Мемориал в память о партизанах Севастополя 1941-1944, 16 км Ялтинского шоссеУслышал сегодня утром в передаче радио «Голос России».
Каюсь, что не один раз позволял себе говорить и писать, что в Севастополе слишком много памятников (более 2 000) и что жизнь на кладбище — это не совсем нормально. Но севастопольцы уже доказали, что они особый народ. Они живут так как живут только они. Если севастопольцы считают нужным создать еще один памятник, мы поддержим.

Кстати, я говорил в Севастопольской мечети с коренным севастопольцем — крымским татарином. Он рассказал мне как он и его сверстники участвовали в обороне Севастополя. Совсем просто: собирали бутылки для «коктейля Молотова», помогали в госпиталях. Не удивительно, что муфтий исламской общины Севастополя одним из первых поддержал инициативу памяти о школьниках-партизанах. В любом регионе Крыма на партизанских и воинских памятниках мы видим имена крымских татар, азербайджанцев, волжских татар и других мусульман (смотрите Приложение 1). Вполне ясно, что среди имен партизан есть и евреи, и крымские немцы.
К сожалению, Севастополь превращен в город бедных детей. Но хотя бы свою славу город-герой должен оставить новому поколению.

Севастопольцы собирают подписи в поддержку памятника школьникам-партизанам
Автор Гридасова Мария
Апрель 29, 2011, 13:17
Общественная организация «Жители осажденного Севастополя» собирает подписи общественности в поддержку мемориала школьникам-партизанам 1941-42 гг. Инициатива увековечивания подвига 38 севастопольских школьников, сражавшихся против фашистов в партизанских отрядах Севастополя и Балаклавы, не находит отклика у городских властей вот уже несколько лет.

— Еще в 2006 году мы обращались в администрацию, горсовет и Управление культуры с просьбой увековечить имена школьников-партизан на мемориальной доске у помещения Поста #1, — рассказывает заместитель председателя общественной организации «Жители осажденного Севастополя 1941-1942 гг.» Виктор Подольский. — Но чиновники проигнорировали наше письмо и распорядились нанести на мраморную доску имена дореволюционных почетных граждан. Теперь мы просим разрешения установить мемориал неподалеку от Поста #1, в сквере. Хочется, чтобы он был переименован в «Сквер школьников-партизан». А перед заступлением на почетную вахту к Вечному огню, нынешние школьники давали бы клятву перед мемориалом погибшим предкам, — говорит В.Подольский.

Письмо в поддержку этой инициативы подписали представители городских патриотических и ветеранских общественных организаций, директора севастопольских школ и даже председатель мусульманской общины города. По словам В.Подольского, Благочинный Севастополя тоже обещал подписать обращение к городским властям о создании мемориала.

Приложение 1
Комсомольцы и пионеры Севастопольского партизанского отряда:

Аксанов Владимир, 1928 г. р. Воспитанник 134 ГАП. В отряде с 22.11.41г. Боец при штабе отряда. Погиб 8 февраля 1942 г. в районе Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Алахвердов (Алафердов) Сергей Тарханович. Учащийся школы №2 Рабочий сцены в театре имени Луначарского.
Боец партизанского отряда. Погиб 8.02.1942 г. в балке Кара — Даг.

Бариков Константин Иванович, Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб в феврале 1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Берман Семен. Учащийся школы № 16 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Умер от истощения в 1942 г.
Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан

Бондаренко Владимир, 1924 г. р. Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 8.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Веселов Леонид. Учащийся школы № 2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб в феврале 1942 г. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Визенталь Леонид Константинович, 1923 г. р. г. Севастополь. Боец партизанского отряда. Пропал без вести.

Гордиенко Алексей, 1925 г. р. Кочегар паровоза ж/д станции Севастополь. Боец партизанского отряда. Погиб 7.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан

Дворников Валентин Львович, 1924 г. р. Учащийся школы № 6 г. Севастополя Боец партизанского отряда. Погиб в феврале 1942 г. в Балаклаве.

Дербасов Виктор Васильевич, 1922 г. р. Донецкая область, Марьиновский район, с. Марьиновка. Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 7.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Джигит Муса Яковлевич, 1923 г. р. Учащийся школы № 2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 12.09.1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на г. Ай — Петри.

Жартовский Николай Потапович, 1926 г. р. Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с ноября 1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на г. Аи — Петри.

Жериков Анатолий Иванович, 1924 г. р. Учащийся школы ФЗО г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 8.02.1942 г. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Жестяников Леонид Лаврентьевич, 1924 г. р. Учащийся школы № 16 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 8.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Измаилов Шамп Умерович, 1924г.р. Учащийся школы № 14. погиб в феврале 1942г.

Исмайлов Ильяс, Учащийся школы № 1 (3) г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на г. Ай — Петри.

Калиниченко Владимир Иванович, 1924 (1921) г. р. г. Севастополь. Учащийся школы № 28 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 3.06.1942 г. в районе госзаповедника.

Кравченко Александр Павлович, Учащийся школы № 2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 8.12.1942 г. в районе Монастырской балки, Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Кравченко Иван Тимофеевич, Учащийся школы № 3 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 8.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Ларионов Евгений Петрович, 1928 г. р. Учащийся ж/д школы г. Симферополя. Боец партизанского отряда. Погиб 16.03.1942 г. в районе госзаповедника. Похоронен в госзаповеднике у подножия г. Ай – Петри.
(Ларионов Петр Кириллович, 1903 г. р. Инструктор политотдела отделения ж\д, г. Симферополь. Помощник командира группы партизан с ноября 1941 г. Погиб 15.03.1942 г. в районе госзаповедника. Похоронен в госзаповеднике у подножия г. Ай — Петри.)-отец?

Мавренко Всеволод (Леонид) Артемович, 1924 г. р. Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб в феврале 1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Мерквеладзе Александр Иванович, 1924 г. р. Учащийся школы № 16 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб в феврале 1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Мухин Михаил, 1924 г. р. Учащийся школы № 6 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб в феврале 1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Огнев Ким Константинович, 1924 г. р. Рабочий с/х имени Софьи Перовской. Боец партизанского отряда с 6.08. 1941 г. Погиб 6.02.1942 г. в районе Атлаус, д. Уппа (ныне — Родное)
(Огнев Константин Федорович, 1894 г. р. Сотрудник завода шампанских вин г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 6(.02.1942 г. в районе Атлаус, д. Уппа (ныне — Родное))-отец

Пилипенко. Учащийся школы г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Пропал без вести в марте 1942 г.

Пушковский Тимофей Афанасьевич, Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 9.02.1942г. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Рацко Юрий Федорович, 1930 г. р. г. Ленинград. Учащийся школы №16 г. Севастополя. Боец, разведчик партизанского отряда. Погиб 8.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ.

Собченко Сергей Владимирович, 1924 г. р. г. Севастополь. Учащийся школы № 3 (2) г. Севастополя. Боец партизанского отряда с августа 1941 г. Погиб 1.12.1941

Сорокин Константин, Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 9.02.1942 г. в районе Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан

Титлянов Арнольд Антонович, Учащийся школы № 6 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 8.02.1941 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан

Тихенко Иван Петрович, 1925 г. р. Учащийся школы № 16 (2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб в феврале 1942 г. в районе Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Труфанов Владимир Васильевич, 1925 г. р. Учащийся. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на Ай — Петри.

Туржевский Александр Николаевич, Учащийся школы № 9 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб в феврале 1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Всеволод Федоринчик. Младший, четвёртый сын известной учительницы А.С Федоринчик (она похоронена на кладбище Коммунаров). Пошёл добровольцем в Севастопольский партизанский отряд. Переходил линию фронта, поддерживая связь отряда с командованием нашей армией. Сильно истощённый, был доставлен в госпиталь. Был оставлен в городе и назначен старшим группы связных. На связных возлагалась передача в районы, на объекты, предприятия, в штабы МПВО решений и указаний городских организаций и доставка с мест информации в случае, если выведена из строя телефонная связь. В составе группы было несколько ребят даже из шестых классов.
Впоследствии Лёня Федоринчик пропал без вести.

Фогель Илья Григорьевич, 1924 г. р. г. Севастополь. Учащийся школы № 2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 12.09.1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на Ай — Петри.

Чекмак Вилор Петрович, 1924 г. р. Учащийся школы № 1 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 10.11.1941 г. в районе Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ.

Червяков Александр Романович, 1925 г. р. г. Севастополь. Учащийся школы № 6 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с августа 1941 г. Погиб в феврале 1942 г. в районе Атлаус, д. Уппа (ныне — Родное)

Широченко Леонид Михайлович, 1924 (1925) г. р. г. Севастополь. Учащийся школы № 12 г. Севастополя. Боец партизанского отряда. Погиб 8.02.1942 г. в районе д. Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Юткевич (Юдкевич) Илья Михайлович, 1925 г. р. Учащийся школы № 2 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 12.09.1941 г. Погиб 1.12.1941 г. Похоронен в Братской могиле партизан, в районе Чайного домика на Ай — Петри.

Яворский Владимир Никитович (Павлович), 1924 г. р. Учащийся школы № 12 г. Севастополя. Боец партизанского отряда с 6.08.1941 г. Погиб 12.02.1942 г. в районе Алсу. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.

Янов Виктор Иосифович, 1925 г. р. Учащийся школы № 16 г. Севастополя. Боец партизанского отряда, связной. Умер от истощения 20.06.1942 г.

Большинство этих ребят входило в состав отдельной комсомольской группы. Т.н. «группа Арбузова»:

«Арбузов Василий Тихонович, 1912 г. р. Инструктор Корабельного РК ВКП(б) г. Севастополя. Командир группы партизан с 6.08.1941 г. Погиб 10.02.1942 г. в районе Монастырской балки. Похоронен в п. Дергачи, Братское кладбище ВОВ, Братская могила партизан.» 

Эта группа базировалась в Монастырской балке. Заметьте, многие погибли там 6-8 февраля 1942г. Это когда часть отряда попыталась спуститься к старым базам за продуктами и напоролась на немцев (в тот период отряд уже находился не в районе Алсу, а на Ай-петринском массиве: Чайный домик, Карадагский лес). Ещё одна большая группа погибших приходится на 1 декабря 1941г. Это был бой у Чайного домика.
Некоторые ребята ушли в лес с родителями, как Юрик Рацко. Он и погиб на глазах отца. Его останки нашли красные следопыты уже в 1960-х гг., опознали по пистолету, который был вручён мальчику командиром отряда за успешное выполнение задания. Этот пистолет сейчас хранится в музее на Сапун-горе.
А отец Кима Огнева погиб тогда же, вместе с сыном.
Володя Аксанов — «сын полка», явно попал в отряд при отступлении регулярных частей. См. дату вступления в отряд: 22.11.1941г. Помним, что части Приморской армии при отходе с Перекопских и Ишуньских позиций, были отрезаны немцами от Севастополя, поэтому отступали юго-восточнее, на Ялту, и горами подходили к Севастополю. Вот тут им партизаны и помогли в качестве проводников. Считается, что армия собралась в городе к 5 (7) ноября. Но были группы, заплутавшие в горах, позднее встретившие партизан. Кого-то удалось еще переправить в город. Некоторые влились в партизанские отряды.
По материаллам форума Севастополь инфо http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?f=27&t=135481&start=0

Приложение 2
Cтатья Евгения Борисовича Мельничука из газеты «Слава Севастополя»
(недавно я узнал, от Сергея Ткаченко, журналиста «Крымской правды», который работает сейчас над диссертацией о партизанских аэродромах Крыма, что он часто видится с семейством Мельничук, в том числе с моей однокурсницей Еленой. И по этому поводу мне приветы и респекты.)

http://www.slava.sebastopol.ua/?cnt=sta … 2&id=20674

Газета «Слава Севастополя» № 239 от 22 декабря 2009 г.

«Имена на скрижалях

В последнее время в некоторых средствах массовой информации, издающихся в городе—герое, появились предвзятые материалы о необходимости увековечить «на городских скрижалях» имена юных партизан, сражавшихся в 1941 — 1942 годах в составе Севастопольского и Балаклавского партизанских отрядов, дескать «неблагодарный город» о них забыл и за 65 лет, прошедших с 1945 года, ничего не сделал, чтобы сохранить о них добрую память.

Как же в действительности обстоят дела с этим деликатным вопросом?
В августе — сентябре 1941 года возникла необходимость формирования Севастопольского и Балаклавского партизанских отрядов. По решению горкома ВКП (б) и горотдела НКВД в их состав «на добровольных началах» были зачислены судостроители, железнодорожники, рыбаки, виноделы, работники сельского хозяйства, представители совпартактива и городской интеллигенции.
В октябре в связи с возникшей угрозой захвата города немецко—румынскими войсками и предстоящей его обороной рабочие «Севморзавода», имевшие бронь от призыва в армию и на флот, были отозваны из Севастопольского партизанского отряда и возвращены на свое предприятие, а вместо них по решению горкома партии в отряд (опять же на «добровольных началах») были зачислены около 50 школьников 8 — 10 — х классов, не достигшие еще призывного возраста. Все они были истинными патриотами и с радостью и известной долей романтики согласились внести свой вклад в дело защиты Родины от захватчиков.
Обладая в настоящее время достоверной информацией о том, что представляло собой партизанское движение на оккупированной территории СССР, можно констатировать, что случай официального зачисления в партизанские формирования такой большой группы юных патриотов, не достигших призывного возраста, был по своей сути единственным и уникальным во всей истории народного противостояния оккупантам и их пособникам. Как правило, в отдельных отрядах оказывались 1 — 2 подростка, пришедшие вместе с родителями или по своей инициативе присоединившиеся к партизанам.
Из — за безответственности работников соответствующих органов базы отряда были заложены фактически на создававшихся передовых и главных фортификационных рубежах. С началом обороны города они оказались на линии соприкосновения советских и немецко — румынских войск. Севастопольскому отряду пришлось воевать в боевых порядках полевых войск оккупантов. Часть баз, оказавшихся на переднем крае, была захвачена войсками, часть—выдана местными предателями и разграблена, что сразу же поставило Севастопольский отряд в крайне тяжелое положение.
После нескольких дней боев (с 9 по 18 ноября 1941 года), чтобы избежать уничтожения, начальник 5 — го партизанского района В.В. Красников по разрешению руководителей Севастопольской обороны был вынужден отвести отряд в тылы немецких войск, в зону 4 — го партизанского района в урочище «Чайный домик», что в 50 километрах от Севастополя, высоко в горах над селом Коккоз (ныне Соколиное).
На новое место базирования ушли более 200 бойцов, совершенно без продовольствия, только с носимым запасом патронов и ручных гранат. В условиях крайне суровой зимы уже в начале декабря 1941 года в отряде начался повальный голод, и первыми пострадавшими от него, естественно, стали подростки.
На «Чайном домике» севастопольцы подверглись нескольким ударам немцев, румын и местных добровольцев. Особенно тяжелыми были бои 1 — 2 декабря, в ходе которых отряд понес первые большие потери (около 20 бойцов).
В начале февраля 1942 года В.В. Красников по приказу главного штаба партизан направил основную часть отряда (134 человека) в район старых баз (там сохранилось немного продовольствия) для оказания помощи войскам Севастопольского оборонительного района в ходе предполагавшегося наступления с целью содействия войскам Крымского фронта в освобождении полуострова от оккупантов.
На переходе и после прибытия на базы в район Ай — Тодор, Алсу, Атлаус отряд был обнаружен полицаями, окружен регулярными войсками и жандармерией, местными предателями и 6 — 8 февраля в ходе нескольких последовательных ударов разгромлен. Из 134 бойцов на «Чайный домик» возвратились только 17 человек. Остальные погибли, попали в плен, пропали без вести. Нескольким бойцам удалось пробраться в Севастополь. После войны они привлекались к ответственности «за дезертирство с поля боя». Раненые командир и начальник штаба отряда К.Т. Пидворко и М.Т. Гуриенко были захвачены полицаями и в марте 1942 года повешены в Бахчисарае.
В ходе боевых столкновений, проведения диверсионно — разведывательных операций молодежная группа отряда, которой командовал В.Т. Арбузов, понесла невосполнимые потери. Часть ребят погибла во время первых боев 18 ноября 1941 года, несколько человек были убиты на «Чайном домике», часть умерла от голода на базах Балаклавского отряда в карадагском лесу, часть умерла от голода после возвращения на «Чайный домик». Основная часть молодежной группы (около 20 человек) была убита или покончила с собой во время окружения на старых базах в районе Алсу—Атлаус 6 — 8 февраля 1942 года, два (может быть, три) человека были захвачены в плен и впоследствии давали показания оккупантам против отряда. Несколько ребят погибли после передислокации 5 — го района в Алуштинский заповедник в марте 1942 года. Двое подростков были расстреляны по решению пресловутой «тройки» «за систематический сон на посту» и «за систематическое воровство продуктов у своих товарищей». Кстати, как впоследствии было установлено, так называемое «воровство» возникло из — за длительного голодания. Таким образом, к середине марта 1942 года молодежная группа Севастопольского отряда фактически прекратила существование и в списках Севастопольского объединенного отряда (2 — го формирования) более не значилась.
Сразу же после войны фамилии погибших подростков Севастопольского и Балаклавского отрядов были увековечены на достойных памятных знаках, сооруженных на общественных началах на местах боев: на «Чайном домике», в устье Монашьей балки, на кордоне Атлаус (ныне Красный Камень), в базовом лагере группы М. Якунина над селом Морозовка, на даче Кожанова около упомянутого села. Значительная часть останков погибших ребят была перенесена на воинское кладбище около поселка Дергачи и их фамилии также обозначены на установленных над захоронениями надгробиях.
В 70 — е годы на Сухой речке сооружен партизанский мемориал «Герои не умирают», где на 10 литых досках (скрижалях) увековечено 250 фамилий севастопольских и балаклавских партизан, в том числе и фамилии всех погибших подростков.
В 90 — е годы в Крыму и Севастополе были изданы Книги Памяти. Все погибшие подростки упомянуты (увековечены!) в шестом томе Крымской и первом томе Севастопольской Книги Памяти. И, наконец, на Мемориале героических защитников Севастополя 1941—1942 гг. на площади Нахимова в наименованиях воинских частей и соединений и городских организаций увековечены защитники города — героя. Наименования Севастопольского и Балаклавского партизанских отрядов также присутствуют на этих скрижалях. Кроме того, существует замечательный памятник «Мужеству, стойкости, верности комсомольской», который также собирательно олицетворяет всех погибших молодых защитников города. Об этом же говорит и плита с изображением ордена Красного Знамени, которым награждена Севастопольская городская комсомольская организация.
В послевоенные годы в местной печати публиковалось огромное количество материалов Г. Рожновой, Е. Игумновой и многих других исследователей истории партизанского движения в Крыму о судьбах и героических делах юных партизан. На детской туристской станции и во всех школах, откуда школьники ушли партизанить, были созданы достаточно достойные уголки, музеи или стенды с упоминанием фамилий юных партизан. Одно время хорошая экспозиция действовала и в Музее Севастопольского подполья.
Увековечению памяти юных партизан в «неблагодарном городе» уделялось и уделяется надлежащее внимание, поэтому заявления и многочисленные упреки нынешних радетелей сооружения новых памятных досок выглядят по меньшей мере странно. А пробивная настойчивость, с которой эта кампания ведется, заставляет подозревать радетелей в каких — то корыстных целях, и тому есть немало примеров. Так, на памятном знаке партизанам, погибшим на кордоне Атлаус, вдруг появилась (поверх памятной доски) металлическая полоса с фамилией М.Т. Гуриенко, который был казнен немцами в Бахчисарае. Но кому — то очень хотелось представить дело так, что он погиб и был захоронен на Атлаусе. Родственники одного из заместителей командира Севастопольского отряда, повешенного немцами в Бахчисарае за то, что при выдаче партизанских продовольственных баз кое — что утаил для личных нужд, в последнее время настойчиво добиваются официального подтверждения факта его гибели в партизанском отряде.
Провокационные действия нынешних инициаторов и заявления о том, что до них никто в городе не занимался увековечением памяти юных партизан, являются клеветническими и оскорбительными для общественности города — героя и происходят от дремучего невежества и нежелания знать собственную историю.
Памятную доску с фамилиями погибших юных партизан можно изготовить, но обязательно после согласования всех фамилий с Государственным архивом Автономной Республики Крым и обсуждения с общественностью.
Разместить доску, на наш взгляд, необходимо в помещении Поста N 1, рядом с существующей там скромной музейной экспозицией. Размещать ее на мемориале на площади Нахимова или рядом с досками с фамилиями почетных граждан города или Героев Советского Союза, нецелесообразно—разные величины.
Раз уж у определенной категории сограждан появилось такое неизбывное желание что — нибудь или кого — нибудь (главным образом, себя) увековечить, стоит порекомендовать им по примеру сооруженных памятных знаков комсомольцам, медикам, подводникам, летчикам, женщинам — фронтовичкам, инициировать сооружение памятного знака юным защитникам города — героя, на котором упомянуть не только партизан, но и тех детей и подростков, которые в 12 — 14 лет были удостоены медали «За оборону Севастополя».»

Е. МЕЛЬНИЧУК, автор книги «Партизанское движение в Крыму. 1941 — 1944 гг

Приложение 3
РЕЙД ПАМЯТИ КРЫМСКИХ ПАРТИЗАН 14 травня 2010

Как учителя и лесники воспитывают молодежь в военно-патриотическом духе

Современные школьники могут изучать историю Крыма в Великой отечественной Войне по книжкам и учебникам. Они могут открыть интернет и без труда скачать нужный документ из моря информации. А затем, выучив заданную тему, «отстреляться» на уроке и через время все забыть. Поэтому теоретический фундамент учебной программы обязательно нужно подкреплять практикой и тогда он имеет больше шансов заложиться в детском сознании раз и навсегда. В учебно-воспитательном комплексе «Школа-гимназия № 1 имени К.И. Щелкина» г. Белогорска это понимают. Уделяя серьезное внимание воспитанию военно-патриотического духа у подрастающего поколения, преподаватели приобщают детей к познанию истории родного края разными увлекательными способами. А помогают им в этом сотрудники Белогорского государственного лесного хозяйства.

Накануне 65-летия Великой Победы мы ехали вглубь величественных буковых лесов, туда, где во время войны вели ожесточенные сражения бойцы Восточного соединения партизан Крыма. Неподвластная обычным машинам дорога от села Поворотное петляла и встречала нас крутыми подъемами и спусками, размытыми колеями и упавшими увесистыми ветками. Ребятня же на каждую дорожную преграду отвечала веселыми криками и визгами. Через час мы высадились у горы Берлюк. Отсюда и началась наша патриотическая и познавательная миссия.

На небольшой территории (до 1 га) расположено четыре военных монумента, три из которых лесхоз взял под свою опеку. Каждый важен, у каждого — своя история. Первым нашему взору открывается памятник-могила неизвестному партизану. В 1941-42 годах в этой местности базировались и вели кровопролитные бои с оккупантами Джанкойский, Ичкинский, Карасубазарский 1-й и 2-й Красноармейские отряды 2-го района, а с 1943-44 гг. «боевую эстафету» перехватили отряды 2-й партизанской бригады Восточного соединения.

Сам памятник начинали строить туристы, пастухи, лесники и школьники, принося сюда по камешку. Так выросла груда камней, легшая в основу Кургана славы. Впоследствии ее довели до логического завершения: привезли и установили на вершине альминские блоки и железный вымпел, символизирующий вечный огонь памяти павших героев. Прибрать по здешней округе бытовой мусор и почистить каменную гору от опавшей листвы — такую задачу поставили школьникам старшие. Дел немного, но дети принялись за работу с усердием. Тот факт, что мусора оказалось немного даже радует: видать, не поднимается рука у посетителей леса бросить бумажку возле священного места.

Пока все поглощены процессом, мы открываем висящий на ближайшем дереве почтовый ящик. В нем хранится тетрадь. Последние записи в ней совершенно свежие:

«Я, Гена Буленчук, 5.05 2010 года написал эти строки в возрасте 46 лет и одного дня. Только сейчас я понял, насколько благодарен тем, кто 65 лет назад боролся до конца за нашу Родину и победил».

Или такая: «Мы, туристическая группа из г. Екатеринбурга (Виктор, Наталья, Зоя) и г. Калининграда (Инна, Татьяна, Ольга), низко кланяемся и чтим память героев, павших во имя нашего светлого будущего. Мы есть, потому что были вы. Имена ваши неизвестны, память о вас бессмертна. 6 мая 2010 года».

Искренние строки. От чтения переключаемся на рабочую суету лесников. Они возятся с сооружением, установленным Симферопольским автотехникумом близ самого памятника. Замешивают привезенный цемент, и аккуратно бетонируют образованные временем трещины на постаменте, воссоздают ступени. Тем временем ученики, сложив пакеты с собранными листьями, отправляются в гору к памятнику «Пламя». Его создавали после войны их предшественники — ученики 8-а класса Белогорской средней школы № 1 во главе с классным руководителем Альбиной Евгеньевной Тирбах и военные из Белогорска. Торжественное открытие состоялось 4 мая 1975 года к 30-летию Победы над Германией в честь героически сражавшихся партизан-пулеметчиков Сергея Жигалова и Михаила Терели. Монумент, вырезанный из стальной плиты свежевыкрашен, пригорок чист, детям не терпится поскорее узнать, что же тут произошло. Взрослые не томят детское любопытство и передают истории, которые сами в молодом возрасте слышали от партизан.

В конце января 1944 года на Берлюке и соседних высотах расположились отряды 2-й бригады под командованием Николая Котельникова. Вскоре к ним примкнула 3-я бригада во главе с Владимиром Кузнецовым. Противник пошел в наступление, однако силы были неравные: семьсот партизан противостояли 5000 фашистов. Атаковали Берлюк со всех сторон: сюда падали вражеские мины, снаряды, бомбы. Отряды партизан стояли насмерть и отдавали последние патроны пулеметчикам С.Жигалову и М.Тереле, не давая смолкнуть орудию. Оба бойца получили тяжелые ранения, но не прекращали бой. Когда поступил приказ отходить, они приняли огонь на себя и остались прикрывать товарищей. Партизаны успели искусно маневрировать и уйти до того, как из раскаленного пулемета вылетел последний патрон. Немцы взобрались на вершину, и тогда Жигалов и Тереля не желая сдаваться, врагу взорвали себя гранатой. В нескольких метрах от памятника до сих пор виднеется поросший травой окоп стоявших до конца смелых пулеметчиков.

Спускаясь вправо по склону, мы подошли к следующему памятнику второй бригаде крымских партизан. Из надписи на табличке узнаем, что она была сформирована в зуйских лесах, базировалась и вела здесь бои с захватчиками с ноября 1943 по март 1944-го года, а потом вошла в состав Восточного соединения и завершила боевой путь участием в освобождении г. Старый Крым. Командир Николай Кузьмич Котельников был участником Феодосийского десанта 1941 года. С группой товарищей прорвался через немецкую линию фронта и присоединился к крымским партизанам. 2-ю бригаду лейтенант Котельников возглавил в ноябре 1943-го. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «Партизан Отечественной войны I степени», «За оборону Севастополя» и другими. Значится на монументе еще одно имя: Тимофей Григорьевич Каплун. При оккупации полуострова он ушел с истребительным батальоном в лес в должности комиссара Карасубазарского (Белогорского) отряда. После освобождения Крыма, будучи секретарем райкома партии, возглавил восстановление народного хозяйства в Белогорском районе.

Далее наш путь лежал к памятнику «Партизанская застава», гордо стоящему на вершине г. Караул-Тепе. Он появился тут в октябре 1971 года благодаря учащимся все той же Белогорской школы, пионерам отряда имени Аскольда Гаховича (погибшего юного партизана). Во время зимних боев 1944-го на этой высоте, откуда открывается отличный обзор на ближайшие окрестности, стояла партизанская застава, которая своими диверсионно-разведывательными и боевыми операциями уничтожала врага. Захватив с собой краску, школьники обновили памятник: покрасили пятиконечную звезду, железную «огненную» платформу и партизанскую шапку с околышком.

Берлюкское ущелье, будучи ареной ожесточенной борьбы, стало настоящим музеем боевой славы, поэтому так важно нынешнему поколению, живущему под мирным небом, беречь эти памятники в знак свидетельства благодарности и вечной памяти. Большинство военных памятников в эпоху безвременья остались бесхозными и за десятилетия изрядно устарели, обветшали, посыпались. Только в Крыму счет идет на сотни. И за примерами далеко ходить не нужно: если три первых упомянутых памятника поддерживают в достойном состоянии белогорские лесники, то «Партизанская застава», увы, ничья. К счастью, сотрудники Белогорского лесного хозяйства пообещали к следующему году взять его под свое крыло и отреставрировать. Лесхоз осознанно пойдет на затраты, однако у монумента наконец появится заботливый опекун.
А что же школьники, прикоснувшиеся к партизанским святыням? Они довольны и увлечены темой. Классный руководитель 8-Б класса Белогорской школы-гимназии Евгения Павлова — главный идейный вдохновитель этих ребят, говорит, что руководство и учителя школы стараются возродить подзабытые традиции по увековечиванию памяти героев и патриотическому воспитанию молодежи.

— На классных часах и в свободное время мы исследуем тему «Война и дети». Их очень интересует то обстоятельство, что в партизанских отрядах были дети, по сути их ровесники. Несколько встревоженно они задумываются над тем, что их сверстникам в столь юном возрасте пришлось воевать, защищать свою Родину. Мы изучаем с ними пионеров-героев по имеющимся у меня брошюрам. А еще в нашей школе есть музей боевой и трудовой славы имени К.И. Щелкина, где размещены информационные стенды, посвященные событиям военного времени, так или иначе связанные с нашей школой. На черно-белых фотографиях лица погибших и выживших солдат, партизан, подпольщиков, учителей, учеников. Каждый год к 9 мая мы готовим различные мероприятия, читаем стихи, поем военные песни, ставим литературно-музыкальные композиции в честь освободителей. Мы благодарны работникам Белогорского лесхоза за помощь и вместе нам надо продолжать эту работу — уверена Евгения Федоровна.

Что ж, пусть основной фронт работ по облагораживанию памятных символов заранее взяли на себя лесники, и пусть в этот день ребята внесли лишь посильный вклад. Но они побывали здесь, прикоснулись к истории, услышали интересные истории и теперь школьники наверняка запомнят этот день. К слову сказать, Белогорская школа-гимназия является экспериментальным общеобразовательным учреждением в рамках государственной социальной программы «Школа будущего». Здесь понимают: не помня прошлого, будущего не построишь.

Максим ГОЛОВАНЬ