Электронную копию этой статьи из сборника Топонимика Крыма 2010. Памяти Игоря Белянского. - Симферополь: Универсум, 2010, страницы 333 -335, мы публикуем с любезного разрешения главного редактора издательства Павла Конькова.
Алие Мехребани-Ясыба (Aliye Mehrebanii-Yasiba) живет в Берлине, работает в должности менеджера Сената Городского развития Берлина - Manager, Senat fuer Stadtentwicklung Berlin.
Ее работа завершается призывом к сотрудничеству в сфере культурных контактов между тюрками, немцами и славянами. Чем, собственно, она и привлекла наше внимание.

© А. Мехребани-Ясыба, 2010

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ КУЛЬТУР И ЯЗЫКОВ В НЕМЕЦКОЙ ТОПОНИМИИ КРЫМА

В правление Екатерины II границы империи, вследствие победоносных войн с Турцией, продвинулись далеко на юг — до северных берегов Черного и Азовского морей, до Кавказского хребта. С присоединением к России причерноморских степей и Крыма возникла проблема их заселения. Манифест Екатерины II от 4 декабря 1762 г. приглашал колонистов европейских стран заселять степные владения Империи. Правительство приглашало и немецких колонистов для заселения этих районов на льготных условиях (Манифест Екатерины II от 22 июля 1763 г.).
Территория Крыма относилась к Таврической губернии, заселение которой осуществлялось быстрыми темпами. В 1805 г. в Феодосийском уезде было основано четыре колонии — Цюрихталь, Гейльбрун, Судак, Герценберг.
С 1805 до 1811 г. в Симферопольськом уезде возникло три поселения — Нейзац, Кроненталь, Розенталь.


В Бердянском уезде в 1804-1822 гг. немецкие менониты основали 27 колоний — Гальбштадт, Тигенгаген, Шенау, Фишау, Линденау, Блюмштейн, Мюнстербург, Альтонау, Тоге, Орлов, Блюменорт, Мунтау, Ладекон, Петерсгаген, Розенорт, Шензе, Риккенау, Лихтфельд, Александерталь, Шардау, Порденау, Мариенталь, Руднервейде, Францталь, Паства, Гроссвейде, а в 1835 г. — еще одну — Гнаденфельд.
В 20-е годы XIX столетия в Таврической губернии существовало уже 50 поселений немецких колонистов.
Первые так называемые материнские поселения в Крыму основывались преимущественно в 1804-1805 гг. В правление Александра I в 1803-1823 гг. здесь было образовано восемь колоний. Сюда переселялись в основном колонисты из юго-западных земель Германии (Вюртемберга и Бадена, Пфальца и Гессена).
Только в 1810-1811 гг. из Вюртемберга в колонии Крыма переселилось 17879 колонистов.

С конца XVIII столетия несколькими волнами в Причерноморье переселились менониты из Пруссии. Три группы вюртембргских сепаратистов (99 семей), направлявшиеся в Грузию, где в 1816-1817 гг. поселились первые выходцы из Вюртемберга, по распоряжению императора Александра I не были допущены в Закавказье и на отведенных им землях в районе к северу от Бердянска основали три колонии — Нейгоффнунг (Neuhoffnung), Нейгоффнунгсталь (Neuhoffnungstal) и Розенфельд (Rosenfeld). Последующие переселенцы получили в 1830 г. земли и основали колонию Нейштуттгарт (Neustuttgart).

В 1864-1872 гг. из этих и других материнских колоний выехали поселенцы и основали в Крыму четыре дочерние колонии: Шенбрунн (1864), Кирк, Шенфельд (1872) и Аннефельд (1872). В Крыму было создано еще 10 дочерних колоний: Вассеррейх, Гебронн, Вестгейм (1880), Гоффнунгсфельд (1883), Копан (1888), Дуйдобе (1893), Аджи-Ахмат, Абаклы, Муний, Ак-Шейк (1897).
На основании изученных этнографических, исторических и географических карт, исторических документов, материалов архивов городов Украины и Германии, списков населенных пунктов, работ отечественных и зарубежных авторов, нами установлено, что на территории Крыма в период конца XVIII— первой половины XX столетия было основано 137 немецких поселений.
Два самых крупных поселения Кроненталь (Kronental) и Нойзатц (Neusatz) насчитывали от 1000 до 2000 поселенцев. В пяти больших поселениях (Борлак, Экибаш, Калаш, Темеш, Шибан) проживало от 500 до 1000 человек. Основная масса колоний насчитывала от 100 до 500 жителей (65 поселений) и от 50 до 100 жителей (59 поселений). Существовало также шесть хуторов, в которых проживало до 50 колонистов в каждом.
Возникновение немецких поселений и их существование на территории Крыма происходило в условиях билингвизма, т. е. во взаимодействии разных культур и языков. Особенности межэтнических контактов, жизни и мировосприятия, быта и бытия, с неизбежностью нашедшие отражение в языке (т. е. именно то, что формирует такое многогранное явление, как культура, и такой феномен, как языковая картина мира), прекрасно демонстрируются именами собственными, в данном случае топонимами.

Топонимы являются одним из источников исторической, социальной и лингвистической информации, они дают наиболее важный и достоверный географический, исторический, лингвистический, этнографический материал, так как, во-первых, имеют жесткую географическую привязку, во-вторых, сами географические названия черпаются из различных письменных свидетельств, а в зависимости от степени надежности исторических документов имеют и определенную временную привязку.

Топонимы при грамотном их анализе способны дать информацию об истории заселения края и миграции народов, о взаимодействии различных культур о географических особенностях данной территории, о языке той или иной нации, и т.д.

О взаимодействии различных этносов на территории Крыма свидетельствует присутствие тюркского и славянского этнического элементов, которые довольно часто прослеживаются в немецкой топонимии данной территории. Лингвистический анализ топонимов, а именно комонимов — названий сельский поселений немцев-переселенцев, показывает, что далеко не всегда названия немецких колоний имеют немецкое происхождение.

В таких названия как Franzfeld, Friedental, Hochheim, Marienruh, Schönsee без сомнения легко эксплицируется их немецкое происхождение. Большинство комонимов имеет тюркское происхождение, например: Ajtugan, Dewlat-Alli, Molla-Elle, Tarchanlar, Temir и т.д. Такие названия уже существовали на территории Крыма и при основании немецких поселений либо сохранялось первоначальное
тюркское название (Abakly, Adshi-Achmat, Akmanai, Akschejch), либо исконное тюркское название заменялось немецким: Schönfeld (Колтомак), Wasserreich (Керлеут), Westheim (Киляр-Кипчак или Кулар-Кипчак).

Некоторые названия представляют собой составные комонимы, состоящие их двух слов, одно из которых немецкого происхождении, другое — тюркского: Schleiсh-Elli. В таких названиях как Neu-Telentschi, Neu-Bajaut, немецкий компонент Neu-(новый) указывает на то, что данные поселения были созданы недалеко от уже существующих, имеющих тюркское происхождение, в которых проживало местное население.

Незначительное количество комонимов славянского происхождения: Alexandrowka, Annowka, Danilowka, Zarewka. Немецкие поселения также создавались поблизости славянских, о чем свидетельствует такое название как Neu Iwanowka.
Структурно-семантический анализ показывает, что бóльшая часть исследуемых комонимов принадлежит к самому многочисленному в современных германских языках типу сложных слов, образованных по
способу «полносложения», т. е. данные комонимы представляют собой топонимические сложения: Bergstadt, Bruderfeld, Freundental, Friedensstein, Heilbrun, Herzenberg, Hochheim, Hoffnungstal, Neudorf, Neusatz, Schwestertal, Zürichtal.

Реже встречаются простые (корневые названия) как среди комонимов немецкого происхождения, так и среди комонимов, имеющих тюркское происхождение: Kirk, Otar, Otus, Spat, Temir. Значительное количество названий —это составные комонимы, состоящие из двух и более слов, где различаются один или два уточнителя и одно опорное слово: Aschaga-Dshankoi, Bijuk-Busaw, Bijuk-Kaban, Dshaga-Scheich-Elli, Effen-Ecki, Juchari-Dshamin, Neu-Bajaut, Otar-Mojnak, Sobach-Elli, Utsch-Orka.
Таким образом, изучение комонимов немецкого происхождения на территории Крыма показывает насколько велика может быть степень адаптации иностранных имен собственных к условиям жизни и сознанию представителей иных национально-культурных общностей в процессе взаимодействия различных культур и языков.

Топонимы очень ярко отражают контакты между представителями разных национальностей: территориальные соприкосновения приводят к более или менее тесному взаимодействию культур, что с неизбежностью находит свое выражение и в языке. Проблема возникновения и функционирования топонимической лексики немецких колоний в Крыму, без сомнения, требует дальнейшего комплексного лингвистического изучения с проведением детального культурологического, исторического и социального анализа.

Фонд Игоря Белянского - официальный сайт