Давняя наша идея — музей работорговли, под него предлагается реконструировать Карантинную генуэзскую крепость в Феодосии. Один из залов, безусловно, надо посвятить козачьему полковнику и атамана Ивану Сирко. Кроме набегов на татар, он прославился еще и массовым убийством христиан невольников. А также оставил крайне неприличное «письмо турецкому султану«. Приводим его в стихотворном мягком варианте замечательного ялтинского врача и мецената Степана Руданского. Крым и два украинца в его истории — совсем разные, яркие личности — Гении места.

картина Репина

картина Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»

Иван Сирко — Урус Шайтан (русский дьявол).
Под руководством И.Сирко запорожцы многократно брали штурмом Перекоп, вихрем проносились по полуострову, опустошая его. Татары называли Ивана Сирко «урус-шайтаном». Поход на Крым летом 1675 г. Сирко предпринял в отместку за нападение татар на Запорожье зимой 1674-75 гг. Пять дней 20 тысяч его войска (2 тысячи московских стрельцов, калмыки и козаки) громили города и селения ханства. В генеральном сражении у Сиваша они разбили 50-тысячное татарское войско.

На обратном пути, уже на материковой части ханства, к огромной добыче казаки прибавили стада крупного рогатого скота, овечьи отары. Помимо шести тысяч пленных, казаки вывели из Крыма семь тысяч христиан. Три тысячи их них пожелали вернуться в ханство. Иван Сирко приказал отпустить их, хотя не мог поверить тому, что они действительно уйдут. Когда же возвращавшиеся скрылись за горизонтом, Сирко послал молодых козаков с заданием всех их перебить. Д. Яворницкий приводит слова атамана, сказанные им над телами убитых: «Простiь нас, брати. А самi спiть тут до страшного суду Господнього, замiсть того щоб розмножуватися вам у Криму мiж бусурманами на нашi христiянсьi молодецкi голови i на свою вiчну без хрещення погибель».

Возвратившись в Сечь, запорожцы написали султану послание, в котором говорилось, что поход на ханство они осуществили как месть за зимнее нападение и предложили за выкуп освободить плененных татар. А как Сирко с товарищами могли писать это письмо, показал в своей известной картине художник И. Репин. Текст этого письма несложно найти в Интернет. Язык его больше похож на современный русский, чем на современный украинский, так что понять вполне можно. Но слова и выражения крайне неприличные. Письмо запорожцев турецкому султану
В отношении «рабов» в Крыму, иногда украинцев находилось на полуострове до миллиона, при этом их не охраняли. Никому из невольников в голову не приходило возвращаться к польским панам или московским помещикам.

Иван Сирко - скульптурная реконстрация по черепу

Иван Сирко — скульптурная реконстрация по черепу

Дмитрий Яворницкий дал такой портрет знаменитого кошевого: «І за характером, і за всіма своїми діями Сірко представляв собою тип справжнього запорожця. Він був хоробрий, відважний, завзятий, не завжди стійкий, не завжди вірний своїм союзникам; він любив іноді погуляти і добре підвипити і в хмелю показати свій козацький запал; він був схильний хвилинно захопитися новою думкою, новою справою, щоб потім відмовитися від власного наміру й прийти до цілком протилежного рішення… «Нужда закон змінює», — часто говорив Сірко і, очевидно, діяв відповідно до свого улюбленого прислів’я».

Первое из свидетельств о деятельности Сирко — интересная, но и по сей день фактически не задокументированная история участия полка запорожцев в Тридцатилетней войне (1618—1648) на стороне французов.
В 1644 году Богдан Хмельницкий как военный писарь Войска Запорожского в Варшаве встречался с послом Франции графом де Брежи. Через год был таки подписан договор-контракт, и 2500 казаков через Гданьск по морю добрались до французского порта Кале.

Возглавляли этих кондотьеров полковники Сирко и Солтенко. Впереди их ожидали интереснейшие события — осада и штурм неприступной испанской крепости Дюнкерк (которую называли «ключом от Ла-Манша»). Последнюю неоднократно во время многих конфликтов пытались взять французы, но всегда безрезультатно… Казаки «разобрались» с неприятелем за несколько дней.

Следующее упоминание о Сирко находим лишь в 1653 году, когда он после Жванецкой кампании во время Национальной революции догнал со своим отрядом союзников Богдана Хмельницкого — крымских татар — и наголову разгромил их, освободив «ясыр», пленников-подолян. В следующем году он выступает против Переяславской рады, как и большинство запорожцев отказываясь от присяги московскому царю Алексею Михайловичу.
цитата из Андреева История Крыма«):

В 1662 году татарский отряд совершил набег на московский город
Карачев.
В октябре 1663 года отряды запорожских казаков знаменитого кошевого Ивана Сирко и московских стрельцов Григория Косагова взяли штурмом и пограбили Перекоп. В начале 1664 года обьединеннный русско-запорожский отряд опять ходил к Перекопу и на подступах к городу выдержал бой с пятикратно большим татарским отрядом, убив перекопского мурзу Карач-бея.

  • Что здесь удивительно?
    1. Сирко, поскольку над его могилой насыпали курган, был скорее всего сарматского происхождения.
    2. Григорий Косагов (москвич:)) как следует из фамилии происходил из касогов, казаков.
    3. Московский город Карачев, скорее всего был родовой собственностью Карач-бея, который вроде как татарин, но скорее всего тоже казачьего (сарматского) рода.
    Вполне возможно, что все трое одеты были примерно одинаково.
    Из описаний Крымского ханства Мартина Броневского известно, что молодые татарские мурзы одевались по польской моде в кунтуши и прочее. (кстати, насколько кунтуш — польское слово?)
    От слова «кант» — обшитый по краям?

Враги окрестили его Урус-шайтаном. Татарские женщины пугали его именем своих непослушных детей. Согласно различным историческим источникам, он избирался кошевым атаманом от 8 до 20 раз. Из 55 крупных сражений проиграл лишь одну междоусобную схватку под Ахтыркой в 1666 году. Так или иначе, Иван Дмитриевич Сирко является одной из самых легендарных и любимых в народе исторических личностей казацкой эпохи.

Его похождения не закончились даже после кончины. Лишь в 2000 году прах Сирко воссоединился и окончательно обрел покой в высоком кургане под селом Капуловка Никопольского района.
Из истории известно, что отношения Ивана Сирко с Российской империей были далеко не идеальны. Так, в 1654 году, будучи в чине полковника, он отказался принять присягу московскому государю, а в 1668 году «воевал» украинские города против «бояр и воевод». Не за это ли династия Романовых затаила зло на атамана, сослужившего ей в другие времена столь славную службу? Не за это ли его могила дважды осквернялась русскими войсками? Первый раз это произошло в 1709 году, по приказу Петра I, а второй – после падения сечи в 1775 году. Тогда на Чертомлыцком сечевом кладбище солдаты устроили веселую потеху. Разрывались казацкие могилы, трупам отрубались головы…

Однако Сирко как кошевой атаман был похоронен по особому обычаю. Дубовый гроб ставился прямо на землю, и многотысячная вереница людей шапками насыпала над ним высокий курган, раскопать который было куда труднее, чем обычное захоронение. Утомившись от работы с наступлением сумерек, а возможно, испугавшись дождя, враги отправились спать, оставив у разрытого кургана немногочисленный караул. Наутро он оказался перебитым, а гроб с останками Сирко – увезен в очередное казацкое пристанище.

Принято утверждать, что хоронили атамана по «христианскому обычаю», однако совершенно ясно — по скифскому!

Период украинской истории после Переяславской Рады 1654 года не даром называется Руина.

цитата из «Истории Крыма» Андреева:
В 1657 году избранный украинским гетманом вместо умершего 27 июля 1657 года Богдана Хмельницкого, сторонник разрыва с Москвой Иван Выговский начал тайные переговоры с крымскими татарами и на территорию Украины вошло сорокатысячное татарское войско. Вместе с татарами Выговский, борясь за власть, сжег Полтаву, которую защищали казаки полковника Пушкаря, погибшего при штурме. В 1558 году Выговский с татарами разгромил в Зенькове казаков наказного атамана Силки, город отдал крымским татарам, которые перерезали
всех жителей в округе. Выговский попытался взять Киев, но был разбит отрядом Василия Борисовича Шереметева. В июне 1659 года под Конотопом объединенное войско Выговского и крымского хана наголову разгромило московское войско князя Трубецкого. Однако укрепиться на Украине Выговскому не удалось и он ушел в Польшу, где вскоре был после десятичасового суда казнен по доносу.

Приложение.
Относительно приличный и мягкий стихотворный вариант Письма запорожских козаков турецкому султану написал Степан Руданский в конце 19 века. Степан Руданский работал в Ялте, похоронен на Ялтинском мемориальном кладбище.

В літо тисяча шістсоте,
В літо теє Боже,
Прийшла грамота Ахмета
В наше Запорожжє:

«Я, султан, син Магомета,
Внук Бога їдного,
Брат Місяця-перекроя
І Сонця самого,

Лицар сильний і могучий,
Краль над королями.
Воєвода всього світу
І цар над царями,

Цар столиці Цареграду
І цар Македону,
Греків, сербів, молдаванів
І цар Вавилону,

Цар Подолі, і Галича,
І славного Криму,
Цар Єгипту, і Ораби,
І цар Русалиму,

Сторож гробу в Русалимі
І вашого Бога…
Християн усіх на світі
Смуток і підмога,—

Кажу вам, усім козакам,
Мені передатись,
А як ні— добра від мене
Вам не сподіватись!»

Того ж літа запорожці
Грамоту читали
І до вражого Ахмета
От що написали:

«Ти, султане, чортів сину,
Люципера брате,
Внуку гаспида самого
І чорте рогатий!

Стравнику ти цареградський,
Пивнику макдонський,
Свине грецька й молдаванська,
Ковалю вавлонський!

Кате сербів і Подолі,
Папуго ти кримська,
Єгипетський ти свинарю,
Сово русалимська!

Ти погана свинячая
Морда, не підмога,
І дурень ти, а не сторож
У нашого Бога.

Не годен ти нас, хрещених,
І десь цілувати,
А не то, щоб Запорожжя
Під собою мати!

Ми землею і водою
Будем воюватись,
І тебе нам, бісів сину,
Нічого боятись!

Так тобі ми відвічаєм,
А року не знаєм,
Бо ми ваших календарів
В Січі не тримаєм.

Місяць наш тепер на небі,
День той самий, що у вас.
За сим словом, вражі турки,
Поцілуйте в жопу нас!»

Вот еще одна совсем другая — славная, но мало кому известная судьба украинца в Крыму:

Степа́н Васи́льевич Руда́нский (укр. Степа́н Васи́льович Руда́нський; 25 декабря 1833 [6 января 1834], Подольская губерния — 21 апреля [3 мая] 1873, Ялта) — украинский поэт, переводчик; врач по профессии.
Родился 25 декабря 1833 (6 января 1834) года в селе Хомутинцы Винницкого уезда Подольской губернии (ныне Калиновского района Винницкой области Украины) в семье сельского православного священника.
В 1841—1849 годах учился в бу́рсе (духовном училище) в Шаргороде.
В 1849—1855 годах продолжил обучение в Подольской духовной семинарии в Каменце-Подольском. После окончания семинарии как «первый ученик» был направлен на учёбу в Санкт-Петербургскую духовную академию, однако от учёбы в духовной академии отказался и поступил в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию, перейдя из духовного сословия в мещанское.
В 1855—1861 годах обучался в Санкт-Петербурге в медико-хирургической академии.
После окончания медико-хирургической академии Степан Руданский по состоянию здоровья не смог служить в военном ведомстве (у него был туберкулёз). 1 августа 1861 года из медицинского департамента министерства внутренних дел пришло сообщение о назначении Руданского в Ялту на должность городского врача.
В Ялте он совмещал обязанности городского врача, заведующего больницей, карантинного врача в порту и даже врача Ялтинского уезда.
Жил в семье вдовы Авдотьи Широковой, имея там пансион. Приобрёл вместе с братом небольшой земельный участок под строительство дома. В 1869 году уступил часть своей земли городу для устройства резервуаров для фонтанов (каптажа для бюветов) системы водоснабжения на условиях обучения в городских училищах троих малолетних детей вдовы Авдотьи Широковой за счёт уездного Земства.
В 1869 году его избрали почётным мировым судьёй симферопольско-ялтинского мирового округа.
За активную и плодотворную деятельность Степан Руданский награждён орденом Святого Станислава 3-й степени. Был почётным гражданином. 8 апреля 1868 года, по выслуге лет, произведён в титулярные советники со старшинством с 1 августа 1861 года. В 1870 году имел чин коллежского асессора, дающий право на личное дворянство.
Летом 1872 года в Крыму вспыхнула эпидемия холеры, и Руданский, по долгу карантинного врача и постоянного члена санитарной комиссии города, взялся истреблять источники инфекции и сам заболел. Напряжённая работа, общее ослабление организма вызвали обострение давнего недуга — туберкулёза лёгких.
3 мая 1873 года Руданский скончался. Его похоронили на каменистом холме массандровского кладбища Ялты.

В Краснодаре на пересечении улиц Горького и Красной в 2008 году установлен памятник «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» (скульптор Валерий Пчелин). Напомним, что запорожские козаки переселены по указу Екатерины Великой на Кубань. Потомки запорожцев очень давно не считают себя украинцами, хотя кубанская казачья балачка это, конечно, диалект украинского языка.