза­ров, 2003, с. 74). В прибрежной акватории Бе-резани это вторая известная нам подобная находка. Фрагмент горла аналогичного кувши­на в 2002 г. был изъят у одного из посетителей острова, подозреваемого в кладоискательстве /он же утверждал, что ловил мидий/ (Назаров, Паньков, Назарова, с. 204).

Находки таких кувшинов при наземных раскопках на острове мне неизвестны. Этим же временем датируется фрагмент горла амфоры «Причерноморского типа». Более поздний период — 12-13 вв. пред­ставлен обломком ручки амфоры типа «с высо­кими ручками» (Якобсон, 1979, с. 110, 7). Так же, вероятно датируется обломок венчика гон­чарного сосуда, орнаментированный ногтевы­ми вдавлениями. Работа с подводным металлодетектором в районе Березани осложнена ввиду наличия в грунте большого количества металлических предметов времен Великой Отечественной вой­ны — обрывков кабеля, осколков снарядов (в том числе), снарядных и патронных гильз. По­падались неразорвашиеся взрыватели и целые патроны к немецкой винтовке Маузера (модель 08). Всё же в процессе обследования грунта металлодетектором были найдены и древние предметы: медная пряжка и свинцовая гиря. Фррма гири в плане квадратная со стороной, равной 48 мм. Вес составляет 64г 670 мг.

Таким образом, в результате проведенной работы получены новые данные, характери­зующие керамический комплекс Березанского поселения позднеантичного и средневекового периодов. Эта работа не закончена; представ­ляется целесообразным ее продолжить в даль­нейшем с тем, чтобы уточнить датировку прекращения жизни на античном поселении и, соответственно, начала функционирования поселения эпохи средневековья. Важно это и с учетом задачи реконструкции береговой линии в указанное время, т.е., определение времени образования острова в очертаниях, близких современным. Напомним, что по мнению Ф.В. Шелова-Коведяева, основанному на содержа­нии известной стихотворной надписи с Береза­ни (Шелов-Коведяев, 1990), и поддержанному Ю.Г. Виноградовым (Vinogradov, 1994, р. 19), Березань была островом уже в 1 в. до н.э. Эта точка зрения приведена и в посвященной Бере­зани монографии С.Л. Соловьева (Solovyov, 1999, р. 117). Ее оппонентами сейчас (помимо К.К. Шилика) выступают: А.С. Русяева и один из авторов настоящего сообщения (Русяева, 1992, с. 80-81; Nazarov, 1997, р. 135). Данные, полученные в ходе подводных археологиче­ских исследований не подтверждают предпо­ложения об островном положении Березани в римское время. Напротив, на настоящем этапе исследовании они хорошо иллюстрируют па­леогеографическую схему, предложенную К.К. Шиликом (1978), в соответствиии с которой остров отделился от берега в 6-9 вв., а в 10-16 вв. снова соединился с берегом узкой пере­мычкой. Литература:

1. Бураков А.В. Козырское городище рубежа и первых столетий нашей эры.-Киев, 1976.- 158с.

2. Зеест И.Б. Керамическая тара Боспора. — МИА -83.-1960. — 179 с.

3. Крапивина В.В. Ольвия. Мате­риальная культура 1-1V вв. н.э. — Киев,
1993. -184 с.

4. Ксенофонтова, И.В. Керамика первых веков н. э. из раскопок поселения
на острове Березань (по материалам Эрми­тажа)// Культура и искусство античного
мира. — 6. — Труды Государственного Эрми­тажа. — XXIV. — Л., 1984.-С. 138-146.

5. Назаров В.В. Гидроархеологи­ческая карта черноморской акватории Ук­раины (памятники античной и средневековой эпох). — Киев, 2003. — 186 с.

6. Назаров В.В., Паньков СВ., Назарова Т.А., Раскопки на острове Бере­зань в 2002 г. // Археолопчш вщкриття в Украйй 2001-2002 pp. — Кшв, 2003 — С.
2003-204.

7. Русяева А.С. Религия и культы античной Ольвии. — Киев, 1992 — 256 с.

8. Шилик К. К. Эволюция топо­графии Березанского поселения в голоцене
// Археологические исследования на Ук­раине в 1976-1977 гг. Тезисы докладов XVII конференции Института археологии АН УССР. — Ужгород, апрель 1978. — С. 77-
78.

9. Шелов-Коведяев Ф.В. Березанский гимн острову и Ахиллу. // ВДИ.—
1990.-3(194).-С. 49-62.

10. Якобсон А.Л. Керамика и ке­рамическое производство средневековой
Таврики.-Л., 1979.-154 с.

11. Vinogradov Yu.G. A Maiden’s Golden Burial from Berezan, the Island of
Achilles // Expedition. — Vol. 36. — Nos 2-3 (1994).-p. 18-28.

12. Nazarov V.V. The Ancient Landscape of Berezan Island // Landscapes in
Flux Central and Eastern Europe in Antiquity. -Oxford, 1997.-P. 131-136.

13. Robinson H.S. The Athenian Agora. Pottery of the Roman period. — New
Jersey, 1959.-149 p., 76 pi.

14. Solovyov S.L. Ancient Berezan. The Architecture, History and Culture of the
First Greek Colony in the Northern Black Sea. — Leiden, Boston, Koln, 1999. — 148 p.

Публикации о подводной археологии http://www.mpac.ru/index.php?option=com_content&task=blogcategory&id=6&Itemid=12

============================

М.С. Зеленко

Зеленко. Подводная археология КрымаПодводная археология Крыма

Издательство: Стилос
264.54 грн. Действительно — очень дорого! Издано хорошо.

2008 г.

272 стр. твердый переплет

Формат 60х80\8

  • В книге представлены история подводных археологических исследований на шельфе Крымского полуострова и результаты экспедиций научных организаций Украины и стран СНГ, отображены современное состояние и проблемы подводной археологии Украины.
    Для археологов, историков, музейных работников, краеведов и студентов исторических факультетов, а также любителей подводного плавания и всех, интересующихся подводной археологией.

Содержание:

1) Краткий обзор подводно-археологических исследований Крымского полуострова (1900–1990 гг.)

2) История подводно-археологических исследований Крымского полуострова (1990–2006 гг.):

Исследования на шельфе Северо-Западного Крыма
·Результаты работы экспедиции Национального заповедника «Херсонес Таврический» в районе Гераклейского полуострова
·Исследования в Херсонесе экспедиции Центра подводной археологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко
·Совместная экспедиция Национального заповедника «Херсонес Таврический» и Института востоковедения РАН
·Экспедиция ГП «Южгидроархеологии» ОАСУ Института археологии НАН Украины в районе Евпатории
·Исследования Центра подводной археологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко на траверзе Тарханкутского маяка

Исследования на шельфе Южного берега Крыма
·Археологи в районе мыса Плака (1991–1995 гг.)
·Исследования между горой Аюдаг и скалой Дженевез-Кая (1995-1996 гг.)
·Исследования восточнее г. Алушты (1996 г.)
·От урочища Сотера до мыса Ай-Тодор

Исследования на шельфе Юго-Восточного Крыма
·Мыс Меганом – мыс Хамелеон (1997–1998гг.)
·Археологические разведки в бухте поселка Новый Свет (1997-1998 гг.)
·Исследования в бухте поселка Новый Свет (1999 г.)
·Между мысами Меганом и Ай-Фока (2000 г.)
·Исследования между мысом Алчак, поселком Прибрежное и в районе мыса Мальчин (2001 г.)
·Исследования в бухте поселка Новый Свет (2002–2007 гг.)
·Археологические разведки кораблекрушения Х–ХI вв. в бухте поселка Новый Свет (1999, 2002-2007 гг.)

Подводные археологические исследования у Судакской крепости
·Экспедиции заповедника «София Киевская», 1990–2007 гг.
·Совместная экспедиция ИА НАНУ и Берлинского свободного университета, 2004–2005 гг.

Подводные археологические исследования на Керченском полуострове
·Разведки в районе горы Опук (1991 г.)
·Совместная международная экспедиция в районе античного Нимфея (1993–1997 гг.)
·Экспедиция Керченского историко-культурного государственного заповедника в районе античной Акры (1995, 1997 гг.)

Исследования на Азовском побережье Крымского полуострова
· Артезианская археологическая экспедиция в районе поселка Золотое (2007 г.)

Приложения
·Античные и средневековые корабли
·Формы античной и средневековой керамики
·Античные амфоры и бытовая посуда
·Средневековые амфоры
·Древние якоря

Охрана подводного культурного наследия Украины
·Закон Украини «Про ратифiкацiю Конвенцii про охорону пiдводноi культурнoi спадщини»
·Конвенция об охране подводного культурного наследия
·Правила, касающиеся деятельности, направленной на подводное культурное наследие
·Федерация подводного спорта и подводной деятельности Украины
·Кодекс поведения для дайверов и туристов на объектах подводного наследия Украины
·Медицинское страхование дайверов
·Детский дайвинг

Зеленко С. Пятая колона в археологии или авантюристы от подводной археологии.
Зеркало Недели № 29/608 (август 2006)

Статья — ответ заместителя директора Института археологии НАН Украины Дениса Никодимовича Козака прозвучала как всегда в его «стиле». Говорят, постоянство признак мастерства. Однако мастерство господина Козака заключается в умении восхвалять свои достижения и в то же время оскорблять, унижать и запугивать своих оппонентов — коллег, которые «посмели» высказать свое мнение, отличное от представлений и убеждений господина заместителя директора Института Археологии НАН Украины. Но все же в его стиле появляются новые оттенки, такие, как например использование уголовной лексики. Неужели в словарном запасе доктора исторических наук не нашлось иного синонима выражению «мочить»?

Начну с цитаты прямо из названия статьи — ответа Дениса Никодимовича Козака «Феодосийская бацилла в подводной археологии», опубликованной в Зеркале недели за 29.07.2006 г. номер 29(608) «…Сегодня определенные силы нагнетают антинатовскую, антиамериканскую истерию. Наиболее характерным ее проявлением стали события в Феодосии. Так что, вероятно, и С. Зеленко своей статьей решил подбросить дров в это опасное пламя. Неслучайно она появилась через месяц после завершения экспедиции, как раз когда феодосийские события еще на слуху…»
Господин Д. Козак ставит все с ног на голову. Еще далеко до феодосийских событий, примерно за два месяца на заседании полевого комитета я выступил с критическим замечанием по поводу организации и проведения этой экспедиции. Уже тогда я высказал свое мнение как ученого и гражданина по поводу недопустимости экспедиции такого характера. Но об этом присутствующий на том заседании заместитель директора и по совместительству глава квалификационного совета умалчивает. Хочется вспомнить старую добрую пословицу, если факты мешают теории, к черту факты. Но и это еще пол беды, что Вы не скрываете правду. Ваше заявление о «феодосийской бацилле» имеет хорошо знакомый привкус социалистической критики, тех кто не поддерживает курс партии и правительства. Но господин историк забывает, что Украина — демократическая страна и каждый ее житель имеет право высказывать свою гражданскую и политическую позицию, это же касается и мнения ученых в стране. Или все что Вам неугодно слышать Вы станете называть «бациллой»?
«Однако С. Зеленко почему-то увидел в экспедиции сплошную крамолу и недосмотр государственных органов. Но вот беда — в своих упреках в упоминавшейся статье руководитель Центра подводной археологии КНУ допустил «неточности» и сознательную дезинформацию. В частности программа исследований предусматривала только поиск затонувших объектов и их фотокинофиксацию, без какого-либо контакта с памятником. То есть подводные раскопки и подъем находок на поверхность не проводились. Так что отчаянные крики автора статьи об американском судне, которое отправилось домой. «загруженное интересными находками», не соответствует действительности…»
Вы господин Козак совершено не понимаете разницы между самими объектами и той научной информацией, которые они дают, поэтому хочу напомнить, что задача археологии не есть вынимание из земли археологических объектов или их фотографирование и просмотр на мониторе. А всестороннее изучение археологического комплекса и извлечение из него максимальной исторической информации. Поэтому когда мы говорим о вывозе американцами находок, мы не имеем в виду какой-то конкретный кувшин или сундук, а ценную информацию, которая уже покинула территорию Украины.

Перейдем к вопросам профессионализма и квалификации, а также к вопросу какие ученые какие научные программы выполняют. «…И интересно было бы знать, какое — такое мнение «большинства ученых-археологов стран бассейна Черного моря и их европейских коллег совпадает… Какие это ученые Украины и России, работающие по различным научным программам изучения Черного моря. Не из того ли они лагеря, что и организаторы феодосийских «перформансов?» Уважаемый, они разных политических взглядов, из разных научных организаций и стран, но их объединяет профессионализм и совесть, а также стремление следовать принципам археологической науки и кодексу поведения археолога. Но оставим патетику. Вернемся к фактам.

В 2003 году ученые университета Анкары обратились к правительству Турции с просьбой последовать примеру болгарских ученых и отказать Балларду в проведении исследовательских работ в Черном море. Еще раннее известный болгарский историк Божидар Димитров высказал мнение, что «широко разрекламированная океанографическая экспедиция под руководством доктора Балларда летом 2001 года искала в Черном море не Ноев ковчег или остатки древней цивилизации, а нечто совсем другое… у берега Варны велась чисто разведывательная американская операция под прикрытием геологических изысканий» Цитата из газеты Дуэль № 44(238) от 30 октября 2001 года. Но что интересно, если в Болгарии эта экспедиция была широко разрекламирована, то в Украине о ней знало только несколько человек — организаторов, и, наверное, еще с десяток официальных лиц подписавших все те разрешительные документы, которые перечислил Д. Козак в своей статье. Подскажите, где опубликовано «открытое письмо Института археологии Национальной академии наук за № 021/0812 от 31 января 2006» где мы его можем прочитать?
То, что ученые, геологи и археологи, да и я в том числе узнали о подобных экспедициях из газет — так это Ваша вина, так как, монополизировав все археологическое направление в Украине, Вы просто скрываете информацию, и не считаете нужным ставить в известность общественность о ваших исследовательских программах. А вдруг «чужие, посторонние», да и свои начнут критиковать Вас. Но нелояльных археологов Вы привыкли наказывать, не так ли? Факты. После утверждения на полевом комитете Института Археологии заявок сотрудников кафедры археологии и музееведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченко на проведение разведок шельфа вдоль Крымского полуострова, открытые листы этим сотрудникам не были выписаны, так как Вы отказались их подписывать. Формальная причина — недостаточно документов подтверждающих их квалификацию. И это после того, что сотрудники университета работают по утвержденным Министерством науки и образования научным программам, имеют дипломы ВУЗов Украины в области истории и археологии, имеют многолетний опыт проведения археологических разведок и раскопок. А на полевом комитете к заявкам были приложены все необходимые документы: характеристики, планы работ и другие. Мотивация отказа — планы исследовательских работ не согласованы с новосозданой Институтом Археологии НАН организацией — государственным предприятием «Департаментом подводного наследия». Дальше — больше: нежелание Вами подписывать открытый лист на проведение мною археологических разведок на территории Крыма. Только вмешательство директора Института Археологии остановило Вашу месть. Таким образом, элементарно отомстив, Вы сорвали проведение нескольких научных программ проводимых Киевским национальным университетом. В науке существует такое понятие как научная дискуссия — полемика, в ходе которой выявляются сильные и слабые стороны тех или иных методов исследований. Поэтому критику не следует воспринимать так болезненно, потому как настоящий ученый извлекает из критики положительные моменты, позволяющие развивать дальше, а также более критично относиться к своим работам. Как правило, столь болезненное восприятие критики говорит, прежде всего, про некомпетентность, либо о «подводных камнях» в работе. А таких «камней», по-видимому немало. Или же автор статьи не совсем незнаком или плохо проинформирован о ходе работ, защитником которых он выступает. Например: какие четыре военных корабля, о которых пишет автор («корабль» — термин употребляющийся применительно к военным плавсредствам, а для гражданских используется термин — «судно») участвовали в экспедиции? Насколько нам известно, с украинской стороны участвовало несколько коммерческих дайверских судов, на одном из которых и находилась почти вся украинская команда, состоящая в основном из журналистов, которые должны были осветить невероятные успехи экспедиции. На борту «Эндевера» находились лишь директор Департамента подводного наследия, его заместитель, тележурналист и один профессиональный наземный археолог представляющий античный отдел Института Археологии НАН Украины. Господин Воронов С. — начальник этой археологической экспедиции и директор Департамента подводного наследия, себя позиционирует как яхтенный капитан («РАБОЧАЯ ГАЗЕТА» №82 (13832) 9 июнь 2006 г. Сенсационные находки на дне Черного моря …..А что вы лично мечтаете найти на дне Черного моря? — спросили мы у Сергея Воронова. — Сам я историк, — ответил ученый, — но в прошлом был моряком. Я капитан яхтенных судов. А мои мечты связаны со средневековьем. Интересно было бы найти какой-то идеально сохранившийся парусник времен Ушакова, чтобы исследовать его и определить, каким был такелаж, как крепились мачты, другие характерные для судостроения той эпохи детали).
О каком профессионализме украинской части экспедиции вообще может идти речь? Но в то же время у сотрудников КНУ имени Тарас Шевченко с высшим образованием в области истории и археологии, а также сертифицированных как опытные аквалангисты, по мнению Д. Козака оказалось недостаточно квалификации для получения разрешений на подводные археологические разведки.
Вызывает улыбку и историческая каша, которую варят и которой кормят читателей организаторы этих исследований, смешивая в одном котле античную археологию, медиевистику, а также исследований судов 19-20 веков. Уже не улыбку, а глубокое сожаление вызывают тот факт, что «профессиональная команда организаторов экспедиции «Черное море — 2006» выпустила из виду, что с американской стороны больший процент участников были не археологии, а геологи и океанографы, что не раз упоминалось в «местной» прессе, а также самими информационными источниками Института Исследований (Institute for Exploration — IFE). Кстати, термин «океанографическая археология» был придуман совсем недавно самим доктором Баллардом. Еще одна интересная подробность — так называемый Институт археологической океанографии в Университете Род-Айленда (the Institute for Archaeological Oceanography at the University of Rhode Island’s Graduate School of Oceanography) имеет статус и уровень подобный кафедре археологии и музееведения КНУ имени Тараса Шевченко. Зам. директора института Археологии НАН Украины Денис Козак — выступая защитником украинско-американской подводно-археологической экспедиции «Черное море — 2006» совершенно далек от методик применяемых в подводной археологии, не знаком с работами ученых в этой области, но при этом поучает других. Цифры находок, их восхваление и затраты этой экспедиции вызывают недоумение археологов, а у специалистов из нефтегазоэнергетики находят простое объяснение:(04.07.06, Нурислам ЗУБАИРОВ, DailyUA «Тайны Черного моря»)
«… По данным украинских геологов несанкционированные исследования шельфа Черного моря проводятся постоянно». Последняя из них «Черноморская экспедиция 2006», о которой уже писала DailyUA (22.06.06, Инна ПОЛУКАРД, Зачем Америке Черное море?).
«…Как правило, подобные экспедиции строятся по одинаковой схеме. Используя ничтожное финансирование украинской науки, некая научная структура предлагает провести совместную экспедицию по поиску археологических памятников на дне моря. В состав экспедиции включается ограниченное количество украинских ученых. Что позволяет с одной стороны обеспечить защиту от проникновения на судно под видом ученых представителей украинских спецслужб, а с другой прикрыть истинные намерения организаторов экспедиции. Технические возможности современной аппаратуры позволяют не только находить затонувшие суда, но и вести геологическую разведку дна под прикрытием археологических исследований. Ведь ученый-археолог не может определить геологические признаки наличия природных ископаемых. Наличие же данных геологической разведки, позволят формировать предложения для участия в конкурсах на право разведки и разработки шельфа. Яркий пример тому — победа в конкурсе на право заключения соглашения о разделе продукции (СРП), компанией Vanko International limited (Бермуды), о которой уже достаточно было написано в отечественной прессе. Победа этой компании стала возможной благодаря тому, «…что уже приобрела всю имеющуюся геологическую информацию, интерпретировала ее, выявила в пределах Прикерченского участка приоритетные нефтегазоносные структуры, в частности Судак и Тетяево, предварительно оценила объем возможных запасов углеводородов на этих структурах (соответственно, порядка десятков и сотен миллионов тонн) и места их залегания», — отметил заместитель председателя межведомственной комиссии по организации заключения и выполнения СРП Владимир Игнащенко в интервью «Зеркалу недели».
Самый перспективный из путей обеспечения страны природным газом и нефтью — освоение ресурсов Черного моря. К тому же определяющим интересом для современного мира является энергетическая безопасность и наличие энергоресурсов. По оценке ГАО «Черноморнефтегаза» освоенность месторождений составляет около 4 процентов. Периодически поступают предложения о проведении геологических разведок со стороны западных нефте и газодобывающих компаний. Так же проводить геологические разведки в этом регионе планирует «Черноморнефтьгаз».
А теперь простая задача: сколько стоит лицензия на проведение геологоразведочных работ на шельфе Черного моря? И если удастся доказать, что Черноморская экспедиция 2006, и последующие за ней, не что иное как геологоразведочные операции, то сколько государство Украина недосчиталась поступлений в бюджет? Я полагаю, что эта задача должна заинтересовать органы контроля и СБУ, а так же тех, кто подписывал «50 разрешений и согласительных виз и утвердительных резолюций».
И снова приведу мнение ученого геолога Евгения Шнюкова, академика НАН Украины, директора Центрального научно-природоведческого музея НАНУ который считает, что «…по прогнозам специалистов, в районе южного шельфа Черного моря (как раз где и проводилась экспедиция Департамента подводного наследия и Института археологии океонографии США — примечание автора) располагается около 1,5 миллиардов тонн условного топлива». Но может это только совпадение?
Думаю, на этом можно и остановиться, так как перечислять мнения «каких-таких ученых» можно долго, но разве в этом суть проблемы? Суть проблемы в том что, имея многочисленные «катастрофы» в области археологии внутри Украины; имея сотни памятников — ограбленных, застроенных, изувеченных и неизученных; имея дефицит средств и кадров на проведение элементарных исследовательских и охранных археологических работ, господин Козак, вместо того, чтобы решать эти горящие проблемы и защищать археологов, занимается тем, что мстит и запрещает проведение археологических работ неугодным, нелояльным археологам, и просит денег у государства на заведомо авантюрные проекты поиска Ноева ковчега, Атлантиды и затонувших кораблей на недосягаемых глубинах в наше время. Чем же это лучше «дулебов в Тибете и трипольцев в космосе»?
И еще немного о профессионализме. Профессионализм команды Дениса Козака действительно был по достоинству оценен легендарным профессором Робертом Баллардом, который с помощью украинских ученых недалеко от острова Санторини исследовал затонувшую Атлантиду. «Преодолев за три недели Атлантический океан, американское научное судно «Эндевер» подошло к острову Крит, где взяло на борт украинских археологов. С их помощью легендарный профессор Род Айленского университета Роберт Баллард, нашедший «Титаник», планировал исследовать затонувшую Атлантиду, которая по верси многих ученых, погрузилась в морскую пучину недалеко от острова Санторино» (Цитата из статьи «В Крыму есть объекты интереснее, чем Атлантида» опубликованной в «Комсомольской Правды» от 30 мая 2006 года, автор статьи Денис Симоненко).
Вероятно проверив «профессионализм» команды Д. Козака на Атлантиде Баллард решил, что лучше этой команды ему не найти, для того, чтобы спокойно и без помех провести свои исследования в украинских водах, которые далеки от идеалов и принципов профессиональной археологии.
Доктор Д. Козак, так же как и члены его «профессиональной» команды вероятно не владеет английским языком, на котором было опубликовано сообщение министерства культуры Греции (Titanic explorer to seek shipwrecks in Aegean: Greek officials, June 08, 2006). Иначе бы он комментарии представителей Министерства культуры Греции перевел не как «по заказу правительства Греции», а как «…предприняты необходимые шаги для того, чтобы Министерство культуры смогло принять участие в этих исследованиях… Так как есть вероятность совершения открытия относящегося к археологии, что потребует участия Министерства» (Цитата на английском языке «…»The necessary steps are being taken so that the culture ministry can participate in this research… As there is the possibility of an archaeology related discovery that would demand the ministry’s participation.» опубликована в IOL — Friday 9th of June 2006). Стоило также включить в статью мнение главы Департамента подводных древностей моря Министерства культуры Греции госпожи Катерины Деллапорта, которая в своей аналитической записке предупреждала власти Греции о риске вовлечения американского океанографа Балларда в операции по поиску древних кораблекрушений в водах Греции, которое может превратиться в поиск сокровищ.
Хочу только добавить, что автор статьи «Феодосийская бацилла» эмоционально упомянул «многочисленные интриги» и перечислил «колонны — черных и серых археологов и дискредитаторов археологической науки». Увы, анализируя все выше сказанное и суммируя все «добрые дела» оппонента у меня возникает вопрос, не возглавляет ли господин Козак еще одну — «Пятую» колону в Украинской археологии, целью которой как раз и является дискредитация работы и авторитета Института Археологии Украины; дискредитация международного имиджа Украины; пособничество в получении американскими организациями ценной информации отнюдь не археологического характера, а также лишение будущего поколения украинских археологов, возможности прославить Украинскую археологию, и Украинскую науку и быть хозяевами в нашем родном Черном море в его украинских водах. А в ответ на Ваше обвинение насчет желания попасть на «Эндевер» и мести за то, что я не участвовал в этой экспедиции, я могу сказать только одно — не судите других людей по своим меркам мстительности и зависти. Я изначально не желал принимать участие в этом шоу, и к тому же совсем не хочу шагать с Вами в одной колоне — «Пятой».

========================

«Феодосийская бацилла» в Подводной Археологии

Денис Козак. (ДИН, зам.директора ИА НАН Украины)

Как всякая медаль имеет две стороны, так и на всякое доброе дело найдется свой завистник.

Одной из сфер, очутившихся под пристальнейшим вниманием таких «доброжелателей», стала украинская археологическая наука. Украинским ученым-археологам постоянно не дают жить многочисленные интриги так называемых черных археологов и их покровителей и финансистов — коллекционеров. Цель всех их упреков понятна — расчистить пространство для бесконтрольного пополнения собственных коллекций, отстранив от находок ученых. Другая колонна дискредитаторов археологической науки — всевозможные авантюристы, или же так называемые неофициальные археологи, которые в своих «открытиях» ради собственной славы или дохода готовы отправить трипольцев едва ли не в космос, а дулебов — в Тибет.

Но и среди непосредственно причастных к археологии как науке находятся искатели «славы Шлимана», которые всегда готовы в успехи коллег влить ложку дегтя. Именно такая ложка дегтя, или точнее откровенное вранье, попалась читателям «Зеркала недели» в статье Сергея Зеленко, руководителя Центра подводной археологии Киевского национального университета им. Т.Шевченко, «Кому откроет свои сокровища подводная «Троя» (№24 от 24 июня 2006 г.). Поводом к метанию молний, распространению неправды и демонстрации собственной некомпетентности на страницах уважаемой газеты для автора стала совместная украинско-американская подводно-археологическая экспедиция «Черное море — 2006».

Перед тем как ответить на упреки С.Зеленко, кратко изложим результаты этой экспедиции. Важнейшей особенностью, которая и обеспечила успех международного сотрудничества, стало использование специального оснащения для глубинных археологических изысканий. Благодаря оборудованию, предоставленному американской стороной, украинские археологи впервые (!) получили возможность обследовать глубинные участки Черного моря. В результате обнаружены 494 объекта, а 25 памятников паспортизованы.

Программа исследования формировалась исключительно специалистами Института археологии НАН Украины. И поиск велся от квадрата к квадрату согласно утвержденному перечню. В экспедиции участвовали исследовательское судно Института археологической океанографии Университета штата Род-Айленд «Еndеаvог» (США) и четыре украинских корабля. Исследование предусматривало совместную работу украинских и американских специалистов. В частности, круглые сутки по двое участников экспедиции (украинец и американец) несли вахту возле мониторов поисковых приборов.

Экспедиция предусматривала поиск и исследование объектов подводного культурного наследия Украины, относящихся к трем эпохам, — плавсредства античных времен, плавсредства Средневековья, гражданские суда и военные корабли периода Второй мировой войны. Главная цель — поиск, исследование и паспортизация военных и гражданских плавсредств, на борту которых погибло наибольшее количество людей. Еще одна, не менее важная, задача — глубоководное изыскание возможных маршрутов, изучение направлений античных торговых путей на основе остатков судов и грузов.

Кроме того, американские исследователи проверяли собственную гипотезу о Всемирном потопе, который, по их предположениям, мог произойти 7150 лет назад. Правда, поиски подтверждения этой гипотезы на украинском дне Черного моря назвать успешными нельзя.

Среди интересных находок экспедиции — остатки византийского корабля примерно ІХ-Х веков с грузом амфор (90% которых — абсолютно целые). Кроме того, паспортизованы три военных парусных корабля, принимавших участие в Крымской войне (район Севастополь-Балаклава-Кача), обнаружен броненосец конца XIX века типа «Синоп».

В результате поисков были также найдены несколько кораблей, затонувших во время Второй мировой войны. В частности, выяснено место гибели эсминца «Дзержинский», который в 1942 году подорвался на собственных минах, двигаясь с пополнением в окруженный Севастополь (погибло 270 человек). Завершено исследование парохода «Ленин», затонувшего в 1941 году во время эвакуации из Одессы гражданского населения (погибло около 4000 человек). Также определено место гибели подводной лодки «С-32», пропавшей без вести в 1943 году. Выявлены и паспортизованы шесть самолетов времен Второй мировой войны, а также обнаружено место катастрофы современного военного вертолета типа «К-20» с экипажем на борту (возможное время гибели 1980 г.). Кстати, консул Российской Федерации официально поблагодарил участников экспедиции за находку.

Следует подчеркнуть, что на протяжении месяца исследований специалисты Института археологии НАНУ получили и подтвердили высокую профессиональную квалификацию в эксплуатации наиболее современных поисковых приборов. Все участники экспедиции дали самую высокую оценку ее результатам.

Однако С.Зеленко почему-то увидел в экспедиции сплошную «крамолу» и недосмотр государственных органов. Но вот беда — в своих упреках в упоминавшейся статье руководитель Центра подводной археологии КНУ допустил «неточности» и сознательную дезинформацию. В частности, программа исследований предусматривала только поиск затонувших объектов и их фотокинофиксацию, без какого-либо контакта с памятником. То есть подводные раскопки и подъем находок на поверхность не проводились. Так что отчаянные крики автора статьи об американском судне, которое отправилось домой, «загруженное интересными находками», не соответствует действительности. Или, может, только участие С.Зеленко в экспедиции могло спасти «подводную Трою» от ее «вывоза» в трюме американского корабля?

Следует отметить, что причина, по которой во время экспедиции не осуществлялся подъем находок, для археологов чрезвычайно болезненная — у нас нет специализированных лабораторий для консервации и реставрации подводных памятников, из-за чего их деревянные и металлические части на воздухе разрушаются кислородом почти мгновенно. Поэтому научные работники не спешат извлекать из морских глубин все находки, давая возможность изучить их «грядущим поколениям подводных археологов».

Еще один упрек автора, демонстрирующий его же некомпетентность, — вопрос научной экспертизы и разрешений на проведение работ. Автор «переживает» — где были государственные власти? Хотя понятно, что без соответствующих государственных решений и разрешений экспедиция была бы невозможна. Почти год специалисты Института археологии НАН Украины проводили подготовительную работу. Необходимо подчеркнуть, что экспедицию организовывали по особому поручению президента Украины. В связи с этим было выдано также девять поручений Кабинета министров Украины. За год подготовительной работы и согласования действий получено около 50 разрешений, согласительных виз и утвердительных резолюций. Экспедиции предшествовали открытое письмо Института археологии Национальной академии наук Украины за №021/0812 от 31 января 2006 года и разрешение Министерства культуры и туризма Украины №22-026/06 от 8 февраля 2006 года, представители которого наблюдали в экспедиции за исследованиями. Да и органы, отвечающие за защиту национальной безопасности, не оставались в стороне.

Но главное, что привело в негодование С.Зеленко, — участие в изучении черноморских глубин американского исследователя Роберта Балларда (на исследовательском судне «Endeavor»). Не имея возможности обвинить коллегу в непрофессионализме, С.Зеленко обвиняет его в геологическом шпионаже и намекает на скандалы, которые якобы сопровождали Р.Балларда в Болгарии и Турции. Однако нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что С.Зеленко, приводя в статье длинные цитаты из разных источников, касающиеся так называемых скандалов вокруг Р.Балларда, ограничился лишь упоминаниями о местной прессе, а также замечанием, что «пострадавшие страны старались не афишировать свои ошибки». Возможно, потому и не старались, что их не было. Кстати, в этом году, еще перед совместной украинско-американской черноморской экспедицией, Р.Баллард по заказу правительства Греции проводил исследования в акватории Критского моря и в районе острова Санторин.

Как видим, все упреки С.Зеленко надуманны. Поэтому любопытно, какие же причины побудили специалиста, который должен «сеять разумное, доброе, вечное» среди студентов, совершить столь непорядочный поступок. Как можно понять из упомянутой статьи, больше всего ее автора волнует, «кто первым доберется до богатств этой подводной «Трои» ХХІ века и увековечит свое имя, как Генрих Шлиман». Но неужели на пути к славе Шлимана успехи других исследователей колют С.Зеленко глаза так, что из коллег они превращаются для него в нежелательных конкурентов, которых он так грубо «мочит»!

Очевидно, не только зависть двигала искателем подводной «Трои». Сегодня в Украине определенные силы нагнетают антинатовскую, антиамериканскую истерию. Наиболее характерными ее проявлениями стали события в Феодосии. Так что, вероятно, и С.Зеленко своей статьей решил подбросить дров в это опасное пламя. Неслучайно она появилась через месяц после завершения экспедиции, как раз в то время, когда феодосийские события еще на слуху. И интересно было бы знать, какое такое мнение «большинства ученых-археологов стран бассейна Черного моря и их европейских коллег совпадает» и какие это «ученые Украины и России, работающие по различным научным программам изучения Черного моря», узнают об экспедициях лишь из газетных публикаций? Не из того ли они лагеря, что и организаторы феодосийских «перформансов»?

источник http://www.mpac.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=65&Itemid=13