Опять мы о скрепах и опять о том, что Крым для Российской империи был не обычной провинцией, а всё-таки огромной «дачей», где жители обеих российских столиц обнаруживали сами в себе совершенно неожиданные черты характера и совершали удивительные поступки.
Князь Феликс Юсупов-младший (18871967) наиболее яркая и скандальная фигура начала 20 века, по своему богатству и аристократическому положению почти не имел себе равных в мире. Но и на него крымская жизнь наложила свою печать: здесь у него было две очень больших и очень разных любви — одна с принцем, который готов был ради него отречься от престола короля Португалии, другая с принцессой, племянницей императора.

Охотничий замок князей Юсуповых в Соколином (Кок-коз - Голубой глаз), Бахчисарайский район. В советские и постсоветские времена интернат для малолетних преступников

Охотничий замок князей Юсуповых в Соколином (Кок-коз — Голубой глаз), Бахчисарайский район. В советские и постсоветские времена интернат для малолетних преступников

В Крыму Юсуповы оставили роскошный дворец в Кореизе, романтический охотничий замок в Соколином, в котором воспитано в советские времена тысячи воров-рецидивистов (на бюджетные деньги!). Юсуповский пруд у водопада Серебряные Струны, Чайный домик на Ай-Петри, Юсуповская мечеть в Соколином. Значительная часть нынешнего Крымского заповедника — это охотничьи владения Юсуповых. Ну а из общедоступных красот — фонтан Арзы и скульптуру Русалки на Мисхорском пляже. В общем, есть где поговорить о князе Феликсе и других Юсуповых!

Феликс Юсупов: Prince Youssoupoff

Наследник огромного состояния, породнившийся с Романовыми, «золотой мальчик», эстет и денди, оксфордский студент, создатель русского модного дома «Ирфе», благодетель русских эмигрантов в Париже и убийца Распутина Феликс Юсупов сочетал в себе несочетаемое… Был добрым ангелом и порочным херувимом. Как все это уживалось в одном человеке?
Люди всегда испытывают интерес к тем, кто потерял слишком много: язык, родину, возможность жить привычной жизнью. Феликс Юсупов и его жена Ирина, бежав в эмиграцию, оставили в России имения в Кореизе и Архангельском, дворцы в Петербурге и Москве, художественные коллекции, которыми сегодня набит Эрмитаж, сахарные, мясные и кирпичные заводы, антрацитовые рудники. Только проценты с юсуповского капитала составляли 10 миллионов рублей в год. К началу XX века князья Юсуповы — богатейшие люди России, гораздо богаче Романовых.

Богатством своим они во многом обязаны знаменитому прапрадедушке Николаю Борисовичу Юсупову — классическому екатерининскому вельможе, коллекционеру, полиглоту, человеку с дикими причудами и большими заслугами. Николай Борисович руководил коронацией трех русских императоров — Павла I, Александра I, Николая I, которые потом наезжали к нему в гости в имение Архангельское. Екатерина II увенчала князя — по слухам, своего любовника — всеми мыслимыми и немыслимыми наградами, а когда их список закончился, Николай Борисович получил придуманный специально для него жемчужный эполет, который гордо носил на правом плече. Он переписывался с Дидро и Бомарше, наведывался к Вольтеру и проводил с ним время не только за учеными бдениями — он еще перенимал науку богатеть. Чем больше было у князя средств, тем меньше желания их заурядно потратить. Не хуже любой антикварной ищейки он рыскал по Европе, скупая на аукционах скульптуры, картины, книги, приобрел двух Рембрандтов, Библию 1462 года — практически ровесницу книгопечатания. Особую любовь дедушка питал к механическим куклам. За столом в подмосковном Архангельском сидел заводной Жан-Жак Руссо — так сиятельный князь иронизировал по поводу французских просветителей. Из-за этого манекена его праправнук Феликс боялся заглядывать в библиотеку — такой ужас наводила на него фигура с торчащим из позвоночника большим серебряным ключом. Другая заводная игрушка вельможи знакома всем русским детям. Во флигеле родового дворца Юсуповых в Харитоньевском переулке квартировали Пушкины, и неповоротливый двухлетний толстячок Саша застывал в юсуповом саду перед дубом с золоченой цепью. По цепи ходил и разговаривал по-нидерландски огромный механический кот. Да-да, тот самый: «Идет направо — песнь заводит, налево — сказку говорит…».
На всех постах: сенатора, директора Эрмитажа, директора императорских театров, управляющего фарфоровыми и стекольными заводами России и проч. и проч. — Николай Борисович не обходился без нововведений. Став директором императорских театров, пронумеровал ряды и кресла, чтобы зрители рассаживались «согласно купленным билетам», а не кому где вздумается. Получив в управление Эрмитаж, испросил у папы римского Пия VI разрешение скопировать лоджии Рафаэля и перенес в Питер отдаленные красоты Ватикана. Это был его принцип — иметь мировые шедевры в пределах личной досягаемости. Удалившись от дел, князь воссоздавал Францию в подмосковном Архангельском, обустраивая его на манер Версаля. Дворец, регулярный парк с террасами, аллея из грабовых деревьев, круглая площадка с колоннадой, собственный театр. И только вдали на горизонте синеватая лесная дымка — Россия. В судьбе его праправнука этот сюжет, как положено отражению, зеркально перевернется: живя во Франции, Феликс будет вспоминать стройные сады Архангельского как «дорогой сердцу русский пейзаж». Мемуары скептического праправнука полны картинами дедова безумия, «охмелительной» жизни русской аристократии, не знавшей удержу ни в чем. На вопрос, есть ли у него имения в том или ином уезде, Николай Борисович посылал куда подальше — к управляющему. Прозы жизни не выносил, и со стороны его полное пренебрежение бытом выглядело либо заскоком, либо патологическим скупердяйством — одно время в Архангельском вместо дров топили опилками, пока не спалили часть художественной коллекции. В любимом имении («Архангельское не для наживы, а для забав и услад»), князь запретил землепашество: зерно покупали у соседей, а мужики работали в садах, стригли кустарник, поливали тропические цветы, вдевали золотые серьги в жабры рыбкам и чесали шерсть тибетских верблюдов. Князь всюду таскал с собой любовниц, холопов, псов, обезьян, библиотеку и весь прочий кордебалет. Что там донжуанские списки Пушкина, «почетный любитель художеств» списков не вел, а просто жил, как паша в серале, и выставлял товар лицом: 300 портретов красавиц в архангельской усадьбе — полный реестр его мужских подвигов. По одному взмаху его палочки оголялся весь крепостной театр. Играла древняя кровь: род Юсуповых идет от ногайских мурз, их предки, эмиры и калифы, упомянуты в сказках «Тысячи и одной ночи». Как ни иронизировал Феликс по поводу дедовых чудачеств, он унаследовал их в полной мере. Когда в 1924 году в Париже он создаст модный дом «Ирфе», то будет не столько управлять домом, сколько заниматься отделкой интерьеров и витрин. Драпировать окна желтым шелком, развешивать старинные гравюры, выбирать панели для обшивки стен и придумывать, как усовершенствовать кабинки манекенщиц (мода, она не только для клиентов, но и для моделей). Что до денег, то к ним Феликс не испытывал никаких чувств: имея собственное дело, не имел бумажника. Купюры везде лежали просто так, в конвертах. Свита чудаков и шутов гороховых окружала Феликса и в России, и в Европе — весь в пра-пра-пра, он тоже был весельчак и ценитель оригинального.

   Строго говоря, род Юсуповых прервался задолго до рождения Феликса. Его матушка Зинаида Николаевна за неимением наследников мужского пола оставалась в семье последней — ей отошли и титул, и все богатства. Титул и фамилию с императорского дозволения она передала мужу и сыну. Ослепительная красавица и «девушка с характером», Зинаида Николаевна совершила небывалую для принцессы вещь — вышла замуж по любви. Женихам голубых кровей она предпочла не слишком родовитого Феликса Эльстона-Сумарокова — сущего пруссака с пышными усами. Девиз Сумароковых «Прямою дорогою» как будто специально был придуман, чтобы досадить Юсуповым с их тягой к чрезмерностям, эксцентрике и скандалам.

  • Прервемся немножко. Всё-таки Юсуповский дворец в Кореизе, фонтан Арзы и скульптуру Русалка — это придумал и оплатил Феликс князь Юсупов граф Сумароков-Эльстон старший. Художественный вкус у него, несомненно, был на высоте.

Или Зинаида Николаевна подсознательно искала юсуповское альтер-эго — главноначальника семьи и хорошего отца будущим детям, но без причуд? Если так, то она промахнулась. Глава семьи из Сумарокова вышел никакой. «Солдат» огромным состоянием распорядиться не умел, в искусствах ничего не смыслил, образцовый порядок на Мойке и в имениях поддерживала Зинаида Николаевна. Дети его не слушались. За гомосексуальные выходки умел влепить Феликсу строгача, хлопнуть дверью и обрушить портрет, но влияния на сына не имел. Брат Феликса Николай сыграл с судьбой в быстрые крестики-нолики и в 25 лет погиб на дуэли. Как ни старался Эльстон-Сумароков обуздать юсуповскую кровь — все без толку. Не обуздал и Москву, когда в 1915 году был назначен военным мэром, и надо же, как не повезло, через 10 дней начались немецкие погромы. Без Сумарокова москвичи уничтожали шапки-котелки (немецкую выдумку и прообраз немецкой каски), с Сумароковым принялись «бить немчуру». С должности главноначальник слетел в два счета. В обществе отца Феликс чаще всего испытывал скуку и неловкость, их редкие беседы — тусклый угол с паутиной, в который ставят провинившихся. А вот матушка… Именно такую женщину Феликс мечтал воссоздать потом на парижских подиумах: стройная, элегантная, в безукоризненных туалетах, навевающих грезы о Востоке, окутанная флером аристократического прошлого, такая же легендарная, как ее жемчуга. Одевать женщин «флэппер» — полуночных танцовщиц и беззаботных модниц голливудского кино — Феликсу в Париже было неинтересно. Он вспоминал, как в тяжелых браслетах и кокошнике, с небрежным умением носить драгоценности (среди которых Перегрина — жемчужина, когда-то принадлежавшая испанскому королю, а в 1960-е купленная Элизабет Тейлор), Зинаида Николаевна Юсупова выходила к гостям, и слуга-арап, сраженный ее видом, падал ниц. Феликс родился во дворце на Мойке, роскошью и изяществом не уступающем Зимнему. Во что играет маленький принц, эстет в пятом поколении? Любимые игрушки Феликса — «обжедары». В манерных мемуарах князь, пишущий с архаизмами, с легкими неправильностями, сверкает словечками из дворцового прошлого: «обжедары», «скандализировать». Дарить дамам украшения считалось не совсем приличным, поэтому в горках у Юсуповых во множестве стояли антикварные вещи для витрины objets dart -миниатюры, статуэтки, букеты. Феликс забавлялся с Венерой из цельного сапфира, рубиновым Буддой и бронзовым негром с корзиной, полной бриллиантов. Боги и мавры — любимые персонажи его детских фантазий. Ему нравилось закрыться в мавританской зале, мозаика на стенах которой повторяла орнаменты Альгамбры, обмотаться длинными нитями матушкиного жемчуга, водрузить на голову чалму, пальцы -в многокаратных бриллиантах, и мечтать: он — султан, слуги — рабы, он замахивается кинжалом.

Пока обыкновенные мальчики играли в солдатиков, Феликс рылся в платяном шкафу, в котором помещалось столько роскошных одежд, вещиц и драгоценностей, что хватило бы на все сказки Шахерезады. Он извлекал оттуда то пышное эспри из страусиных перьев, то бальное платье, усыпанное бриллиантами, то чалму в оттоманском стиле (в Кореизе Юсуповы держали целый гардероб восточной одежды для увеселения гостей). Красоту женской одежды — сборочки, рюшечки, вытачки — Феликс оценил, примеряя на себя. До пяти лет княгиня одевала его девочкой, а он останавливал прохожих: «Смотрите, какой я красивый!».

  • из воспоминаний Феликса: родился он таким слабым и таким страшненьким, что старший его брат испугался и требовал «выкиньте эту гадость в окно». Но к трем годам внешность его стала картинной.

В берлинском зоосаде сквозь решетку пощекотал тросточкой львиный зад: «Обернись, на мне новый костюмчик!». «Настоящий мужчина должен быть или придворным, или военным», — наставляла его императрица, а Феликс сбежал от нее в Оксфорд и сделал сенсацию в английских маскарадах.

  • Фамилия Эльстон (неожиданность) по отцу была не совсем легальной в аристократической среде, за ней стояла какая-то тайная связь английского королевского дома и некоего французского дворянского рода. Во всяком случае Феликс Юсупов считался родственником английской королевы. В Оксфорде он был на особом положении.

Ковылять на матушкиных каблуках, мерить взрослые платья — все девочки делают это. Но мальчик в женском наряде, без конца развлекающийся костюмированными балами?

Впрочем, удержаться было трудно: в его распоряжении оказался один из лучших гардеробов Европы. Первый парадный выезд в женском платье Феликс совершил в 12 лет. Вместе с двоюродным братом (родителей не было дома) они напудрились, нарумянились, надели парики и жемчужные снизки, закутались в бархат и покатили на Невский — пристанище проституток.

  • В мемуарах Феликса Юсупова первый выезд в женском платье был, действительно, в 12 лет. Наряжала его невеста его старшего брата. Уже потом Феликс увлек в ресторанные похождения к гвардейским офицерам своего сверстника и родственника Дмитрия Павловича Романова, племянника императора. С этого возраста выходные и праздники всегда для Феликса Юсупова и Дмитрия Романова были наполнены алкоголем и развратом. Дмитрий умер в 51 год от туберкулеза. О его жизни в приложении к этому обзору.
    Что касается Феликса… С 19 лет он регулярно курил опиум (не оставляя привычного с детских лет алкоголя), но прожил долгую и очень насыщенную творческими достижениями жизнь — 80 лет!
Великий князь Дмитрий Павлович Романов, 1905 год, 14 лет

Великий князь Дмитрий Павлович Романов, 1905 год, 14 лет. Уже по случаю своего рождения имел такие награды: Орден Святого Андрея Первозванного (1891); Орден Святого Александра Невского (1891); Орден Святой Анны 1 ст. (1891); Орден Белого Орла (1891); Орден Святого Станислава 1 ст. (1891);

В шикарном ресторане «Медведь» «девушкам» Феликсу и Дмитрию принесли шампанское, Феликс снял жемчуга баснословной стоимости и начал закидывать их на головы соседей, как аркан. Жемчуг рассыпался по полу, его остатки вместе со счетом за ужин наутро прислали отцу.

Сто лет назад скандальные хроники из жизни Юсупова-младшего занимали обывателей не меньше, чем сегодня желтые истории о трудных детях известных политиков и звезд шоу-бизнеса. И даже больше: в ту стыдливую, немедийную эпоху сюжеты о трансвеститах, извращенцах и наркоманах с богатыми папочками еще не успели надоесть до чертиков. Похоже, родители не слишком верили в возможность перевоспитания Феликса. Во всяком случае, в 1900-м, в год дебюта сына на Невском, они составили довольно странное завещание: «В случае внезапного прекращения рода нашего все наше движимое и недвижимое имущество завещаем в собственность государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества».

Фокусов с переодеваниями Феликс не оставил до самой смерти брата Николая, когда в их балаганчике полилась уже не клюквенная, а самая настоящая кровь. А до этого он еще успел выйти блоковской незнакомкой (в хитоне из голубого тюля, с накидкой из синих и голубых перьев) на сцену петербургского кабаре «Аквариум». На афишах вместо имени исполнительницы стояли таинственные звездочки. Феликс бисировал три раза. На седьмом выступлении по сходству с княгиней и фамильным драгоценностям его опознали друзья родителей. У Феликса был редкий талант попадаться на своих проказах. Когда в Венеции он впервые отправился в публичный дом, то встретил там своего наставника, преподавателя изящных искусств по кличке дон Андриано, старичка в соломенной шляпке. В парижской костюмированной опере заставил учащенно биться сердце будущего короля Великобритании Эдварда VII, который весь вечер лорнировал юную прелестницу. Ничего особенного: описания русских маскарадов середины XIX века полны анекдотов о том, как какой-нибудь адъютант Кавелин в розовом домино вскружил голову своему начальству. Беда в том, что на эту шутку клюнул наследник английского престола, и Зинаиде Николаевне пришлось вмешиваться и заминать скандал, после чего идея женить Феликса превратилась в настоящую головную боль. Что до гомосексуализма, то в среде петербургских эстетов оно вкупе со спиритизмом было повальным увлечением. Валентин Серов, писавший Феликса в 1903 году, знал о его похождениях, недолюбливал и за глаза называл «графчиком». На портрете нет следов мажорности -зрителей разглядывает красавец с холодным волевым лицом и нежной улыбкой. «У Феликса в одном глазу — Бог, в другом — черт», — говорила Анна Павлова. Облокотившийся на мраморного дога, Феликс держит за лапу своего любимца бульдога Клоуна. Собаки жили у него всегда, бульдоги — его первые и самые характерные модели, или, как тогда говорили, «манекены».

   Слушать лекции в Оксфорд Феликс приехал в тот момент, когда совершался переход от чопорной викторианской эпохи к стилю ар-нуво, который называли «эдвардианским», в честь правившего короля Эдварда VII. К наукам Феликса не тянуло, зато в Англии он научился блестяще отбивать теннисные подачи (вторая после кузена Михаила ракетка России), подносил цветы Анне Павловой, ввел моду на черные ковры и чуть было не ввел ее на русские костюмы. Снял квартиру напротив Гайд-парка и принялся экспериментировать: оранжевые занавески, стулья в ярких разводах цвета фаянса, лампа синего стекла с оранжевым абажуром — в ее свете лица казались фарфоровыми. На пол заказал мохнатый черный ковер. Хозяйки мебельного магазина принимали Феликса за дьявола и прятались от него за ширмы. В спальне Феликс оторвался по полной, соорудив альков плейбоя: голубая занавеска, на полу ковер, тоже черный, но в цветочек, по углам лампадки. Несмотря на экстравагантность дизайна, в интерьере, как и в костюме, Феликс признавал только проверенное временем. Никому из Юсуповых не пришло бы в голову покупать импрессионистов или шить платья «а -ля Ламанова» с хлебным мякишем вместо пуговиц.
Маскарады закончились тем, что Феликс женился. Причем по собственному желанию. Они встретились, как и положено небожителям, на верховой прогулке, где-то на повороте горной тропы. Гений чистой красоты, великая княжна и племянница Николая II Ирина Романова явила себя во всей красе, глянула в глаза и прогарцевала мимо. Вот так-то. Не он один жилец вершин! Бредни об алчных, корыстолюбивых, несносных дурнушках, на которых его хотят женить, улетучились в один миг. На Ирине Александровне Романовой женить его никто не собирался. Услышав, что сын решил остепениться, Юсуповы созвали историков, предприняли генеалогические изыскания и возвели корни родового древа к Эмир эль Омру, эмиру эмиров и султану султанов, а от него к самому пророку Мухаммеду — уравняли себя с Романовыми. А накануне свадьбы все полетело в тартарары. Кто-то накрутил царскую семью — кто-то из бывших друзей и любовников Феликса. Чтобы он наконец понял, что с любовью не шутят. Помолвленный, влюбленный и счастливый Феликс сходил на перрон парижского вокзала, когда навстречу ему двинулась фигура графа Мордвинова. Великокняжеский посланник принес дурную весть. Настолько дурную, что предки Феликса непременно заточили бы его в зиндан, бросили шакалам или отрубили голову — Романовы расторгали помолвку и запрещали являться с визитом… Феликс был не из тех, кто уходит в любовь с головой. Он полагал, что тратят себя без остатка только те, кому оставить нечего. Но в этом ударе был жгучий кайф уязвленного самолюбия. Судьба вознамерилась читать ему мораль! Намекала, что ни деньги, ни связи, ни сам пророк Мухаммед не отменят дурной репутации. И он завелся.
С вокзала бросился в гостиницу к Романовым — плевать на этикет — прямо в номер, без доклада, переубеждать, доказывать, что его очернили. Еще до помолвки князь приходил к Ирине с откровениями, а она, выросшая среди братьев, с детства привыкла слушать мужские истории. Не бойтесь, королева, кровь уже давно ушла в землю, и там теперь растут виноградные деревья… Она и не боялась. Молчаливая Ирина сказала свое слово: или он, или никто. На свадьбе в Аничковом дворце красивейшая пара России продемонстрировала себя во всей прелести и во всем безумии. В качестве свадебного подарка Феликс попросил у Николая II дозволения сидеть в театре в императорской ложе. («Я женился на моей жене из снобизма, а она вышла за меня из-за денег» — его любимая шутка.)
  • В своих мемуарах князь Феликс Юсупов-младший честно пишет, что Ирина Романова, выросшая среди братьев, не имела женского кокетства и никогда в светском общении не стремилась отвлечь внимания на себя. Феликс всегда знал, что рядом со своей женой центром общества всегда будет он сам. Тем не менее супружеская чета Юсуповых усыновила молодого мексиканского художника. Но это уже другая история. К Крыму она отношения точно не имеет.
На пути в часовню жених застрял в лифте, и из тряской коробки его вызволяла «вся королевская рать» и сам император. Княжна Ирина стояла у алтаря в платье из белого сатина с серебряной вышивкой, в диадеме и фате казненной Марии-Антуанетты. На свадебных венках лежала, высунув язык, черная бестия — бульдог Панч. Родители подарили молодым бельэтаж дома на Мойке, и после свадьбы Феликс вновь погрузился в эксперименты с интерьерами, но на этот раз он вил семейное гнездо, а не обставлял гарсоньерку. Лучистая гостиная сияла шелком слоновой кости, по стенам — голландцы, в библиотеке книжные шкафы из карельской березы и стены изумрудной зелени, аметистовая столовая с архангельским фарфором — смесь рококо, ампира и классицизма. Это строгое и хрупкое сочетание князь любил более всего, революций в искусстве, как и в жизни, он не выносил. Когда революция все же случится, то покажется ему маскарадом в аду. Революционные дни в его мемуарах описаны как торжество дурновкусия. Матросы врываются в крымское имение – многие грубо напудрены и надушены, на волосатых грудях, как головки лука у палаточной торговки, болтаются награбленные жемчуга и бриллианты, отвратительные руки — в кольцах и браслетах. Князь поднимает воротник и садится в мотор, а на фасаде дворца на Мойке, уже превращающегося в казарму, кто-то малюет красный, безобразно растекающийся крест.  В глубине души Феликс побаивался, не он ли всколыхнул эту кровавую вакханалию. Он знал о письме оккультиста Папюса к императрице: «С точки зрения каббалистической, Распутин — словно ящик Пандоры. Заключены в нем все грехи, злодеяния и мерзости русского народа. Разбейся сей ящик — содержание тотчас разлетится по всей России». Вот и разлетелось?
Автор: Татьяна Скрябина
источник: журнал «STORY», январь-февраль 2010
  • Продолжения этой статьи я так и не нашел, но вдумчивому читателю я рекомендую собственноручно и честно написанные мемуары князя Феликса Юсупова. Очень тщательно он описывает убийство Распутина, которое удалось лишь только потому что очень осторожный и всех подозревающий Распутин не смог устоять перед обаянием Феликса. Князь Юсупов играл на гитаре, пел томные романсы и ждал, когда же подействует цианистый калий? Это высшая ступень актерского мастерства…
=========================

Еще одна статья о «порочном херувиме»

Edgar-Cyril Dalberg

Не отрекаются любя

Феликс Юсупов (1887- 1967)

402084387,

Совсем недавно я решил прочитать мемуары Феликса Юсупова,прекрасно осознавая, что меня ждет увлекательнейший экскурс в историю, кровавую и грустную, но одновременно великую и манящую — так случается порой.Именно в эпоху потрясений, революций, мировых войн довелось жить князю Феликсу Феликсовичу Сумарокову-Эльстону-младшему- по отцу, Юсупову —  по матери. Обаятельный и непосредственный, скандальный и эпатажный, добрый и непредсказуемый. Для меня он символизирует ту Россию, которую потеряли безвозвратно. Утонченный бисексуал и вместе с тем мужественный кавалер сочетались в нем органично. Он никогда не боялся быть собой и не таил, что думал. Как подобает истинному русскому князю — он не принял француского гражданства, до конца жизни оставаясь апатридом, сохраняя русский паспорт. Он так хотел вернуться в родную его сердцу  Россию. Не суждено было. Впрочем, быть может и лучше, что Россия осталась в его воспоминаниях такой, какой он полюбил ее навсегда и которую он такой бы уже никогда не застал. Мое повествование о человеке, в какой- то мере предопределившем ход российской истории предреволюционного периода.
72000240
Феликс родился 24 марта 1887 года в Петербургском доме семьи Юсуповых на Мойке. Феликс был четвертым мальчиком,  самым младшим ребенком в семье, где  двое умерли в младенчестве. До взрослого возраста дожили Феликс и его старший брат Николай, который позже погибнет на дуэли в  возрасте 25 лет. Увидев новорожденного Феликса, 5-летний Николай выпалил: » Выкиньте его в окно». Однако, впоследствии  братья стали очень близки между собой. C cамых ранних лет Феликс сблизился с мамой —  княгиней Зинаидой Николаевной Юсуповой —  последней в роду Юсуповых, одной из богатейших наследниц России. Она очень ждала девочку, но родился Феликс. Зинаида Николаевна одевала его как девочку, допускала играть со своими великолепными нарядами и позволяла в общем все то, что допустимо только для девочки. Феликс и рад был стараться. На маму он взирал как на богиню. Она в действительности была одной из красивейших женщин своего времени и одной из умнейших, —  следует  отметить. Доброту Феликс перенял от нее.
7594ec06981ct0_2b5cd_4cab1185_XL
Отцом Феликса был граф Феликс Сумароков-Эльстон, генерал-адьютант. Он был человеком дела — преданный интересам Империи. С Феликсом у них всегда были непростые отношения. Он хотел видеть в нем свое продолжение, но этого не случилось и не могло случиться, — очень разными были отец и сын, потому и дистанция была между ними на протяжении всей жизни. C 1891 года супруг Зинаиды Николаевны Юсуповой  императорским указом стал именоваться графом Сумароковым-Эльстоном, князем Юсуповым. Такой же титул носил и их сын — Феликс. Его родители были очень разными людьми.Княгиня была очень светской, увлекающейся натурой,  обожавшей искусство, прекрасно музицирующей и поющей. Феликс-младший унаследовал все эти ее достоинства. Он прекрасно танцевал и обожал балет. Был очень дружен с великой балериной  Анной Павловой. Эта семья всегда была в окружении людей искусства, науки, а Феликс Сумароков Эльстон -старший был человеком иного склада. Порой его тяготило это, и он искал уединения. И все же это была счастливая семья.
78aedd46fb7a (1)
Феликсу-младшему импонировала его репутация бунтаря и юноши довольно эксцентричного. Его походы в рестораны в женском обличье, затем выступления в кабаре, где с данным от Бога ему сопрано, он, нарядившись женщиной, веселил публику. Это была его натура. Эпатировать, удивлять — было его уделом. Отцу о выходках сына, конечно же, было известно, а княгиня понимала, что в этом есть вина ее воспитания, но сын ни разу ее не упрекнул, он боготворил ее. Прилежанием и усидчивостью ученик Юсупов не отличался, но  был очень живым и непосредственным и быстро схватывал на лету, впрочем только то, что его интересовало. Это его качество -расставлять приоритеты  в дальнейшем очень пригодилось ему.
1ca6f8e20462t
Помимо матери и брата, в юности и в последующие годы близким другом Феликсу была великая княгиня Елизавета Федоровна — родная сестра императрицы Российской Империи Александры. Великая княгиня была близкой подругой Зинаиды Николаевны Юсуповой. Феликс считал ее своей второй матерью. Она знала обо всех его приключениях и считала его человеком чистой души, а грешна ли плоть — это не было важным для нее — набожной и очень умной женщины, которая считала любовь и сострадание к ближним  важнейшими постулатами жизни. Именно она внушила Феликсу, что он ответственен за свою великую фамилию и сколько добра он может сделать людям. И он делал. Помогал с больными в госпитале под патронажем великой княгини, ухаживал за ранеными в годы Первой мировой войны. К тому времени его брата Николая уже не было в живых. В 1908 году после гибели на дуэли своего старшего брата Николая Феликс становится единственным наследником богатейшего фамильного состояния Юсуповых. Николай был убит на дуэли графом Мантейфелем, с супругой которого — Марией Гейден  у Николая были отношения. Это горе сплотило еще больше семейство Юсуповых, но Зинаида Николаевна так и не оправилась от этой трагедии до конца своих дней. Подавлен был и Феликс. Это была по сути первая трагедия в его жизни. В это время семью,  как и всегда, очень поддерживала великая княгиня Елизавета Федоровна. Феликс считал ее Святой.
Елизавета Федоровна Романова. Фотография
У великой княгини с супругом, великим князем Сергеем Александровичем не было своих детей. Они воспитывали родных племянников Сергея Александровича — сирот: великую княгиню Марию Павловну-младшую и Великого князя Дмитрия Павловича. Дмитрию Павловичу было суждено оставить неизгладимый след в жизни и душе Феликса Феликсовича Юсупова. Скандальная репутация Феликса Дмитрия отнюдь не пугала — наоборот, ему нравилось, что Феликс —  особенный, артистичный, душевный, очень живой. А Феликсу было комфортно с великим князем. Он был авторитетом для Дмитрия Павловича. Насколько они были близки ни один, ни другой так никогда и не сказали, но знавшая близко Феликса знаменитая писательница Нина Берберова утверждала об их более чем дружеских отношениях. И не она одна. Дмитрий Павлович был любимцем царской четы, и государю с государыней не была по душе дружба между их любимцем и скандальным красавцем Юсуповым. Другого мнения была великая княгиня Елизавета Федоровна — они были абсолютно разными с сестрой (императрицей Александрой Федоровной)  взглядами на жизнь и характером также  очень отличались. И не ладили, откровенно говоря. Ни до, ни после. Дмитрия мало волновали слухи о связи его дяди Сергея Александровича с Феликсом. У Генерал-Губернатора Москвы в семействе Романовых была репутация » паршивой овцы». Только вот в племянниках своих — двух сиротках Дмитрии и Марии он души не чаял. Как бы то ни было, вместе с великим князем Дмитрием Павловичем они вошли в историю как одни из главных организаторов и исполнителей убийства Распутина.
892261891
С 1909 по 1912 годы Феликс Юсупов учился в Оксфорде, где основал русское общество Оксфордского Университета. Он полюбил Англию, ему нравился аутентичный Оксфорд. К тому же, в Англии он обрел массу друзей, с некоторыми из которых он сохранил дружбу до конца своих дней. Феликсу нравилась  в людях простота и сердечность. Он не любил напыщенности и лицемерия, ханжества и притворства. Со многогими он расставался, в иных разочаровывался, но он любил людей и старался видеть в них лучшее. Ему нравилось быть в Англии, но по дому он скучал. А находясь дома, его тянуло в Оксфорд. Унаследовав татарские гены своих предков, он нередко признавался, что кочевничество перенял именно от них. Его тянуло на приключения и всевозможные авантюры, что, впрочем, не помешало ему стать одним из образованнейших молодых людей Российской Империи. С Дмитрием Павловичем, он не переставал общаться. Слишком многое связывало их. Со временем однако их пути разошлись. На то  была причина.
Великий князь Дмитрий Павлович Романов

Великий князь Дмитрий Павлович Романов

Этой причиной была ее высочество княгиня императорской крови — Ирина Александровна Романова — родная племянница Николая Второго, дочь великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны — родной сестры  последнего русского императора. Феликс знал ее с юности. Венценосная семья Романовых была не против породниться с богатейшим семейством России. Феликс и Ирина симпатизировали друг другу. И когда ее отец, великий князь  Александр Михайлович приехал  к Зинаиде Николаевне обсудить предполагаемый брачный союз Ирины с Феликсом, Феликс был счастлив. Ирина имела репутацию одной из красивейших невест дома Романовых. Она была очень скромна и застенчива. Перед помолвкой Феликс все ей рассказал, не утаив своих отношений с мужчинами, обьяснил, что его шокирует в женщинах и почему его  больше тянет в  мужское общество.Отнюдь не смутившись, Ирина Александровна Романова поняла его и приняла. Имея 6 братьев и будучи старшим  ребенком в семье, она, к счастью для Феликса, была лишена тех женских качеств, которые раздражали его. Она была очень умным человеком. И оба поняли, что они cмотрят в одну сторону. Но Феликс не знал, что Дмитрий Павлович Романов также хотел жениться на ней. Правда,  ранее его хотели женить на дочери императора Николая Второго Ольге, но всемогущий в ту пору Распутин рассказал о его связях с мужчинами Императрице. Дмитрий затаил обиду. Феликс и Дмитрий договорились не мешать Ирине принять решение за кого она хочет выйти замуж. Но Ирина Александровна сразу заявила, что выйдет только за Феликса и ни за кого другого. Однако не все так было гладко. Феликса оговорили перед родителями Ирины, причем те, кому он доверял. Незадолго до женитьбы отец Ирины обьявляет о разрыве помолвки. Феликсу удается  переубедить будущего тестя в ошибочности и поспешности его решения. Ирина проявила твердость и еще раз подчеркнула —  либо Феликс, либо никто. Судьбу молодых предстояло решить бабушке Ирины — вдовствующей Императрице Марии Федоровне — урожденной принцессе Дагмар Фредерике Глюксбург, дочери Датского короля Кристиана — матери последнего русского императора Николая Второго. Это была выдающаяся личность. Ирина  была ее любимой внучкой. Феликс и Ирина в сопровождении великой княгини Ксении Александровны отправились в Копенгаген, где гостила у родных Мария Федоровна. После разговора с Феликсом она сказала: «Ничего не бойся,я с вами». 22 февраля 1914 года в Петербурге состоялась свадьба князя Феликса и княгини императорской крови Ирины Александровны Романовой.

395px-Irina_Alekszandrovna_of_Russia373232728025

После свадьбы молодые отправились в путешествие. Из уходящего поезда, Феликс заметил вдалеке на перроне великого князя Дмитрия Павловича. С кем конкретно он пришел проститься не ведомо никому, кроме их двоих. Свадьба стала переломным моментом в их отношениях, но не настолько, что бы они прервались. Феликс писал: «Меня всегда возмущала несправедливость человеческая к тем, кто любит иначе. Можно порицать однополую любовь, но не самих любящих. Нормальные отношенья противны природе их. Виноваты ли они в том что созданы так?». Разумеется он и подразумевал себя. Правда было бы недурственным для сегодняшних отечественных деятелей и представителей так называемой руководящей и правящей элиты обратить внимание на слова человека, который как никто другой подходил к этой элите. Не только потому что  аристократ, и не потому что верил в Бога и  был православным, а потому как был воспитан представителями старой русской формации, которая умела видеть и принимать людские особенности. Среди представителей его общества, таких суждений было достаточно. Может и революция произошла, что толерантными были представители той правящей  России, в большинстве своем,  люди тактичные и тонкие. А представитель знаменитейшего семейства Юсуповых — Феликс Феликсович, чьи предки были татары, по природе своей кочевник и чудаковат, как мало кто обладал трезвостью мышления и благородством мысли. Горько осознавать, что иных уж нет, а те далече. Ирина Александровна во всем была ему советчик и прекрасно понимала, что эту натуру его не переделаешь и не перевоспитаешь — она любила его за те качества за которые любили многие — простоту души, человеческую теплоту и коварство страстей, которые в нем переплелись тонкой нитью. 21 марта 1915 года Ирина и Феликс стали родителями. У них родилась дочь — княгиня Ирина Феликсовна Юсупова названная в честь мамы. Молодые были счастливы. Больше детей им не было дано иметь.
0_2d54d_dea93069_L0_2d54f_a2f21ac6_L
Феликс и Ирина, как впрочем и княгиня Зинаида Николаевна и великая княгиня Елизавета Федоровна считали, что Григорий Распутин — напасть на Россию. Во многом из-за него остальные Романовы отдалились от царской четы за исключением великого князя Константина с семейством и великой княгини Милицы Николаевны, супруги Великого князя Петра Николаевича. Именно она познакомила старца Распутина с императорской четой. Милица Николаевна увлекалась мистицизмом и приобщила к этому Александру Федоровну. Распутин мог снимать приступы гемофилии у цесаревича Алексея, за что был воспринят государыней, не иначе как святым.Распутин и вправду обладал гипнотической силой, но влияние его на Императорский двор стало непомерно расти. Первой заподозрила опасность княгиня Зинаида Николаевна. После однако ее разговора с Императрицей она поняла, что императрица не хочет ничего слышать негативного о Григории Ефимовиче. И больше не приходила к ней. Говорила с сестрой и Елизавета Федоровна. Безрезультатно.
Alex_Fyodor_6
Государыня считала все клеветой, ибо на святых всегда клевещут. Распутин мог назначать и увольнять, а затем  устраивать тех, кто ему выгоден. Он обладал самой что ни на есть властью. Император молча соглашался со всеми приказами жены — ибо Распутин — спаситель их сына, будущего правителя Империи.
Феликс Феликсович вместе с великим князем Дмитрием Павловичем, депутатом Владимиром Пуришкивичем и офицером британской разведки Оскаром Рейнером, задумали убить Распутина. Но для начала Феликсу нужно было завоевать доверие смутьяна всея Руси. Под предлогом излечения от гомосексуальности, Феликс сблизился с Распутиным. Я не буду вдаваться в детальный ход событий того далекого убийства, отмечу лишь, что под предлогом знакомства с Ириной Александровной, которая разумеется была  курсе данного плана, но во время убийства находилась в Крыму — Распутина пригласили в Юсуповский Дворец,  где в ночь на 17 декабря 1916 года Распутин был убит заговорщиками. Подробности этого преступления так до конца и не ясны. Каждый из заговорщиков запутывал следствие своими показаниями. Сегодня существует версия, что последний роковой выстрел совершил Оскар Рейнер — агент британской разведки, близкий друг и любовник Феликса Юсупова еще со времен учебы в Оксфорде. Убийство Распутина — Феликс считал избавлением России от зла, коим и был смутьян Григорий Распутин «Царский друг», как его называли. Убийство как бы кощунственно  это не звучало, было встречено бурей восторга во всех слоях населения. Конечно, были фанатичные поклонники старца, но их было немного на общем фоне ликующих. Феликс был отправлен в ссылку в поместье отца Ракитино, в Курскую Губернию. Дмитрий Павлович  был отправлен на Персидский фронт. Ссылка туда спасла его от Революционных пуль. Надо сказать, на вокзале поздно ночью, когда Дмитрий покидал Петроград, начальник поезда дал ему понять, что может отвести поезд на запасной путь, откуда легко будет сбежать. Дмитрий не сбежал и уцелел — порой заведомо худшее, становится непредполагаемым лучшим.
Феликс_Юсупов_в_дочерью_Ириной_на_Корсике._1925_год.

Революцию Феликс Феликсович пережил, но она навсегда разлучила его с Родиной и отняла у него его близких. В Алапаевске в 1918 году была убита великая русская княгиня Елизавета Федоровна. Кайзер Германии спас бы ее, не будь она непоколебимой  в своем решении не покидать Россию. Феликс незадолго простился с ней. Распутина — она считала дьяволом для России и Феликсу дала понять, что он избавил ее от демона. Вместе с ней в шахту были брошены князья Иоанн, Константин и Игорь, сыновья великого князя Константина. Сводный брат Дмитрия Павловича — Владимир Палей был также жертвой в Алапаевске. С ними же погиб великий князь Сергей Михайлович. Феликс считал, что со временем Елизавету Федоровну должны причислить к лику святых. 17 июля 1918 года в Екатеринбурге была расстреляна царская семья. Николай Второй, Александра Федоровна и их дети были расстрелены в Ипатьевском доме.

Феликс с Ириной и маленькой дочерью были в Крыму, в своем поместье Ай-Тодор. Они оставались в Крыму  до апреля 1919 года. 13 апреля Феликс Юсупов с семьей поднялся на борт броненосца Мальборо, покидая Россию.

  • поместье Ай-Тодор в Гаспре принадлежало великому князю Александру (Сандро) Михайловичу Романову, создателю русской авиации, который начинал свою карьеру мичманом на Черноморском флоте. Его авторитет среди моряков Севастополя — это единственная причина спасения всех Романовых и их родственников, которые во время Гражданской войны оказались в Крыму.

Во главе с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, потерявшей в Революцию сыновей  и внуков, и  рыдающей стоя на носу «Мальборо». Россию  никому из них  боле увидеть было не суждено. Тогда они этого не знали и надеялись, что обязательно вернутся. Не случилось.

3999-037

A10_3_3 (1)

Фамильные украшения и драгоценности Юсуповых практически все остались в России. Сохранились только те, которые Ирина Александровна и Зинаида Николаевна имели при себе. Но в Париже Феликс и Ирина забыли о старинных драгоценностях, которые переделывал их знакомый ювелир. Правда потом они были украдены.  Приятелем Феликса. Князь Юсупов-младший безгранично верил людям. Автомобиль Феликса, который он еще купил более 5 лет назад, ждал его в гараже —  это значительно упрощало передвижение семейства. В  Лондоне, в отеле Ритц к Феликсу постучали.  Открыв дверь на пороге стоял великий князь Дмитрий Павлович. Ирина была в отьезде с отцом во Франции. Дмитрий и Феликс не расставались  до отьезда Дмитрия. Дмитрий Павлович  предложил переехать из Лондона к нему в Швейцарию, но Феликс не мог ибо прибывали новые беженцы  из России, которые нуждались в нем. Он никогда никому не отказал. Считал это своим первейшим долгом. Родители Феликса с маленькой Ириной находились в Риме. В Риме княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, возглавила центральный комитет по помощи беженцам из России. В 1920 году Феликс с Ириной переезжают в Париж. На поддержку беженцев у Юсуповых уходили огромные средстава, коих уже не было. Из России они смогли вывезти два подлинника Рембрандта, немного драгоценностей и оставался дом на  Женевском озере. На поддержку беженцев и самих себя были заложены оставшиеся драгоценности. На деньги от продажи картин Рембрандта, Юсуповы купили небольшой дом в Булонь-сюр Сен. Этот дом стал приютом для многих русских искавших поддержку у людей безграничной доброты, коими были Феликс и Ирина Юсуповы. В наше время хватает обеспеченных людей, с достатком, возможностями, но  у большинства из них  и мысли не возникнет кому-то помогать, что-то организовывать, кого-то  пытаться трудоустроить. Чувство взаимопомощи  и сострадания было свойственно представителям давно уже  ушедшей славной и такой трагичной России.

264561113
В середине 20-хх Ирина и Феликс открыли дом моды Irfé, который однако не привел их к финансовой стабильности. Они все же не умели жить по средствам и со свойственной им  русской хлебосольностью и щедростью транжирили то немногое что было. Правда в 30-ее годы Феликс выиграл иск против голливудской кинокомпании Metro Goldwyn Mayer. На студии вышел фильм — «Распутин и Императрица» из которого следовало, что Ирина Александровна была любовницей Распутина. Чего никогда не было. Ирина никогда не была с ним знакома. Феликсу удалось доказать в суде, что эта клевета ничего не имеющая общего с реальностью. MGM выплатила семье Юсуповых 25.000$. Феликс не побоялся затеять этот процесс и выиграл дело.
Ирину Феликсовну растили родители Феликса. Она была близка с обоими родителями. 24 ноября 1939 года Зинаиды Николаевны не стало. Умирая, она держала руку сына. На протяжении всей ее жизни, он был ее опорой во всем. После смерти отца — она была его главной заботой. Во времена Второй Мировой войны, Феликс категорически отказался сотрудничать с нацистами, несмотря на угрозу потерять фамильный  раритет — уникальную овальную жемчужину Пелегрина из собрания князей Юсуповых. Немцы произвели ревизию сейфов в банке, где она находилась и взамен на возврат жемчужины предложили Феликсу сотрудничество. Князь Юсупов ответил: «Ни жена моя, ни я ни за что не пойдем мы на это. Уж лучше потерять Пелегрину». Три с половиной года спустя жемчужину вернули Юсуповым. В 1942 году у Юсуповых родилась внучка — Ксения. Тяжелейшим ударом для Феликса стало известие о смерти Дмитрия Павловича в марте 1942 года. С ним ушла юность, нежность и то, что было известно только им двоим.  Дочь  Феликса  — Ирина, была замужем за графом Шереметевым и жила в Риме. Внучку они смогли увидеть только после войны, в 1946 году.
images (1)
В 1953 году Феликс продал Пелегрину. Нужны были деньги. Более 20 лет прожили они с Ириной Александровной в своем доме на улице Пьер Герен. Они сохраняли молодость души до конца своих дней. Всегда были рады гостям. Чувство собственного достоинства, эта великая чета пронесла через всю свою  драматичную, изобилующую крутыми поворотами не лишенной  трагедий — жизнь. Они выстояли и помогали выстоять другим.  27 сентября 1967 года в возрасте 80 лет умирает последний из князей Юсуповых — Феликс Феликсович. Причудливый, но подлинный русский аристократ, как по рождению так и по духу, что бывает не всегда, оставил о себе прежде всего память, как человек любивший свое Отечество.  Да, он был изгнанником, но не был предателем. Сердце его осталось там- среди берез и воспоминаний о том времени, когда его рисовал обожаемый им Валентин  Серов.  Княгиня императорской крови, ее высочество Ирина Александровна Юсупова, урожденная Романова скончалась 26 февраля 1970 года. Их союз с князем Юсуповым был редким примером единомышленников, патриотов — вынужденных покинуть родную землю и людей неравнодушных к чужой боли. Ее похоронили в одной могиле со свекровью — Зинаидой Николаевной Юсуповой. Денег на еще одно место на кладбище не нашлось. Дочь их, Ирина Феликсовна скончалась в августе 1983 года в возрасте 68 лет. Она похоронена вместе с родителями и бабушкой на знаменитом Парижском кладбище Сен Женевьев де Буа,где нашли последний свой приют многие предствители старой России, составившие ее славу. Сегодня прямым потомком Феликса и Ирины является их внучка Ксения Сфири — урожденная Шереметева. Она замужем. У нее дочь и двое внуков. Живет в Греции. Она посетила Родину своих знаменитых предков. И является на сегодняшний день и гражданкой России.
95114881_4723908_839176_original_1_ac94a30c04e3t
Будучи юношей в Париже я познакомился с дивным человеком, которому было уже за 90. По русски он говорил с сильным акцентом. Он был потомком знатного рода Муравьевых. Надо было видеть его глаза, наполненные слезами счастья от того, что он был близко знаком с Феликсом Феликсовичем Юсуповым. Дружил с их дочерью Ириной. Много позже, я осознал всю силу очарования  скандалиста татарских кровей,  умевшего любить и остаться навеки в памяти людской.
Порой выйду вечером на балкон пьер‑гереновского домика своего и в пригородной тишине Отейля точно слышу в дальнем парижском шуме эхо прошлого…
Увижу ль когда Россию?..
Надеяться никому не заказано. Я уж в тех годах, когда не мыслишь о будущем, если из ума не выжил.
А все ж еще мечтаю о времени, которое, верно, для меня не придет и которое называю:
«После изгнания». 
Феликс Юсупов «Мемуары»
 =================================

Дмитрий Павлович Романов

Великий князь Дмитрий Павлович, в эмиграции использовавший фамилию Романов (6 (18) сентября 1891, имение Ильинское, Звенигородский уезд, Московская губерния — 5 марта 1942, Давос, Швейцария) — единственный сын великого князя Павла Александровича от брака с греческой принцессой великой княгиней Александрой Георгиевной, внук Александра II, двоюродный брат императора Николая II. Правнук Николая I по отцовской и праправнук по материнской линии (через свою бабку королеву Ольгу Константиновну Греческую). Участник убийства Г. Е. Распутина, после революции 1917 г. — в эмиграции. Отец Павла Романова-Ильинского, полковника американской армии.

Мать Дмитрия умерла в результате преждевременных родов своего второго ребёнка — Дмитрия. Его отец, великий князь Павел Александрович, женился вновь, на бывшей жене своего подчинённого (генерала Пистолькорса) Ольге Карнович и был выслан из России за морганатический брак. Дмитрий и его старшая сестра Мария Павловна воспитывались в семье своего дяди, великого князя Сергея Александровича и его супруги Елизаветы Федоровны, не имевших собственных детей (Елизавета Фёдоровна — родная сестра императрицы Александры Федоровны). Сергей Александрович был московским генерал-губернатором, и детство Дмитрия и Марии прошло в Москве.

В 1905 году великий князь Сергей погиб в Московском Кремле от взрыва бомбы эсера Ивана Каляева. Елизавета Федоровна удалилась в созданную ею Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Дмитрия забрал к себе в Александровский дворец Царского Села император Николай II, и юноша воспитывался в царской семье вплоть до 1913 года. Впоследствии Дмитрий Павлович стал хозяином петербургского дворца Белосельских-Белозерских, которым раньше владел его дядя.

Великий князь получил блестящее военное образование. Окончил Офицерскую кавалерийскую школу, службу начал в лейб-гвардии Конном Его Величества полку.

Великий князь Дмитрий Павлович Романов

Великий князь Дмитрий Павлович Романов

В 1912 году участвовал в летних Олимпийских играх в Стокгольме в соревнованиях по конному спорту. Занял 9-е место в индивидуальном конкуре и 5-е место в составе сборной России в командном конкуре.

6 июня 1912 года должна была состояться помолвка великого князя Дмитрия со старшей дочерью императора Ольгой, однако мать великой княжны, Александра Фёдоровна, настояла на разрыве отношений между влюбленными из-за нескрываемой антипатии Дмитрия к Григорию Распутину.

В Первую мировую войну вступил с лейб-гвардии Конным полком. Участвовал в походе в Восточную Пруссию и был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени За то, что состоя в бою 6-го августа под Краупишкеном ординарцем у начальника конного отряда, в самый разгар боя, с явною опасностью для жизни, доставил верные сведения о неприятеле, вследствие чего были приняты меры, увенчавшиеся полным успехом.

Широко известен своим участием в убийстве Г. Е. Распутина в ночь на 17 декабря 1916 года совместно с князем Феликсом Юсуповым, членом Государственной Думы В. М. Пуришкевичем, поручиком Сухотиным, доктором Лазавертом и, возможно, некоторыми другими неустановленными лицами. Однако, в отличие от того же Юсупова, Дмитрий никогда в течение своей последующей жизни не говорил об этом убийстве, не давал интервью и не обсуждал его даже с близкими ему людьми.

После обнаружения трупа Распутина великий князь Дмитрий Павлович и князь Юсупов были арестованы по прямому приказу императрицы Александры Федоровны в нарушение действовавшего законодательства; были освобождены только после вмешательства Николая II дабы не провоцировать общество, и без того волнующееся в связи с убийством фаворита, на симпатии к убийцам и возможные дальнейшие действия заговорщиков.

В защиту Дмитрия Павловича императору было подано письмо, подписанное некоторыми членами Императорского дома.

Отправлен распоряжением Николая II в Персию, в отряд генерала Н. Н. Баратова, что могло существенно подорвать и без того слабое здоровье великого князя, но фактически спасло ему жизнь после начала революции в России.

В Париже Дмитрий Павлович встретился со знаменитой французской женщиной-кутюрье Коко Шанель, у них случился роман, который продолжался всего год. Но именно благодаря ему она познакомилась с Эрнестом Бо — парфюмером, создавшим Chanel No. 5.

После эмиграции некоторое время жил в США, где занимался торговлей шампанским и познакомился с будущей женой. Увлекался автомобильными гонками.

В 1926 году в Биаррице женился морганатическим браком на американке Одри Эмери, которая приняла православие с именем Анна. С середины 1920-х супруги жили в Европе, где Дмитрий Павлович участвовал в разнообразных монархических и патриотических движениях (в том числе сыграл значительную роль в становлении движения Младороссов). В 1928 году у них родился сын Павел, принявший от Великого князя Кирилла Владимировича титул светлейшего князя Романовского-Ильинского и с 1940-х живший в США. Его сыновья Дмитрий и Михаил являются старшими среди потомков Романовых (по мужской линии среди потомков от морганатических браков), хотя и признают главой «Объединения членов рода Романовых» Николая Романовича Романова и не претендуют на главенство в доме (и на престол).

Вскоре после рождения сына супруги разошлись, хотя официально брак был расторгнут лишь в 1937 году. После развода Одри лишилась своего титула. Дмитрий Павлович обосновался в купленном им в 1927 г. нормандском замке Бомениль.

В конце концов разочаровался в перспективах восстановления монархии в России и устранился от общественной жизни. В 1939 г. он продал свой замок Бомениль, и вследствие ухудшения состояния здоровья жил в Швейцарии.

Умер в 1942 году от туберкулёза, осложнившегося уремией. Похоронен в дворцовой церкви на острове Майнау (собственности его племянника графа Бернадотт) рядом с сестрой, Марией Павловной.
====================

Охотничий замок Юсуповых в Соколином, Бахчисарайский район

В 1908 году Юсуповыми в Коккозах (Богатырской волости) было приобретено имение, в котором, по желанию Зинаиды Николаевны Юсуповой, было решено построить «дом в местном стиле». Строительство было поручено главному архитектору Ялты Николаю Петровичу Краснову, который в это время уже был занят сооружением Кореизского (для великого князя Петра Николаевича) и Ливадийского дворцов. Новому имению хозяева, с XV века служившие русским царям и прославившиеся военной доблестью, дали название Аскерин (в переводе — принадлежащая воину).

Здание было белым (в духе татарских горных домов), крыша покрыта блестящей майоликовой черепицей, цвета морской волны, в стрельчатых окнах — ажурные переплеты. На левой от главного входа стене был устроен пристенный фонтан Голубой глаз, в виде неглубокой стрельчатой ниши, облицованный зеленоватыми майоликовыми плитками, с изображением в центре стилизованного голубого глаза находилось керамическое, из которого вытекала струйка воды.
Это отсыл к названия села: Коккоз в переводе с татарского — голубой глаз. В большой двусветной гостиной стояла копия бахчисарайского фонтана слёз, в парке — ещё один фонтан, созданный по мотивам местных легенд. Также в комплекс дворца входили: мост через Коккозку, за ним — мечеть — подарок князя местному населению. Дворец посещали Николай II и король Португалии Мануэл II.

Уже будучи в эмиграции Феликс Юсупов оставил воспоминания о дворце:
Дворец был белый, с крышей из старинной черепицы, покрытой глазурью, которой патина времени придала разные оттенки зеленого цвета. Его окружал виноградник, маленький ручей бежал у стен — с балкона можно было ловить форель. Внутри мебель, крашенная яркими красными, синими и зелеными цветами, была скопирована со старинной татарской. Восточные ткани покрывали диваны и стены. Большая столовая днем освещалась через персидские витражи на потолке. Вечером, освещенные изнутри, они пропускали в комнату переливчатый свет, гармонично смешивавшийся со светом свечей на столе. Одна из стен была украшена мраморным фонтаном, где вода текла капля за каплей с нежным жалобным звуком по множеству маленьких раковин, из одной в другую. Этот фонтан был точным воспроизведением того, что находился во дворце хана… Голубой глаз находился повсюду: в витражах, над фонтаном, в кипарисовом парке и в восточной орнаментике столовых приборов…

Король Португалии Мануэль ІІ

Король Португалии Мануэль ІІ

Мануэл II (порт. Manuel II, 1889—1932) — последний король Португалии. Принадлежал к дому Саксен-Кобург-Гота, официально считаясь представителем династии Браганса.

Второй сын короля Карлуша I и Амелии Орлеанской. Вступил на престол в 19-летнем возрасте после убийства в Лиссабоне отца и старшего брата престолонаследника Луиша Филипе 1 февраля 1908 года. Сам Мануэл был также легко ранен при этом покушении. Уволил диктаторское правительство, назначил демократические выборы, на которых решительную победу одержали социалисты и республиканцы. Через два года (1910) свергнут революцией, Португалия провозглашена республикой.

В эмиграции Мануэл написал книгу о средневековой португальской литературе. Умер в Великобритании. Был женат на Августе Виктории Гогенцоллерн (1890—1966), но брак был бездетным. С его смертью пресеклась португальская ветвь Кобургского дома.

О пребывании принца Мануэля в имении Кок-коз князей Юсуповых известно лишь то, что он не хотел покидать Крым, мечтал ради этого даже отречься от престола.