В конце сентября 2010 года в Турции состоялся очередной, 52­й конгресс ФИЖЕТ (FIJET) – международной федерации журналистов и писателей, пишущих о туризме. Тщательно продуманная программа мероприятий позволила участникам конгресса побывать в двух регионах Турции – в Стамбуле и Бодруме, курортном городке на берегу Эгейского моря.
Украинское отделение ФИЖЕТ было представлено большой делегацией крымских журналистов. Это обстоятельство заставило меня не только любоваться красотами замечательной страны, но более внимательно присматриваться к реалиям, объединяющим Турцию и Украину.

Наши страны – соседи, живущие на разных берегах Черного моря. Историческое соседство на протяжении многих веков предоставило народам двух стран возможность пережить все мыслимые фазы отношений — войны, союзы, жесты взаимопомощи, обострение конкуренции и возрождение партнерства. Крымский полуостров во все времена играл в этих процессах ключевую роль, и на его земле сохранилось множество памятников, имеющих прямое отношение к Турции.

Поскольку в настоящее время в отношениях между Украиной и Турцией открывается новая страница ­ взаимный прагматизм и сотрудничество, направленное на удовлетворение общих потребностей и амбиций, я попытался увидеть и обозначить сходство Турции и Крыма. Каждый день мне открывались совершенно неожиданные детали, символизирующие сходство наших стран, отдельных регионов, и зримо показывающие родство цивилизаций и культур, объединенных берегами Черного моря.

Храм святой Софии и Голубая мечеть
Главные образы Стамбула.

Одна из святынь христианского мира, церковь Божественной Мудрости Айя София была построена императором Юстинианом в VI веке. На протяжении почти тысячи храм святой Софии лет был кафедральным собором Константинополя, главной церковью Византийской империи и всего православного мира. По свидетельству летописца, именно после восторженных рассказов послов после посещения Святой Софии в Константинополе, князь Владимир Киевский принял решение принять на Руси именно христианскую веру.
После завоевания Константинополя турками в 1453 году храм Святой Софии был обращен в главную мечеть Оттоманской империи. Не имеет никакого объяснения факт, что, следуя канонам ислама, строители тщательно замазали изображения второстепенных лиц, но не тронули главные фигуры — Богоматери с Младенцем.

В начале XVII столетия султан Ахмед I повелел выстроить рядом с Айя-София новую мечеть, не уступающую своей монументальностью бывшему главному храму Византии. В народе новый храм стали называть “Голубая мечеть” — из-за бело-голубых изразцов, которые сплошным ковром покрывают стены мечети. Несомненно, образцом для создания «Голубой мечети» стал храм Святой Софии: об этом свидетельствует, в первую очередь, главная конструктивная особенность обеих построек — грандиозный купол, который, благодаря тщательно продуманному освещению, словно парит в воздухе.
Стоящие друг напротив друга Святая София и «Голубая мечеть» — два олицетворения «рукотворной вечности» — являются важнейшими образами Стамбула.

И, глядя на них, невольно вспоминаешь центр Евпатории, где в непосредственной близости друг от друга расположены православный Николаевский собор и мечеть Хан-Джами. Мечеть была построена в 1552 году выдающимся османским зодчим Синаном и во времена Крымского ханства была главной мечетью государства. В этих стенах 18 представителей династии Гераев принимали клятву на мече и Коране служить во благо своего народа. Церковь была построена в 1899 году в память освобождения города от неприятельских войск во время Крымской войны (1856 г.). Храм украшен тремя видами крестов. Георгиевские кресты на ограде говорят о воинской доблести, византийские на колоннах напоминают о духовной связи с Константинополем, а русские православные – венчают купола.

Танцующие
дервиши
Мистическая составляющая ислама.

Этот ритуал зародился более семи столетий назад, его основоположником является Джелаладдин Руми, поэт-суфий. Члены суфийского ордена дервишей выполняют обряд кружения – один из самых тяжелых и в то же время самых изощренных способов приближения к Всевышнему. Эти действия со стороны похожи на танец: участники действа кружатся под специальную мелодию. Ритмическое вращение под специальную музыку призвано вызвать у приверженцев учения чувство подъема, экстаза, мистического полета.

После того как Турция стала республикой, деятельность всех религиозных организаций, в том числе ордена суфиев, была запрещена. Однако, поскольку мистический ритуал оказался чрезвычайно зрелищен, танец-молитва суфиев стала достопримечательностью Стамбула, элементом погружения в культуру и мистику ислама. А в турецком городе Конья, где похоронен Джелаладдин Руми, каждый год проходит Фестиваль танцующих дервишей – яркое туристическое событие.

Орден суфиев оказывал сильное влияние на общество эпохи Оттоманской Порты.

Его могущество было распространено и в Крыму. В нынешней Евпатории все желающие могут посетить «Текие дервишей», — бывшую обитель странствующих мусульманских монахов — членов суфийского ордена «Мевлеви», просуществовавшую с XV по XVIII века. Туристы имеют возможность увидеть условия жизни последователей мистического и философского учения Востока. По заявкам проводятся специальные экскурсии, где воссоздаются «живые картины» суфиев, в частности, их знаменитая музыка и танцы.

Дворец Топкапы
Олицетворение главных жизненных ценностей
Востока.

Его начали строить в 1460 году на месте Византийского акрополя, и спустя 15 лет, в год захвата Крыма Османской империей, дворец Топкапы стал олицетворять новый период жизни государства, когда Черное море стало внутренним морем Блистательной Порты. На протяжении 400 лет этот дворец являлся резиденцией султана, центром управления государства.

Топкапы поражает, в первую очередь, бьющим в глаза великолепием. Особенно это ощущается, когда попадаешь в знаменитую сокровищницу. Легкое ошеломление не позволяет осознать, что блестит не сусальное, а кованое золото, а «стеклышки» — не стразы, а лучшие брильянты мира!
Но стоит покинуть пределы сокровищницы, как ты окунаешься в мир природы, умело вписанной в структуру дворцовых построек.

И в этом отношении Топкапы удивительно напоминает Ханский дворец в Бахчисарае: и в Хан-сарае, и в Топкапы главным организующим компонентом дворца является не шикарный фасад, а обширный двор и детально продуманный парк. Мраморные фонтаны, черепичные крыши, деревянные беседки, увитые виноградом, вековые деревья, дающие густую тень – все это навевает мысли не о войнах и набегах, а о восточных сказках и крымских легендах. Главные атрибуты власти Порты и Ханства, главные постройки средневековых Стамбула и Бахчисарая Топкапы и Хан-сарай олицетворяют множество качеств. Это и символ государства, и центр религии, и резиденция верховного правителя, и место, где начиналась и заканчивалась человеческая жизнь…

К сожалению, Ханский дворец лишен великолепия Топкапы, но администрации Бахчисарайского историко-культурного заповедника вполне по силам перенять замечательную традицию коллег из музея Топкапы. Речь идет о концертах военной музыки в исполнении ансамбля «Мехтер». Грозные песни под грохочущие барабаны на протяжении 600 лет символизировали мощь государства, воодушевляли воинов в бою, а сегодня — оживляют картины славного прошлого Оттоманской империи.

Дворец
Долмабахче
Привет от Айвазовского.

На протяжении 400 лет дворец Топкапы был резиденцией  главных правителей Османской империи. Но к середине XIX века был построен новый дворец, отразивший стремление Турции продемонстрировать миру свое стремление стать более понятной Европе. Это немудрено: в воздухе пахло войной – той самой, которая получила у европейских историков название Восточная и апогеем которой стала Крымская кампания.
Еще один «крымский» аспект Долмабахче – картины Айвазовского, которыми украшен дворец: султан Абдул-Азиз высоко ценил творчество нашего прославленного земляка. По заказу османского султана Айвазовский написал около 40 картин с видами Босфора и за это был награжден высшей турецкой наградой — украшенным бриллиантами Орденом Османа. А спустя несколько лет, когда другой султан устроил резню сотен тысяч армян – верных подданных Османской империи, художник в знак протеста выбросил этот орден в море. О том, как он поступил с наградой, Айвазовский уведомил турецкого консула, добавив, что султан может точно так же поступить с его картинами. Правда, турецкий правитель проявил политическую дальновидность, и картины Айвазовского по сей день украшают стабульский «Версаль».

Весьма примечательный «привет от Айвазовского» я увидел возле крепости Топкапы. Фонтан (или, по-простому – водоразборная колонка) в далеком Стамбуле удивительно напоминал «фонтан Айвазовского», построенный им для нужд Феодосии, остро нуждавшейся в воде.

Вид на Босфор
Крепость,
перерезающая пролив.

Организаторы конгресса подготовили участникам замечательный сюрприз. Обед состоялся в ресторане, примыкающем к Топкапы и глядящем прямо на Босфор.
Ветерок с пролива, соединяющего Европу и Азию, навевал мысли о гармонии сфер, вино по 20 евро за бокал поддерживало мысли о единстве мира… Взгляд лениво, но зорко отмечал любопытные детали: вдоль берега идет шоссе, параллельно ему тянутся старинные крепостные стены и бастионы. Несколько выше по склона протянулась железная дорога…

Но где я мог видеть очень похожую картину? Память услужливо подсказала: конечно же, в Крыму! Крепость Ени-кале на берегу Керченского пролива.
Совпало все: и бастионы, и стены, и шоссе, и железная дорога, и даже название пролива. В Турции он называется Босфор, в Крыму –  назывался Боспор.

Крепость Ени-Кале («Новая крепость») была выстроена в 1699 — 1703 гг, когда после южных походов Петра I Турция ощутила «русскую опасность». Молодой русский царь, решивший превратить отсталую страну в передовую морскую державу, начинает решительную борьбу за выход к Черному морю. 18 августа 1699 г. русская эскадра неожиданно для турок вошла в воды Керченского пролива. Эскадра охраняла корабль «Крепость», на котором в Стамбул направлялось русское посольство. Посольство сопровождал инкогнито Петр I, находившийся на корабле «Апостол Петр» под именем бомбардира Петра Алексеева.

Осознав опасность, нависшую над своими владениями, турки незамедлительно приступили к сооружению новой крепости, способной надежно блокировать подступы к Керченскому проливу. Строительство укреплений, возводившихся по проекту французских инженеров, началось в 1699 году и было закончено в очень короткие сроки, примерно в 1706 г.

Крепость расположена напротив самой узкой части Керченского пролива, ширина которого в этом месте не превышает четырех километров. С ее высоких стен, взбегающих по крутым склонам берегового откоса, в хорошую погоду видны прилегающие к проливу акватории Азовского и Черного морей и берега Кавказа. Ени-Кале имела важное стратегическое значение — расположенная в самой узкой части пролива крепость, вооружённая мощными пушками, контролировала проход кораблей между Азовским и Черным морями. Кроме того, Ени-Кале служила резиденцией турецкого паши.

Эфес
Красота античного города.

По преданию, город получил свое имя в честь Эфесии, предводительницы племени амазонок, жившего в этих местах. Эфес — один из самых древних эллинских городов-колоний в Малой Азии, основанный в 11 веке до н.э. В эпоху правления римлян Эфес был столицей объединения 500 городов, одним из центров античного мира.

Второй по значению после Рима город античности, Эфес прекрасно сохранился. Раскопки здесь ведутся 150 лет и вскрыли только центральную часть города. Удивляет обилие мрамора; создается впечатление, что этот благородный камень был основным строительным материалом Эфеса. Из него вырезаны и стройные колонны, увенчанные сложными капителями, и плиты, которыми выложена мостовая, и стены храмов…

Прогуливаясь по Эфесу, начинаешь понимать, почему иностранных туристов не очень впечатляет Херсонес Таврический. Это вполне объяснимо: расположенный на краю ойкумены, вдали от древнегреческой цивилизации, Херсонес не мог соперничать по красоте и величию с центрами античного мира. Тем не менее, влияние ментальности – сначала языческой, а затем византийской, — было одинаково велико. Поэтому в далеком Эфесе можно обнаружить прямые аналогии с Крымом. Например, равноконечные кресты, вырезанные в массивных мраморных плитах, удивительно напоминают интерьер алтаря пещерной церкви на Тепе-Кермене.  А с фронтона Эфесского храма на меня взглянула змееногая богиня – точь-в-точь как из Керченского историко-археологического музея!

Турция готова
дружить с Крымом

О том, как придать новый импульс отношениям Турции и Крыма, шла речь на официальной встрече Председателя Верховного Совета автономии Владимира КОНСТАНТИНОВА с делегацией Турецкой Республики, которою возглавил Чрезвычайный и Полномочный Посол Турции в Украине Ахмет Бюлент МЕРИЧ.

В. Константинов констатировал, что сотрудничество между Крымом  и Турцией набирает обороты. Только за два последних месяца объем экспорта между Крымом и регионами Турции возрос на 24,5 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 5,2 миллиона долларов; импорта — в 6,3 раза (10, 6 миллиона). Спикер крымского парламента познакомил гостей с перспективами автономии как курортного региона и подчеркнул, что основной упор в них сделан на развитие энергетической и транспортной инфраструктур. В этом ряду — строительство и ремонт дорог, реконструкция Центрального аэропорта в Симферополе, транспортной развязки в порту Керчь.

Турецкая сторона намерена продолжать реализацию образовательных программ — завершить реконструкцию школы в Симферополе и приступить к строительству новой — в Бахчисарае. В планах также укрепление транспортных связей, в частности, открытие линии Ялта-Синоп.

Ахмет Мерич предложил провести в Крыму нынешней осенью бизнес-форум, в рамках которого состоится презентация возможностей автономии для деловых кругов Турции. Это будут семинары, выставки товаров, обмен опытом в турбизнесе, здравоохранении, образовании. Идея совместной встречи была одобрена крымскими властями. «Все наши программы прозрачны и направлены на укрепление дружбы и сотрудничества с ближайшими черноморскими соседями», — подчеркнул Посол Турции в Украине.

Вячеслав Хачатурян,
член ФИЖЕТ / FIJET.

Источник