Валерий Павлотас, автор книги "Рождены, чтоб сказку сделать..."В январе 2011 года симферопольское издательство ИТ "Ариал" (Симферополь, ул. Декабристов, спорткомлекс "Динамо", первый этаж) выпустило тиражом 500 экз. книгу Валерия Павлотоса "Рождены, чтоб сказку сделать..." Полвека в кино.
Чёрно-белых фотографий 200, цветных 75, чертежей и рисунков 63, бумага глянцевая, твёрдая ламинированная обложка. Ориентировочная цена - 170-200 гривень.

Презентация книги: 16 января в Ялте в филиале дома-музея А.П.Чехова "Дача "Омюр" (ул. Кирова, 32).

Валерий Павлотас, биографияНебольшой отрывок из текста опубликован на сайте виртуального клуба русских альпинистов Mountain.ru.
Занятно, что хозяева сайта называют автора по свойски "Валера".
... настало время переходить к кинематографической теме и в качестве «мостика» между спортом и кино хотел бы предложить читателю две истории, случившиеся с автором в далеком 1960…

По возвращению в Ялту после учебы в Москве, я устроился на работу в местный рыбокомбинат наладчиком прессового оборудования. Тогда же, в апреле впервые пришел на тренировку на скалы Никитской расщелины, которую проводили с только что организованной секцией скалолазания тренеры Я.К.Вассерман и Ю.Б.Бурлаков. И случилось так, что сразу же стал показывать неплохие результаты. Команда Крыма готовилась тогда к своему дебюту на чемпионате УССР в Житомире и я был включен в ее состав. На скалах гранитного карьера крымчане произвели небольшую сенсацию, завоевав почетное 3-е место, но, вместо «лавровых венков», лично мне по возвращению домой пришлось выслушать нравоучение руководства на работе.

Несколько месяцев я отработал исправно, но когда, ближе к осени, я принес директору рыбокомбината Калмыкову письмо об освобождении от работы для прохождения тренировочных сборов и участия во Всесоюзном первенстве, руководитель взревел: «Мне нужны работяги, а не спортсмены! Я тебя освобождаю, но…навсегда!». Пришлось писать заявление об уходе с рыбокомбината. Это – история первая.

А вторая история произошла в августе того же годы, когда мы, будучи еще совсем «зелеными» скалолазами, выехали на Ай-Петри для очень рискованного (только потом мы оценили безумие нашей затеи) мероприятия: спускаясь как-то по тропе Мисхор-богаз мы заметили на стене Ай-Петри Восточная (взметнувшейся к небу на 400 метров) загадочные черные отверстия, расположенный над Большим гротом. Никакого опыта работы на таких высотах у нас не было, да и снаряжение было примитивное и ненадежное, но молодой задор и огромное желание значительно превышали наши возможности. Так или иначе, притащили мы свои нехитрые снасти (иначе сизалевые веревки и не назовешь) на вершину Восточной стены, но сверху загадочных отверстий внизу нельзя было рассмотреть. Решили послать к основанию стены наблюдателей, которые сигналами будут корректировать спуск.

Кто-то из нас пригласил в горы своих друзей – средних лет мужчину с супругой, но познакомить так и не удосужился. Супружеская пара с интересом наблюдала за нашими приготовлениями к головокружительному спуску, а когда возникла необходимость в корректировщиках – вызвались исполнить роль и пошли вниз по тропе вместе с одним наблюдателем, из наших. Громкими криками снизу они заставили несколько переместить начало спуска.

Автора этих воспоминаний спускали первым, страхуя тремя (для надежности) сизалевыми веревками, разведенными «веером» в стороны метров на десять. Это было сделано с целью возможности некоторого перемещения (вправо – влево), в случае моего «промаха» мимо загадочных отверстий. Загрузив все три веревки, я вышел на головокружительный отвес (под ногами было 400 метров стены) и друзья стали вытравливать страховки, прислушиваясь к сигналам корректировщиков. Пройдя метров 50 по вертикали, я опустился ногами на небольшую скальную полку и увидел в стороне большую сферическую выемку с нависающим сводом. До нее было метров 20, и я начал продвижение траверсом вправо на страховках своих товарищей. Без особых проблем добрался я до Дырявого кармана (это название мы придумали сразу же), в нижнем углу которого просматривалось отверстие подземного хода. По неписанным законам нам запрещено было соваться пол землю в одиночку, и я прокричал наверх, чтобы спускали следующего. Через десяток минут сверху посыпались камни и показались ноги Володи Мороза, который благополучно «приземлился» (страхующие уже успели переместить начало его спуска с учетом моего траверса вправо) рядом со мной. Включив фонари, мы протиснулись в невысокий лаз и оказались в извилистой горизонтальной галерее, ведущей в глубь горы. Однако нас больше заинтересовал слабый свет, исходящий откуда-то снизу, из-под крупных глыб, нагроможденных хаотически на полу темной галереи. Мы с Володей сунулись к этому свету и смогли протиснуться между глыбами в…отверстие потолка большого подземного зала, выходящего тремя окнами на Южный берег Крыма – это были те самые загадочные отверстия, что мы видели от подножья Восточной стены. Зачарованные неожиданным открытием, мы осторожно ступали ногами не мелкий песок, и наши следы здесь были первыми за…последний миллион лет!

Пока мы с В.Морозом обследовали все уголки необычной подземной полости, наши ребята провесили тросовые лестницы и один за другим стали спускаться в Дырявый карман.

- Да это же Гранитный дворец! – воскликнул спустившийся в зал (как всегда весь обвешанный фотоаппаратурой) Юра Зеленин, - Помните, у Жюль Верна в «Таинственном острове»?

И действительно, сходство было поразительным: большой и высокий зал в отвесной скальной стене, выходящий тремя окнами на море, и даже каменный колодец имелся в дальнем углу (помните, в романе капитан Немо из него наблюдал за колонистами?). Знал бы великий фантаст, насколько он был недалек от истины! Кстати, в первое время (да и сейчас кое-кто) после открытия эта карстовая полость так и называлась «Гранитным дворцом», но от него пришлось отказаться, так как кругом был один только известняк. Теперь необычная пещера (в ней еще оказался наклонный ход – продолжение верхней галереи, на 80 метров в глубь горы) носит название Мисхорских гротов.

Эта вторая история для меня оказалась судьбоносной по той причине, что через месяц я в поисках работы пришел на Ялтинскую киностудию, и меня направили к главному инженеру. Я постучал в дверь с табличкой «Иванов Геннадий Михайлович». Каково же было мое удивление, когда, войдя в кабинет, я узнал в сидящем за столом человеке, того самого мужчину, который со своей спутницей был свидетелем нашего отчаянного спуска со стены Ай-Петри Восточная.

- Ну, что ж.., - ответил Геннадий Михайлович на мой вопрос о работе, - Нам требуется конструктор! – и добавил, улыбнувшись, - Тем более, если он еще и альпинист! В кино такое сочетание приветствуется.

Так счастливо оказалась для всей моей последующей жизни встреча с главным инженером киностудии на головокружительной высоте: 16 сентября 1960 года я был зачислен в штат конструкторского бюро Ялтинской киностудии художественных фильмов.

Отрывки из книги Валерия Павлотаса "Рождены, чтоб сказку сделать..." Полвека в кино на сайте mountain.ru


Корабли для кино: от Флинта до Блада
Судно для «Острова сокровищ» было арбузовозом, а для «Врунгеля» — рыбацкой фелюгой. Снимок на фоне бригантины «Hispaniola» — в обязательной программе всех, кто впервые прогуливается по набережной Ялты. Люди с восхищением рассматривают 2-мачтовый парусник, и мало кто отказывает себе в удовольствии выпить на его борту бокал крымского портвейна, мечтательно вглядываясь в морскую даль. Когда-то на этой палубе стояли Джон Сильвер и Робинзон Крузо. Все это было на самом деле, но в кино — почти 40 лет назад. «Испаньолу» специально создавали для фильма Евгения Фридмана «Остров сокровищ». С этой картины началась собственная корабельная история Ялтинской киностудии и «Испаньола» была пионером крымского кинофлота.В красавицу бригантину «Испаньола» превратилась из трудового черноморского дубка — рыболовецкая парусно-дизельная посудина с грозным именем «Клим Ворошилов» с 1953 года бороздила просторы Азова и Черного моря.

Сначала «Ворошилов», груженый арбузами, курсировал из Скадовска в Одессу, а потом его трюмы наполняли виноматериалами. Киношники отыскали этот дубок в феврале 1970-го на Днепре, вмерзшим в лед, и выкупили его у Херсонского винзавода. По требованию инспекции Морского регистра команде Ялтинской к/с пришлось не просто декорировать судно, а полностью его перестраивать. Возросли не только расходы, но и затягивались сроки подготовки игрового судна. «Летом 1970 года уже полным ходом шли съемки фильма, — вспоминает инженер-конструктор Валерий Павлотос. — Я с группой монтажников-высотников работал в труднодоступной местности: в Никитской расщелине, в урочище Сосняк, под скалой Шаан-Кая... И когда все «на суше» отсняли, оказалось что игровой корабль еще не готов.

Возникла пауза в процессе, и меня вызвали в Херсон, где строили бригантину. Оказалось, что нашего консультанта из Военно-морского музея Андрея Ларионова отзывают на прежнее место работы — в Ленинград. Бригантиной пришлось заниматься мне, притом, что я никогда не строил суда. А тут — парусник XVII века!» В сентябре после достройки деревянного корпуса бригантину спустили на воду и херсонские мастера помогли собрать рангоут с такелажем, а севастопольская команда Виталия Букарина уже подвязывала паруса. 2 ноября 1970 г. шхуна своим ходом вышла из Херсона и через сутки отшвартовалась в ялтинском порту.

Так сроки съемок «Острова сокровищ» сместились, и приключения Джима Хокинса в тропиках пришлось снимать под свист ледяного ветра до марта 71-го. Летом бригантину у берегов Крыма задействовали эстонцы в фильме «Русалочьи отмели», а осенью она ушла в Сухуми на съемки «Робинзона Крузо» Станислава Говорухина. Прекрасный парусник был востребован кинематографистами и его ждало интересное будущее, если бы не инспекторы Морского Регистра. «Нас стала донимать уже крымская инспекция с требованиями установить локаторы, обшить борта металлом с асбестовой прослойкой, — с горечью говорит Валерий Павлович. — Вроде бы их претензии справедливы, но кто же станет после этих нагромождений и уродований снимать старинный парусный корабль? Инспекция была неумолима: деревянных кораблей в советском флоте нет и не будет!». Ялтинская к/с вынуждено передала прекрасный парусник на баланс «Интуриста». И «Испаньола» так в 1972-м, всего с тремя фильмами в послужном списке, превратилась в ресторан. На вечный прикол ее поставили напротив гостиницы «Ореанда».

Люди часто падали с «...Беды»
Новый парусник потребовался Ялтинской киностудии в 1978 г. для съемок фильма Геннадия Васильева «Новые приключения капитана Врунгеля» с Михаилом Пуговкиным в главной роли. «Помня горький опыт «Испаньолы», — рассказывает Валерий Павлотос, — мы построили небольшое судно, дабы не связываться с Морским регистром. «Маломеры» (до 50 т водоизмещением) им не поднадзорны. За основу для «Победы» Врунгеля взяли рыболовецкую фелюгу, ее корпус нам с нуля сделали на судоверфи в Приморско-Ахтарске. А все остальное оснащение с мачтой и парусами изготавливали сами на киностудии. Игровая шхуна получилась на загляденье — с дизельным двигателем мощностью 25 л.с. и пятью парусами общей площадью около 200 кв. м».

Как и в случае с «Островом сокровищ», к месту съемок шхуну провел опытный мореход, капитан Виталий Букарин. За три дня он прошел Азовское море и Керченский пролив и прибыл в порт «Артека». С июня по сентябрь у берегов Аю-Дага были сняты все морские эпизоды, в которых помимо Пуговкина поучаствовал и Савелий Крамаров в роли Свирепого Гарри. «Я с удовольствием играл роль капитана Врунгеля, — рассказывал Михаил Иванович. — Даже собственную бороду отрастил и этим избавил гримеров от дополнительных хлопот. И у меня как никогда много было сцен в воде: и нырял, и плавал. Помню, тепло, хорошо, море, рядом любимая Ялта! Но при этом было много всяких неувязок: то плот раскачается и кто-то из группы в воду упадет, то в катер, где актерам приходилось осветительные приборы устанавливать, — пленка была такая неважная, что солнечного света не хватало. Но в итоге фильм получился веселый, с хорошим юмором».

«Арабелла» для пиратов и Горбачёва
Звездным для ялтинских корабелов был 90-й год, когда на киностудии запустили сразу три морских проекта: наш «Летучий голландец» и два совместных с французами. Продюсер Луи Мальон, ознакомившись лично с возможностями ялтинцев, заказал сразу несколько кораблей для «Одиссеи капитана Блада» и «Века просвещения». «Этот год был знаменательным и в моей творческой биографии, — рассказывает Валерий Павлотос. — Если раньше я участвовал в создании парусных кораблей как разработчик конструкций по эскизам художников-постановщиков, то на фильм «Век просвещения» меня пригласили в качестве художника по кораблям. Я отвечал уже и за декор, планировку, реквизит. Несколько дней мне довелось поработать в архивах Морского музея Франции, знакомясь с материалами по парусным кораблям ХVШ века».

Для «Одиссеи капитана Блада» шлюп «Восток» перестроили на Керченском судоремонтом заводе в пиратский фрегат «Арабелла» с резными скульптурами по бортам. А в Севастополе из обычного сейнера сделали галеон «Ля фудр», для которого ялтинцы в своих цехах готовили всю обшивку, парусное оснащение и декор. В июле 90-го «Арабелла» и «Ля фудр» встретились в акватории «Артека», где у Аю-Дага снимали морские бои. Ялтинскую флотилию усилили еще несколькими декорациями парусников. Особой чести киношные корабелы удостоились накануне ГКЧП. 28 июля 91-го парусники «Восток» и «Запад» пригласили на День ВМФ в Севастополь. Такой сюрприз командование ЧФ СССР приготовило для VIP-гостей, среди которых был Михаил Горбачев с Раисой Максимовной.

Ялтинский «ВОСТОК» на 10 лет опередил голливудский «Титаник»
Для фильма Михаила Ведышева «Странник» по сценарию Эдуарда Володарского об открытии Антарктиды ялтинцам заказали флагманский корабль Фаддея Беллинсгаузена — 3-мачтовый шлюп «Восток». Требовалось не только историческая подлинность корабля начала ХIХ в., но и устойчивость при хождении под парусами огромной декорации. «Естестественно, мы не замахивались на создание копии знаменитого шлюпа, — рассказывает инженер-конструктор Валерий Павлотос. — За основу взяли стальной корпус старого сейнера, который киностудия выкупила у керченского рыбколхоза. Но между сейнером и шлюпом была существенная разница в параметрах. Наш «рыбак» был длиной 25 м и шириной 5,5 м, а деревянный «Восток» был соответственно 39 м и 10 м. Вот тут и требовался от нас нестандартный ход, который мы нашли.

Учитывая возможности кинематографической оптики — широкоугольных объективов — мы решили строить декорацию шлюпа в масштабе 3/4: длиной 30 м и шириной 7 м. Позже такое же решение использовал голливудский режиссер Джеймс Кэмерон, заказавший копию «Титаника» — три четверти от реальной величины лайнера.

В итоге наша плавдекорация имела два корпуса: прочный стальной от сейнера и наружный деревянный, соответствующий шлюпу «Восток». Оригинальным решением было и использование в качестве мощной опоры деревянной декорации «Востока» герметичных емкостей из 700-мм газовых труб. К корпусу сейнера приварили 20 штук таких 2-метровых емкостей и получились своеобразные бортовые були, спасавшие всю конструкцию от шторма». Все оснащение от трапов и якоря до мачт и корабельных пушек, 20 парусов площадью 1200 кв. м, украшения корабля с двуглавым орлом готовили в цехах Ялтинской к/с. Ялтинцы также сами разрабатывали рабочие чертежи корпуса, рангоута, такелажа, парусов, декора и интерьера судовых помещений.

После съемок фильма «Странник» в Ялту потянулись эмиссары с заказами на использование этой плавдекорации. Ялтинцы перестраивали «Восток», изменяя декор и парусное вооружение, по любому пожеланию режиссеров: шлюп превращался и в во фрегат, и в каравеллу, и даже в испанский галеон XVI в. для советско-марокканского фильма «Огненные барабаны». В 1988-м польский режиссер Ежи Кавалерович снял на крымском паруснике несколько сцен для своего фильма «Пленник Европы». Потом были картины «Господа артисты», «Царская охота», «Простодушный», «На муромской дорожке». А в 91-м «Восток» переоборудовали в пароходо-фрегат для приключенческой ленты «Сердца трех»: между фок и грот-мачтами была установлена металлическая труба, из которой при съемках валил черный дым.

Конец флоту наступил в одну ночь
Жестокий удар по кинофлотилии нанесла стихия в ночь с 14 на 15 ноября 1992-го, на съемках фильма «Империя пиратов». Этот собственный проект «Ялта-фильм» с впечатляющим размахом демонстрировал возможности мастеров киностудии в создании береговых декораций и парусников, в съемках на море и в горах. По плану оставался последний объект — порт пиратской республики Либерталии, декорации которого выстроили в Симеизе. «Восток» превратился в пиратский галеон, а «Запад» стал испанской шебекой.

«В ту роковую ночь над Черным морем пронесся шторм невиданной силы, — вспоминает Валерий Павлотос. — Стоявшие у причала ялтинского грузового порта корабли таранили друг друга, несколько судов затонуло. А в пассажирском — на правительственную яхту «Крым» навалился 100-тонный плавкран. Не пощадил шторм и наши парусники. «Запад» был сорван с причала вместе с чугунными кнехтами, выброшен на камни и разломан на три части. А «Восток», находившийся у волнолома в Симеизе, возможно и устоял бы, но не выдержал напора стихии сам бетонный волнолом! Волны раскидали гигантские блоки словно детские кубики. Парусник выбросило на галечный пляж — рухнули все три мачты с реями, полностью сорвало обшивку и палубный настил. К счастью, никто из экипажа, дежурившего в ту ночь на судне, не пострадал, хотя как и в «Артеке», с «Запада», команде пришлось прыгать в воду и плыть на берег, когда «Восток» понесло на пляж».

Киностудия осталась без своих кораблей, и ситуация осложнялась тем, что на 1993-й год уже был подписан контракт о предоставлении их для съемок российско-германского фильма «В империи орлов». Чудом 70-тонный корпус «Востока» уцелел, его удалось сдернуть с берега в воду и отбуксировать в Севастополь на ремонт. К лету ялтинцы восстановили свой парусник и «Восток» еще послужил киношникам в фильмах «Гелли и Нок» (1994), «Роксолана» (1995). Но весной 96-го корпус «Востока» дал течь и фрегат разобрали по частям. Так закончилась история ялтинского кинофлота. В ХХI веке для своего морского проекта «Бегущая по волнам» Ялтинской киностудии уже пришлось арендовать парусные яхты у частников.

«Прискорбно, что в Ялте не смогли сохранить наследие советской киношколы с колоссальным опытом мастеров — создателей декораций и кораблей, знатоков морского дела, — вздыхает режиссер Станислав Говорухин. — Ветераны уходят, унося свои секреты. Мне об этом горько говорить, потому что я сам раньше много снимал на море. Здесь вот месяц ходил под парусами «Товарища», когда мы снимали с болгарами фильм «В поисках капитана Гранта». Еще я снимал на теплоходе — ходил тут такой, когда вас еще не было, перекрашенный, с вязью на борту, «Цесаревич». Еще «Жизнь и приключения Робинзона Крузо», где была «Испаньола». И неслучайно для работы в фильме «Пассажирка» я пригласил ялтинцев Валеру Павлотоса и Алика Федорова — это эксперты в своем деле, штучные мастера.

В моем распоряжении был знаменитый парусник «Крузенштерн», и нам нужно было декорировать его: мы поставили трубу, потому что же двигатель был паровой, поставили мостик таким, каким он был, и прочие всякие детали, которых сегодня нет на современном судне. А снимать пришлось в океане возле Канарских островов. На парусном судне вся съемочная группа из 50 человек, разумеется, жить не могла, поэтому пришлось нанимать еще судно сопровождения. Экспедиция вышла очень дорогой. Одно горючее только для того, чтобы корабли могли дойти до места съемок обошлось в 700 тысяч евро. А еще аренда двух кораблей. И за вход-выход в порт 5 тысяч евро. Это, кстати, что на Канарах, что в Ялте — одинаково. Хотя условия совершенно разные. Здесь в Крыму, учитывая отсутствие оборудования и всякой подготовленности, с низким уровнем обслуживания должно стоить 5 евро. И если бы мы захотели снимать, предположим, в Ялте, нам бы это обошлось еще дороже. Сейчас здесь вообще сумасшедшие цены».

www.segodnya.ua/news/14101602.html