Сегодня я завел новый подфорум Активная жизнь, работа, досуг — с умом, без алкоголя и наркотиков.
Ну а поскольку вчера я встретил некое простое воплощение очередного поколения своих воспитанников в лице парня, молодой женщины и ее 5-летнего ребенка, который уже, слава Богу, не только умеет читать, но и любит книги, я вспомнил о самых важных книгах для меня и моих детей.
К сожалению (а может быть это как раз и хорошо, поскольку мультик это одно, а книга совсем другое, другой уровень и мощный фильтр, который позволяет в элиту вывести лишь небольшое число детей, которые читают), сериал о «Незнайке на Луне» отличается от книги.

Еще из недавних впечатлений: слышал по радио, что за годы американской оккупации Афганистана производство опиумного мака выросло в огромном размере. Сейчас на Россию поступает из Афганистана 35 тонн героина в год, Афганистан производит 92% всего опиума в мире. Ежегодно от него умирают 100 тысяч человек. Какое количество преступлений против многих миллионов человек совершают наркоманы — это уже совсем отдельная статистика, о которой никто не знает. Но вполне понятно, что центр этого зла находится в Соединенных Штатах Америки.
Как и любой другой гениальный писатель Николай Носов в своем творчестве нашел («поймал») модели развития, которые не возможно вычислить рациональным путем.
Далее просто одна из работ литературоведов. Не вижу смысла отдельно излагать свои взгляды, поскольку уже нашел готовую работу, под которой могу подписаться.

Приключения Незнайки в СССР и СНГ
/С. Курий/ №2-3/2003
Размышляя о советской сказочной литературе, сталкиваешься с довольно любопытным парадоксом. При наличии немалого количества замечательных детских писателей в отечественной авторской сказке мы наблюдаем поразительную нехватку ярких «культовых» персонажей. Сперва подобное заявление поражает — «Как это нет? А…». Но первые же из приходящих на ум героев оказываются либо героями мультфильмов (Чебурашка с Геной, кот Леопольд, дядя Федор и т.д.),1 либо своеобразной трансформацией (часто довольно удачной) «исходников» западной литературы. Деревянный мальчишка Буратино А. Толстого родился из того же «полена», что и Пиннокио итальянца К. Коллоди, «Волшебник Изумрудного Города» А. Волкова оказывается фактически калькой с американского «Волшебника Страны Оз» Ф. Баума, а такой, казалось бы, «родной» доктор Айболит К. Чуковского вряд ли появился бы без доктора Дулитла, созданного фантазией Х. Лофтинга.
Оставшиеся исконно «наши» Карандаш с Самоделкиным или тот же замечательный Баранкин, не желавший быть человеком, в «культовые» персонажи явно не годились ни по объемности, ни по популярности, ни по монументальности. Все, кроме одного.
Крохотному разгильдяю Незнайке суждено было стать самым известным книжно-сказочным героем СССР — оригинальным, живым и по-настоящему советским. И пускай иллюзорный Солнечный город и борьба с капитализмом на Луне кому-то кажутся наивными и не актуальными. Вся эпопея о Незнайке до сих пор читается с огромным интересом, а ее «неактуальность» — вопрос крайне спорный.

Памятник Незнайке в Прокопьевске, Кемеровская область, Россия. Напротив художественной школы  №8. Автор скульптуры высотой в 120 сантиметров красноярский скульптор, лауреат премии Кузбасса Константин Зинич.

Памятник Незнайке в Прокопьевске, Кемеровская область, Россия. Напротив художественной школы №8. Автор скульптуры высотой в 120 сантиметров красноярский скульптор, лауреат премии Кузбасса Константин Зинич.

«ННН» + Н
Трилогия о Незнайке да и многие другие произведения Николая Николаевича Носова (о Мишкиной каше, телефоне и фантазерах) известны нашим читателям не в пример лучше, чем личность их автора. А ведь не стоит забывать, что создатель знаменитой детской «готической баллады» о Кузнечике-огуречике и его печальном конце, как-никак, наш земляк. Н.Н. Носов родился 23 ноября 1908 г. в поселке Ирпень под Киевом. Вскоре семья Носовых перебралась в Киев и поселилась на ул. Борщаговской, что на Шулявке.2
Николай с детства был довольно замкнутым и неуверенным в себе человеком, несмотря на разносторонность своих увлечений (а может быть и благодаря ей). Он то хотел стать музыкантом, то работать с техникой, то выучился на режиссера-постановщика, и в конце концов стал одним из самых известных детских писателей. Сперва прославились рассказы Носова. Их популярность, в первую очередь, была связана с превосходным знанием автором детской психологии и отсутствием в его тоне ворчливых ноток поучающего «дяденьки». Произведения Носова непосредственны, увлекательны и полны простого, но меткого юмора.
Уже в 1952 г. писатель получает Госпремию СССР за повесть «Витя Малеев в школе и дома«. Вторую премию — имени Крупской — он получит позже (в 1970 г.), и это будет премия за прославившего его Незнайку.3

Приключения начинаются…

«Некоторые читатели сразу скажут, что все это, наверно,
выдумки, что в жизни таких малышей не бывает.
Но никто ведь и не говорит, что они в жизни бывают.
В жизни — это одно, а в сказочном городе — совсем другое.
В сказочном городе все бывает».
(Н. Носов «Приключения Незнайки и его друзей«)

Раскопать информацию об истории создания «Незнайки», это вам не о хоббите или зазеркальной Алисе! Истоки ее лежат в дореволюционных сказках А. Хвольсон о маленьких лесных человечках, хорошо известных поколению Носова. Именно в этих незатейливых познавательных историях об эльфах, путешествующих по миру, мы впервые встречаем персонажа по имени Незнайка. Однако от него носовскому герою досталось лишь имя, а вот характером советский Незнайка сильно напоминает другого героя Хвольсон – хвастуна, вруна и франта Мурзилку. Только если у Носова Незнайканосил яркую голубую шляпу, желтые, канареечные, брюки и оранжевую рубашку с зеленым галстуком”, то Мурзилка был щеголем своей эпохи – «носил длинное пальто или фрак, высокую черную шляпу, сапоги с узкими носками, тросточку и стеклышко в глазу«. В результате все окончательно запуталось – Незнайка стал похож на Мурзилку, а Мурзилка с течением времени превратился в положительного героя детского журнала, сохранив от первоисточника только имя.

  • В уличном слэнге 1990Мурзилка это девочка-подросток на роликовых коньках с пестрым рюкзачком за спиной и с кока-колой в пластиковом стаканчике.

«Когда впервые у Н.Н.Носова возникла мысль написать сказку о государстве коротышек, сказать трудно. Достоверно известно только, что в том же 1952 году, направляясь с делегацией советских писателей в Минск на юбилей Якуба Коласа, Носов целую ночь напролёт проговорил с молодым украинским писателем Богданом Чалым (в то время редактором журнала «Барвинок»). Именно ему Носов поведал о замысле «Незнайки». Говорят, Чалый буквально влюбился в образ обаятельного коротышки и предложил сразу же, как только появятся первые главы произведения, даже не дожидаясь его окончания, опубликовать их в своём журнале. Предложение было принято, а слово сдержано. Так что впервые сказка была напечатана в журнале «Барвинок» в 1953-54 гг. на двух языках — русском и украинском (в переводе Ф.Макивчука) — под названием «Приключения Незнайки и его товарищей» с подзаголовком «сказка-повесть». Незамедлительно она появилась и отдельным изданием, уже как «Приключения Незнайки и его друзей: Роман-сказка» (М.: Детгиз, 1954)».
(И. Казюлькина «Незнайка»)

«Успели выпустить несколько номеров, как умер Сталин. Я помню, на обложке журнала был напечатан траурный портрет вождя. Удивительно, но уже в следующем номере появились главы веселой сказки про Незнайку. В 1954–м роман вышел отдельной книжкой с иллюстрациями замечательного художника Алексея Лаптева«.
(Игорь Носов, внук писателя)

В итоге носовский цикл о коротышках составили две повести («Приключения Незнайки и его друзей» 1954 г., «Незнайка в Солнечном городе» 1958 г.), один роман («Незнайка на Луне«, 1964 г.) и примыкающая к ним короткая сказка про Винтика, Шпунтика и пылесос.4
Создается ощущение, что, начиная сочинять истории о Незнайке, автор и сам не подозревал во что разовьются коротенькие остроумные рассказы про недалекого и любопытного малыша, пытающегося «с налету» освоить самые разнообразные профессии.
Кто конкретно был прообразом Незнайки, судить не берусь, да и вряд ли он был конкретен. Хотя, сдается мне, что в характере Незнайки просматривается лукаво выглядывающая личность самого Носова, который всегда был охоч до любых начинаний и отличался склонностью к фантазированию.5

Проще с обществом коротышек — эдакой детской проекцией взрослого общества. Жители Цветочного города, по сути дела, либо персонифицированные профессии (ученый Знайка, доктор Пилюлькин, поэт Цветик), либо определенные черты характера во плоти (Ворчун, Торопыжка, гедонист Пончик).
Незнайка же по определению — tabula rasa, чистый лист, пустая руна, карта «Дурак» из Большого Аркана Таро.

  • нуль-карта, Джокер, личность, способная на все, вечный ребенок, вечный ученик и при этом вечный учитель. Узнаёте, кто?! — Zz!

Здесь — точка отсчета, потенциал, начало приключений. Для приключений Незнайка «экипирован» полностью: он не отягощен излишними познаниями и стереотипами и при этом наделен чрезмерным любопытством, страстью к авантюрам и живым воображением. Он в меру практичен, сообразителен и агрессивен. Хвастливость, грубость и лживость невозможно назвать пороками, эти недостатки у него поверхностны, как у ребенка. Образ Совести, мучающий Незнайку по ночам, появляется лишь в тот момент, когда он превышает меру невинной шалости: превращает с помощью волшебной палочки коротышку в осла.
Самое забавное, что необразованность Незнайки часто означает и незаангажированность. Если вдуматься, то он — гораздо более интересный поэт, чем «профессионал» Цветик,6 превосходный карикатурист в стиле Ван Гога7 и изобретатель какофонической музыки («Хорошо играю —громко!»). Подобный полет фантазии всегда импонировал мне в детстве, посреди скучной действительности «эпохи соцреализма». Конечно, Носов ценил профессионализм, но эксперименты Незнайки были высмеяны с такой теплотой, что возникало подозрение: не самого ли себя высмеивал автор? Может поэтому «воспитательный» акцент сказок о Незнайке так ненавязчив, что писатель как бы сам ставит себя на место героев, участвует в процессе, как говорится, изнутри.
Сказочная литература вообще любит всяческих оболтусов, вроде непослушного Буратино, развязного Карлсона, эгоистичного Питер Пэна или того же двоечника Баранкина. Суровые отличники и положительные пай-мальчики не оставляют в литературе столь яркого следа. Единственный популярный сказочный персонаж, отличающийся «правильностью» — Алиса из дилогии Кэрролла. Но ее рассудительность и серьезность просто необходима на «безумном» фоне остальных героев фантасмагории.
Доходчивый и меткий юмор позволяет Носову иронизировать даже над своими коллегами по ремеслу (будь-то поэтессы8 или писатели9), а иногда и над целыми тенденциями. Займись этой сказкой наши «заумные» критики (разыскавшие «латентную сексуальность» даже в «Винни-Пухе»), то путешествие в Зеленый город вполне могло бы трактоваться как вылазка в настоящий центр феминизма,10 хотя здесь имеет место доведенная до абсурда психологическая проблема в отношениях мальчиков и девочек доподросткового возраста.

Незнайка, ослы и Томаззо Кампанелла

«— Меня сегодня еще никакая муха не кусала, — ответил
Незнайка. — А скучный я оттого, что мне скучно.
— Вот так объяснил! — засмеялась Кнопочка. — Скучный,
потому что скучно. Ты постарайся объяснить потолковее.
— Ну, понимаешь, — сказал Незнайка, разводя
руками, — у нас в городе все как-то не так, как надо.
Нет никаких, понимаешь, чудес, ничего нет волшебного…».
(Н. Носов «Незнайка в Солнечном городе»)

Говоря об идеологичности сказок про Незнайку, надо отметить, что она проявилась лишь во второй книге — о путешествии в Солнечный город. Помню, как я поразился, когда спустя десяток лет впервые заметил, что название города неприкрыто перекликается с «Городом Солнца» — коммунистической утопией итальянского философа XVII в. Томаззо Кампанеллы. В утопии воссоздан чудесный проект города будущего, где нет частной собственности и царит всеобщее изобилие. Установки Хрущева на построение коммунизма за 20 лет как нельзя лучше передавали настроение той поры, когда писался «Незнайка в Солнечном городе».
Конечно, чтобы попасть в столь удивительное место, необходим своеобразный «портал». Мечтатель Незнайка, не привыкший к упорному последовательному достижению цели, получает такой «портал» из рук чародея в виде волшебной палочки. И вот наш разгильдяй в компании романтической Кнопочки и маргинала-стоика Пачкули Пестренького врываются сумасшедшим вихрем в безмятежный город счастья, подвергая эту утопию настоящим испытаниям на прочность.
В этой книге мы узнаем основы социального устройства двух городов коротышек (выясняется, что в Цветочном городе экономика строится на натуральном обмене), знакомимся с удивительно деликатной милицией, любуемся разнообразными техническими чудесами.

» — …У вас просто: иди в столовую и ешь, чего душа пожелает, а у нас поработай сначала, а потом уж ешь.
— Но и мы ведь работаем, — возразила Ниточка.
— Одни работают на полях, огородах, другие делают разные вещи на фабриках, а потом каждый берет в магазине, что ему надо.
— Так ведь вам помогают машины работать, — ответил Незнайка, — а у нас машин нет. И магазинов у нас нет. Вы живете все сообща, а у нас каждый домишко — сам по себе. Из-за этого получается большая путаница. В нашем доме, например, есть два механика, но ни одного портного. В другом каком-нибудь доме живут только портные, и ни одного механика. Если вам нужны, к примеру сказать, брюки, вы идете к портному, но портной не даст вам брюк даром, так как если начнет давать всем брюки даром.…».

«—…Сколько лет работаю в милиции, и ни разу не было случая, чтоб прохожие водой обливались. Думаю, ему надо прочитать коротенькую нотацию и отпустить поскорей домой, а то как бы он на нас не обиделся…
— Я тоже ужасно боюсь, что он может обидеться. Отпусти его, пожалуйста, Свистулькин. Внуши ему как-нибудь поделикатней, что обливаться водой нехорошо, и попроси вежливенько извинения за то, что мы задержали его…
— Хорошо, — согласился Свистулькин.
— Да приведи его, кстати, сюда, я тоже попрошу извинения за то, что разговаривал с ним слишком строго».

(Н. Носов «Незнайка в Солнечном городе«)

Положение о научно-техническом прогрессе как неизменном условии построения коммунизма, а также увлечение самого Носова наукой и техникой, приводят к тому, что «Солнечный город» оказывается пугающе перегружен описаниями всяческих механизмов. Повесть стала несколько громоздкой, хотя, возможно, это лишь мнение взрослого, потерявшего детский интерес к различного рода изобретательству. Хотя почему же детский? Многие «изобретения» из сказки Носова постепенно воплощаются в жизнь (теленаблюдение за уличным движением, винт мясорубки вместо колес и даже газировка как топливо для машины).
Итак, в Солнечном городе трудятся преимущественно машины и небольшой обслуживающий их персонал. Остальное население занято либо развлечениями, либо свободным творчеством. Однако, взгляд писателя на утопию не столь утопичен, как кажется вначале. Достаточно было Незнайке по недоразумению превратить трех ослов из зоопарка в людей, чтобы покой Города Солнца оказался нарушен.

«Им всем троим по-прежнему казалось странным, что они ходят не на четырех ногах, а на двух. Их все время одолевало желание опуститься на четвереньки и закричать по-ослиному, но какая-то внутренняя сила удерживала их от этого. В результате неудовлетворенного желания их начинала грызть тоска, белый свет становился не мил, и все время словно сосало под ложечкой, а от этого хотелось выкинуть какую-нибудь скверную шутку, чтобы и у других на душе сделалось так же нехорошо, как у них».
(Н. Носов «Незнайка в Солнечном городе»)

Три асоциальных хулиганских элемента действуют подобно детонатору. Они неисправимы по сути. И как и других «аномалий», их не может быть много. Но под их влиянием оказывается все больше и больше вполне нормальных и достаточно «коммунистических» коротышек (получивших прозвище «ветрогонов»). И город, отвыкший от опасностей (кроме разве что скоростной езды на машинах), оказывается совершенно не имеет иммунитета против случайного «вируса».
Мир и покой возвращается в утопию так же, как и нарушился: по мановению волшебства. В счастливом, по сути, конце звучат грустные нотки. Путешествие в будущее завершилось, волшебная палочка потеряла свою силу, надежда на быстрый «чудесный» безболезненный скачок «из общества необходимости в общество свободы» невозможен. Даже в сказке.

Курс лунной политэкономии

«— Что же теперь будет с Незнайкой и Пончиком? — спрашивали коротышки.
— Известно что! — сердито ворчал Знайка. — Полетят на Луну.
Или вы думаете, что ракета повернет ради них обратно? Как бы не так!».
(Н. Носов «Незнайка на Луне» http://www.znai.org/NOSOW/nezn3.html )

Когда Носов отвечал в январе 1955 г. на анкету «Литературной газеты», он так охарактеризовал свою новую книгу о Незнайке: «Научно-фантастическая повесть о последних достижениях и перспективах развития советской науки в области ракетоплавания и телемеханики«. Шутил, конечно, Николай Николаевич, но, как известно, в каждой шутке лишь доля шутки.

«Я знаю, что в откровенной беседе космонавт Леонов рассказывал деду, что если бы он прочитал его “Незнайку на Луне”, то не сделал бы одной ошибки. Космонавт вышел в космос с кинокамерой, а крышку с объектива снять в космическом корабле забыл. Открыв колпачок, он бросил его в космос. От реактивного движения тот начал вращаться, шланги, соединяющие космонавта с кораблем, запутались, и Леонов чуть навсегда не остался в космосе«.
(И. Носов, внук писателя)

Идея полета человека на Луну тогда была одной из самых животрепещущих. И все-таки книга вышла не совсем об этом.
«Незнайка на Луне» был впервые напечатан в 1965 г., а спустя 4 года на спутник Земли действительно ступила нога человека. Но не героя «советского ракетоплавания», а американского астронавта. Капиталистический мир сумел опередить в этом плане Советский Союз. Символично, что и Незнайка с Пончиком, по недоразумению попавшие на Луну, встретили там вполне сформированное буржуазное общество. Со всеми вытекающими отсюда последствиями…
Казалось бы, что может быть несуразнее очередной «Аэлиты» на детский манер? Но книга Носова, несмотря на четкую идеологическую направленность и ясный сюжет, настолько блестяще справилась с социальной задачей, что может быть смело названной «курсом занимательной капиталистической политэкономии для советского ребенка». Именно из «Незнайки на Луне» многие советские дети (а может и не только дети) впервые узнали, что такое акции, монополизация экономики, штрейкбрехеры, биржа, да мало ли что еще! Даже карикатурно утрированные образы богачей смотрятся в сказочной обстановке весьма органично. Подано это было настолько внятно, убедительно и интересно, что читай наши сограждане внимательнее эту сказку, вряд ли бы им пришло в голову иметь дело с Мавроди и КО и прочими буржуазными аферистами.

ЛУНА как ЗЕРКАЛО ЗЕМНОГО КАПИТАЛИЗМА

Частная собственность:
«— А она твоя, малина? Отвечай!
— Почему не моя? — ответил Незнайка. — Я ведь ни у кого не отнял. Сам сорвал на кусте.
От злости Клопс чуть не подскочил на своих коротеньких ножках.
— Ну, я тебе покажу, ты у меня попляшешь! — закричал он. — Ты разве не видел, что здесь частная собственность?
— Какая такая частная собственность?
— Ты что, не признаешь, может быть, частной собственности? — спросил подозрительно Клопс.
— Почему не признаю? — смутился Незнайка. — Я признаю, только я не знаю, какая это собственность!».

Акционерные общества:
«Мы не хотим также сказать, что, приобретая акции, коротышки ничего не приобретают, так как, покупая акции, они получают надежду на улучшение своего благосостояния. А надежда, как известно, тоже чего-нибудь да стоит. Даром, как говорится, и болячка не сядет. За все надо платить денежки, а заплатив, можно и помечтать«.

Реклама:
«Таковы уж нравы у лунных жителей! Лунный коротышка ни за что не станет есть конфеты, коврижки, хлеб, колбасу или мороженое той фабрики, которая не печатает объявлений в газетах, и не пойдет лечиться к врачу, который не придумал какой-нибудь головоломной рекламы для привлечения больных. Обычно лунатик покупает лишь те вещи, про которые читал в газете, если же он увидит где-нибудь на стене ловко составленное рекламное объявление, то может купить даже ту вещь, которая ему не нужна вовсе«.

Монополизация экономики:
» — Наилучший выход из создавшегося положения — это начать продавать соль еще дешевле. Владельцы мелких заводов вынуждены будут продавать соль по слишком низкой цене, их заводишки начнут работать в убыток, и им придется закрыть их. А вот тогда-то мы снова повысим цену на соль, и никто не станет мешать нам наживать капиталы«.

Безработица:
«Узнав, что Незнайка и Козлик согласны работать в его ресторане поварами, официантами, буфетчиками, пекарями, кассирами, судомойками, полотерами, директорами, ночными сторожами или швейцарами, хозяин спросил:
— И вы все это можете?
— Все можем, — заверил Козлик.
— А предсказывать будущее вы можете?
— Чего нет, того нет, — развел Козлик руками. — Предсказывать будущее, к сожалению, не можем.
— А вот я предскажу вам будущее, — сказал хозяин. — Сейчас вы вылетите за дверь и никогда сюда не вернетесь больше.
— Это почему? — спросил Козлик.
— Потому что я так предсказал
«.

Законность:
«— А кто такие эти полицейские? — спросила Селедочка.
Бандиты! — с раздражением сказал Колосок.
— Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне все равно!».

Черный пиар:
«— А что. Общество гигантских растений может лопнуть? — насторожился Гризль (редактор газеты — С. К.) и пошевелил своим носом, как бы к чему-то принюхиваясь.
— Должно лопнуть, — ответил Крабс, делая ударение на слове «должно».
— Должно?… Ах, должно! — заулыбался Гризль, и его верхние зубы снова впились в подбородок.— Ну, оно и лопнет, если должно, смею уверить вас! Ха-ха!…».

Массовая культура:
«— …Первое время тебя там будут и кормить, и поить, и угощать чем захочешь, и ничего делать не надо будет. Знай себе ешь да пей, веселись да спи, да гуляй сколько влезет. От такого дурацкого времяпрепровождения коротышка на острове постепенно глупеет, дичает, потом начинает обрастать шерстью и в конце концов превращается в барана или в овцу«.

Безусловно, прилетевшие коротышки-коммунисты во главе с ученым Знайкой не могли не вступить в борьбу с лунными эксплуататорами. Дальше все развивается в лучших традициях эпохи «холодной войны». У земных коротышек в век НТР осознание правоты подкреплено оригинальным «орудием возмездия» прибором невесомости, против которого бессильны ружья. Экономическая проблема решается с помощью разведения на Луне гигантских растений, семена которых «миссионеры» завозят с Земли.

Кстати, образ Знайки интересен тем, что он совмещает в одном лице глубокого ученого и авторитарного руководителя. В советское время такое случалось нередко, достаточно вспомнить полномочия, которыми был наделен наш земляк — Генеральный конструктор С. П. Королев. Знайка — не только изобретатель. Он еще аккумулирует для выполнения грандиозных задач 11 (освоение космоса, изменение государственного строя целых планет и т.д.) трудовые ресурсы городов, управляет сложными производственными процессами, подчиняет (пройдя через жесткую полемику) своей воле научный интеллект общества и направляет его в русло выполнения поставленных им же задач. В случае необходимости Знайка демонстрирует настоящую жесткость и даже грубость, 12 однако, как и ко всем остальным героям, Носов относится к нему с мягким юмором. 13

«Незнайка на Луне» — этот приключенческий политический памфлет — наверное один из самых удачных в советской литературе. Удачен он именно потому, что при наличии всех черт, необходимых памфлету, читатель ни на минуту не воспринимает его простой «агиткой». Выручает иносказательность (сказка — это все-таки сказка) и талантливая ирония (которая применима ко всем персонажам без исключения).
Удивительно и то, что книга не устаревает, наоборот —приобретает остроту в нашей нынешней жизни, временами до боли напоминающей эпизоды из «Луны». Большинство из нас оказались как бы на новой планете: и доверчивые олухи-аутсайдеры вроде Незнайки, и неудачливые эгоисты-бизнесмены вроде Пончика. Кого подкупают Скуперфильдовскими сосисками, кого гоняют по звону колокола от столовой к карусели, от карусели — к кинотеатру. А наши новоявленные «хозяева жизни» действуют точно по методу Спрутса и Жулио:»— У вас, голубчик, в этой комнате слишком много скопилось дряни… Однако убирать здесь не стоит. Мы попросту перейдем в другую комнату, а когда насвиним там, перейдем в третью, потом в четвертую, и так, пока не загадим весь дом, а там видно будет». Только вряд ли нас прилетит спасать пароход «на крыльях невесомости». Подниматься над этим безобразием придется самим.

Политкорректный Незнайка

«— Э, Незнайка! — пренебрежительно махнул рукой Пончик.
— Я даже говорить о нем не хочу. Да, по-моему,
и нет теперь уже никакого Незнайки.
— Неужели погиб? — опечалились коротышки.
— Если бы погиб, то еще не так страшно,
а то ведь превратился в барана!».

(Н. Носов «Незнайка на Луне»)

Известие о съемках мультфильма «Незнайка на Луне» в 1997г. вызвало у меня смешанные чувства. Сперва — радость от предстоящей встречи с любимыми героями, да еще и в отечественном мультсериале. Наши мультипликаторы, всегда славившиеся своим профессионализмом, наконец-то взялись за самый, как мне казалось, многообещающий анимационный проект за последние десять лет. Тем более, что за основу были взяты знаменитые классические иллюстрации Генриха Валька.
Предыдущие (еще советские) кукольные мультики по первым двум «Незнайкам» оказались значительно слабее оригинала (особенно «Солнечный город»), и явно не использовали всего потенциала носовских произведений.
«Червь сомнения» грыз меня только по одному поводу… Как, спрашивал себя я, спонсоры согласились выложить деньги на съемки антикапиталистического мультика. На это могли пойти либо большие оригиналы, либо какой-нибудь воображаемый Савва Морозов.
Мультфильм вышел. И «подвох» раскрылся. Я с ужасом наблюдал как остроумная и динамичная книга превратилась в «плосковатое» и невразумительное «диснеевское» зрелище. Но если бы сюжет был просто плох… О, нет! В него были внесены такие идеологические коррективы, которые не снились и самым отъявленным партийным работникам послевоенного СССР. Конечно же, теперь Незнайка сотоварищи боролись не с буржуазным строем, а лишь с его «искажениями». Весь конфликт был сведен к защите… экологии! Мол, все беды на Луне из-за химических заводов господина Спрутса (вот он, «лунный Бен Ладен»!), с коим и предстояло бороться экологически развитым коротышкам. Кроме того, что изменили направление сюжета, одному из персонажей, а именно «лунному» другу Незнайки — безработному Козлику — сменили пол! Он превратился в бойкую прогрессивную журналистку Звездочку — подругу и соратницу по идеям «зеленых», разговаривающую к тому же «певучим» голосом Кристины Орбакайте. Видимо, кроме правильных взглядов на капитализм, решили заодно формировать у подрастающего поколения правильную сексуальную ориентацию. Учитывая, что Козлика в угоду политкорректности не сделали гомосексуалистом, смену пола можно даже приветствовать.

И в завершение темы, чтобы довести абсурд до конца, хочется процитировать отрывок из найденной в интернете рецензии некоего Р. Мельникова на роман «Незнайка на Луне»:
«В то же время, несмотря на всю идеологизированность произведения, нельзя назвать писателя необъективным. Коротышки в социалистическом мире Цветочного и Солнечного городов лишены важнейших стимулов к труду, предпринимательству, активной производственной деятельности. Из-за этого процветают тунеядцы: Пончик, Незнайка, Гунька. В капиталистическом мире Луны эти стимулы активно работают, поскольку в действие вступают механизмы товарно-денежных отношений, свободы предпринимательства и частной собственности. Носов рассказывает о системе маркетинга, созданной лунными коротышками для удовлетворения своих нужд и потребностей. Он говорит о возможности акционерных обществ аккумулировать средства населения для проведения научно-технических исследований, ведущих к прогрессу. Объективность автора проявляется и в характеристике персонажей. Можно обратить внимание и на жесткую, подчас авторитарную, власть Знайки — лидера системы социализма земных коротышек. Чего, например, стоят его слова: «Прекратить сейчас же всяческие разговоры! Дисциплина прежде всего. Попрошу всех построиться в одну шеренгу. Ну-ка, быстренько! Быстренько! И ты, Пилюлькин, становись тоже… Так! Все на месте? А теперь шагом марш в ракету для принятия пищи!». Отлет на Луну Незнайки и Пончика можно рассматривать как бунт двух неординарных личностей, не вписывающихся в установленные рамки, против социалистических отношений и системы управления ими, сковывающих инициативу и предприимчивость, ограничивающих рамки свободы».
Тут, как говорится, no comments…

Одним словом, читайте первоисточник, господа!

Право на продажу

«…Подбежав к Незнайке, она сунула ему в руки
плакат, на котором было написано:
«Жалеть не будут коротышки
И не потратят деньги зря,
Коль будут все жевать коврижки
Конфетной фабрики «Заря»…»
Мига затрясся от негодования…
— Вон отсюда! — закричал он, приходя в бешенство. —
Уберите ее, или я за себя не отвечаю! Вон все отсюда!
Прекратите телевизионную передачу сейчас же! В
ы должны заключить с нами контракт и уплатить деньги.
Мы не обязаны показывать вам космонавта бесплатно!».
(Н. Носов «Незнайка на Луне»)

После съемок мультфильма приключения Незнайки в «подлунной» России не закончились. Его попытались продать еще раз. Когда наследники Носова подписывали контракт с ФАФ (Фабрикой Анимационных Фильмов) на сценарий и мультфильм, они никак не ожидали, что предприимчивые аниматоры зарегистрируют своего «борца за экологию» как товарный знак. Что в принципе логично: если уж перенимать американский опыт, так уж по полной! В начале 2000 г. товарный знак «Незнайка на Луне» был зарегистрирован и пошло-поехало: под именем Незнайки стали выпускаться настольные игры, шоколад, хлопья, мягкие игрушки… Наследники Носова возмутились. Еще бы: наследство пошло с молотка без их ведома.14 Дело дошло до суда.
«Захватчики» Незнайки боролись до последнего. Доходило до совершенно бредовых оправданий: мол, ничего нового Носов не придумал, а маленькие человечки (в том числе Знайка и Незнайка) «стибрены» им из дореволюционных книжек про лесных эльфов!15 Однако явная неправомерность действий ФАФ позволила Носовым выиграть дело. Однако, Незнайка недолго оставался безработным. Теперь его именем торгуют законно. Год назад Игорь Носов (внук писателя) продал право пользования торговой маркой «Незнайка» производителям детской косметики.

«— Братцы, а где же солнышко? — спросил он, с недоумением озираясь вокруг.
— Ты, Незнайка, какой-то осел! — ответил с насмешкой Знайка. — Ну какое тут солнышко, когда мы на Луне или, вернее сказать, в Луне».

Вся эта «суета сует» не стоила бы внимания, если бы не сам комизм ситуации.»Коммунистические» коротышки, оказывается, теперь лихо «вкалывают» на нивах капитализма. Вот и будут думать бедные дети, с кем же и за что боролись Знайка сотоварищи. В книге — одно, в мультике — другое…16
Что это значит? А это значит, что Незнайка так и не вернулся с «Луны». По-моему, его приключения в СНГ остановились на пиар-конференции по случаю прибытия космонавта из главы двенадцатой. Чем для Незнайки грозит подобная задержка — хорошо известно.

«— Беда, голубчики. Незнайка наш болен.
— А что у него болит? — спросила Селедочка.
— В том-то и дело, что ничего не болит, но тем не менее он серьезно болен. Болезнь у него очень редкая. Ею болеют коротышки, которые слишком долго пробыли вдали от своих родных мест».

Пусть же сказочные герои живут там, где они созданы. Даже, если Луна нам нравится больше.

Сергей Курий

 

источник с примечаниями и иллюстрациями Журнал для интеллектуальной элиты общества ВРЕМЯ Z http://www.ytime.com.ua/ru/17/2004/27/144