В результате своего первого исследования я получил очень надежный отрицательный результат: люди не созданы гармоничными. Люди созданы специализированными. На отдыхе человек хочет не гармонии и не равновесия, а встряски и разгрузки. Примитивный человек нуждается в примитивной встряске: бомжи после нетяжкого, но нудного трудового дня, когда уже покушали и залили глаза, все-таки нуждаются еще и в психологической разгрузке – говорят друг другу гадости, разбивают морду в кровь. Типа секс…У людей возвышенных профессий разгрузка уж такая гнилая и гадостная, что бомжам такое и в голову не придет. Но если говорить о массовом отдыхе – то все просто: алкоголь или наркотики, или дуркование, или любой другой путь возбуждения; немножко больше свободы (чем на работе и в семье); немножко меньше напряжения физического и морального. Но и что-то модное (что считается красивым, полезным), и что-то на память (чтобы показывать, продлевать радость, придумывать новые виртуальные подробности своего отдыха).
Ну, это я забежал вперед. Конечно, в кулуарах научных конференций конца 1970-х годов обсуждались удивительные вещи туристической практики социализма: социологи, психологи, медики выходили на маршрут с обычной туристической группой. Наблюдали, как народ на протяжении 10 дней горного похода и 10 дней пляжного отдыха спит ночью не более 4 часов, очень много и очень много всего разного алкогольного потребляют, истощают организм физически и морально – в смысле аморально. А потом приезжают в родной коллектив и дают прирост производительности труда! И все медицинские показатели однозначно свидетельствуют: человек на маршруте оздоровился. А в чем же гармония? Древние греки они ведь еще там что-то очень много писали о вакхических исступлениях и оргиях. Хотя и в том, и другом были утомительно однообразны.
Вернемся к моим научным упражнениям. К третьему курсу читает нам политэкономию социализма некая аспирантка. У нее был очень сильный украинский акцент, в нашей студенческой группе ее открыто не уважали. А вот я, когда узнал, что у нее диссертация о свободном времени, как-то стал общаться. И что же? Под жутким секретом она мне сказала, что Маркс (и прочие) не были правы по поводу «всестороннего гармонического развития». То есть реальные советские спецы (уровня профессоров, академиков и высшей партноменклатуры) по свободному времени трудящихся вполне адекватно отказались от этой идеи.
Итак. В 1970-е годы в Советском Союзе трудящиеся получили два выходных. Оплачиваемые отпуска – от 18 рабочих дней и до 3 месяцев на «вредных» производствах.
Надо признать, что идеологическая мощь КПСС достигла своих высот. Империя находилась под контролем без массовых репрессий. Это притом, что молодежь слушала не только музыку Битлз, но и тексты всевозможных западных радиостанций.
Наверное, опять вернемся к физикам. Значительная часть советской технической интеллигенции имела время, деньги и культуру, чтобы задавать тон, создавать моду в отдыхе и туризме. Крым был одним из ключевых пунктов, где создавался советский стиль отдыха. Большая часть советских инженеров имела низкие доходы. Но и на такие доходы можно было ехать в Крым с палаткой.
Что касается лириков, то небольшая часть певцов новой исторической общности каталась по Крыму просто как сыр в масле. Другая часть (очень любопытно было послушать саксофониста Алексея Козлова в Коктебеле о том, как рядом с ними всегда находились там командированные сотрудники КГБ) в Крыму находила, по сравнению с Москвой или Ленинградом, все же больше свободы, в том числе физической – обнажаясь.
Крым все еще живет и кормится инерцией советских шестидесятников. Это факт, и это – РЕСУРС. Этот ресурс важнее любых западных инвестиций.
И все-таки опять о Западе. И опять о физике и лирике в рекреационной географии.
Официальный оппонент по моей диссертации Юрий Веденин, начинавший свой путь в большой науке с оценки для туризма бонитета лесных насаждений, к концу 1970-х стал развивать пространственно-временной подход в стиле Лундской (Швеция) школы проф. Хегерстранда. Вместо елок-палок в центр внимания вдруг попал человек с его бюджетом времени и «пространственной хореографией».
Метод «бюджета времени» развивался в советской социологии еще в 1930-е годы. Смысл городского планирования на основе бюджета времени и суточных, недельных, сезонных и годовых потребностей человека сводится к тому, что продуктовый магазин нужно располагать в радиусе 5 минут ходьбы, почтовое отделение – в радиусе 10-15 минут. Парк или спортивный комплекс – 20-30 минут. Озеро с оборудованным пляжем или плавательный бассейн каждый человек имеет право посещать хотя бы раз в неделю с затратами времени в 40-60 минут. Ну а к морю в отпуск добраться хотя бы за пару часов.
Однако для разных поло-возрастных категорий (и вообще разных сегментов потребительского рынка) соседство с домом определенных объектов отдыха имеет совершенно разное значение. «Как пройти в библиотеку» в 2 часа ночи не имеет значения, а вот ближайший стрип-бар… Или для кого-то может иметь смысл только бесплатная ночлежка.
К 1979 году я разработал методику оценки городской среды по степени свободы выбора для отдыха после работы. В Вычислительном центре КрымНИИпроекта на основе этой методики была подготовлена компьютерная программа. Профессор МГУ Николай Мироненко пару лет позднее внедрил эту программу через своих аспирантов для оценки городской среды Гаваны, Софии и других социалистических столиц.
Пространственная хореография – очень занятное понятие, которое характеризует социальную географию вообще как науку, работающую с образами пространства. Физику и лирику тут разделить не возможно. Основной инструмент географа это карта. Карта имеет математическую основу и «легенду» — то есть условные знаки, которые отражают не столько реальность, сколько взгляд составителя на эту реальность. Каждый сейчас имеет возможность смотреть космические снимки, но никто еще не отказался от географических карт. Потому что на них выбрано самое важное, и это самое важное показано таким образом, что… А вот именно — показано как образ. Образ, в котором есть синтез (обобщение – генерализация), прогноз (экстраполяция). Эмоции, надежды, смутные томления, мечты.
К сожалению, Крым сейчас лишился пространственной хореографии. Само по себе передвижение хоть пешком, хоть на автомобиле по Крыму – это спотыкание, упирание в заборы и мусорные кучи. Я уже молчу о дорожных указателях, оскорбительных, прежде всего для украинского языка – ведь таких корявых слов в нем никогда не было и не будет.
Ладно. Пространственная хореография в социальной географии (в том числе в географии туризма и отдыха) это нечто вроде логистики в торговле. Это естественная (природный интерфейс географической среды) организация среды отдыха, в которой человек постоянно сохраняет позитивное настроение, желание тратить деньги и постоянно пополняет энергию.
Пространственная хореография точно соответствует суточному, недельному, сезонному и годовому циклу потребностей личности. Если говорить о Крыме: крымские курорты и туристические центры должны вписываться в суточные циклы отдыха жителей Симферополя, Севастополя и других городов Крыма, в недельные циклы отдыха жителей Донецка, Днепропетровска, Запорожья, Киева, сезонные циклы большинства населения Украины, годовые циклы жителей СНГ, стран Западной Европы, Японии, Китая, Индии, Северной Америки.
Я очень долго писал о советском прошлом, чтобы те, кто дочитал хотя бы до этого места, поняли: забудем слово «рекреант». Забудем, что нам надо «оздоровить рекреанта». Давайте подумаем, как сделать, чтобы клиент отдохнул. И чтобы клиент стал постоянным. На всякий случай напомню формулу Парето (американский экономист итальянского происхождения): если постоянные клиенты составляют 20% ваших потребителей, то они создают 80% прибыли.
Как это не удивительно, но именно в недрах прагматической американской науки в конце 1970-х сложилось очень романтическая модель успеха туристического бизнеса – рекреационная сукцессия. По форме эта модель представляет собой нечто в стиле прогнозов Римского клуба: блоки и стрелки, показывающее взаимное влияние природных ресурсов, инвестиций, технологических решений, государственного регулирования, общественного мнения. Но забавно, что на выходе главным результатом отдыха или туризма является отнюдь не получение прибыли. Норма прибыли в развитых экономиках примерно одинакова во всех легальных секторах хозяйственной деятельности. Главной целью туристического бизнеса должно быть такое романтическое чувство у клиента как «желание вернуться». Как раз это и объединяет теорию рекреационной сукцессии с формулой Парето – борьба за постоянного клиента. Постоянный клиент может возвращаться и при смене стиля отдыха, например, если лес превращается в лесопарк, а пляж – в аквапарк, или романтические руины – в тематический парк развлечений. Таким образом, резко снижается риск инвестиций.

Страницы: 1 2