Борьба с пьянством на маршрутах путешествий имеет давнюю историю, однако даже в теории вопрос пока не решен окончательно. Человек имеет право на отдых, а отдых предполагает некоторый выход за рамки дисциплины.

В этом обзоре мы сравним взгляды на трезвый туризм американских пуритан и первых теоретиков пролетарского туризма.
Отец коммерческого туризма и дорожных чеков Томас Кук не терпел пьянства. Более того, он активно с ним боролся в рядах одного из многочисленных в те времена обществ трезвости. И в своей борьбе он был преисполнен такого энтузиазма, что 17 мая 1861 года устроил для своих соратников железнодорожное турне. Вряд ли Кук тогда предполагал, что организация путешествий станет делом его жизни. (не удержусь, именно в купе вагона удивительно хорошо и много выпивается русскими людьми ))))

«Эх, все же нет на свете ничего хуже пьянства. Гробит здоровье, притупляет разум, а главное — уйма времени коту под хвост. Пока добредешь до питейного дома, пока получишь свою кружку эля, а затем вторую-третью-четвертую, чтобы залиться до отказа и забыть все тяготы бытия, пока наслушаешься всласть вранья своих собутыльников, пока заставишь себя встать и, запинаясь-пошатываясь, двинешься домой, но по пути повстречаешь старого приятеля, затеешь с ним хмельной спор, который непременно перерастет в драку, а намахавшись кулаками, вернешься с этим самым приятелем в заведение, чтобы обмыть примирение и только после этого отправишься восвояси… Сколько ж благих дел можно было бы совершить вместо всего этого! Сколько пользы принести себе и окружающим! Да, нет на свете ничего хуже пьянства».Возможно, именно такие мысли бурлили в голове бывшего баптистского проповедника и члена общества трезвости Томаса Кука, когда 9 июня 1841 года он шел из Маркет Харборо в славный город Лестер на встречу со своими соратниками по борьбе с зеленым змием. Также возможно, что, задумавшись, он споткнулся о большой камень и упал, больно ударившись правым локтем о валявшуюся на дороге корягу. И, наконец, вполне возможно, что, потирая ушибленное место, этот добропорядочный человек подумал: «А все-таки на поезде странствовать куда удобнее».

Из работы Алексея Попова «ВСЕСОЮЗНАЯ ЗДРАВНИЦА»: ИСТОРИЯ ТУРИЗМА И КУРОРТНОГО ДЕЛА КРЫМА.
«Алкоголь и туризм несовместимы!»
Немногие знают, что во второй половине 1920-х гг. в СССР проводилась первая советская антиалкогольная кампания, которая гораздо менее известна, чем аналогичные мероприятия периода «перестройки».
Ещё в 1926 г. содержатели частных ресторанов Ялты обратились к местным властям с просьбой разрешить им продавать спиртное до часу ночи (ранее алкогольные напитки нельзя было реализовывать позднее 22.00), намекая на особенности города как центра отдыха и рекреации. Однако Народный комиссариат здравоохранения Крымской АССР пресек эту инициативу на корню, отметив, что Южный берег Крыма является местом «для лечения и восстановления сил, где должны быть устранены все условия, создающие разные соблазны и отвлекающие внимание от необходимости ремонта своего здоровья». Употребляющие алкоголь курортники пускают на ветер те огромные средства, которые выделило государство для их оздоровления и лечения – такой вердикт вынесли крымские чиновники от здравоохранения. В результате, постановлением Ялтинского районного исполнительного комитета была запрещена продажа водки, вина и даже пива во всех городских кинотеатрах, клубах, общественных садах и парках. В торговых точках города коренные ялтинцы, равно как и гости курорта, могли приобрести не более одной бутылки вина на человека, причем только в будние дни.
16 февраля 1928 г. в Колонном зале московского Дома союзов состоялось учредительное собрание Общества по борьбе с алкоголизмом (ОБСА). Интересно, что эту организацию возглавил уроженец Симферополя, видный советский экономист Юрий Ларин (Лурье). Официальным печатным
органом общества стал журнал «Трезвость и культура». На местах возникают организации регионального уровня, объединяющие имеющийся здесь «антиалкогольный актив». Так, 25 сентября 1929 г. ЦИК Крымской АССР утвердил устав Всекрымского общества борьбы с алкоголизмом.
Инициаторами его создания выступили известные медицинские работники
республики – заместитель наркома здравоохранения Крымской АССР Волошин, директор Симферопольской психиатрической больницы Балабан, известные местные врачи Дзевановский и Неймарк. Согласно уставу, основной целью Общества была «организация движения трудящихся масс, в первую очередь рабочих, для борьбы с алкоголизмом, алкогольными
предрассудками и обычаями старого быта (выпивка в получку, в религиозные праздники, при семейных событиях), против проникновения их в новый быт». Примечательно, что среди первоочередных задач общества называлось также «изучение действий наркотических ядов (алкоголь, кокаин, табак, морфий) на человека и общество.
Стать членом всекрымской антиалкогольной организации мог любой совершеннолетний житель полуострова, разделяющий её программные цели и регулярно вносящий символические членские взносы. Так, уставшая от хронического пьянства мужа домохозяйка могла пополнить ряды крымских борцов с алкоголизмом, заплатив 5 коп. вступительного взноса и 12 коп. ежегодных членских взносов. Однако массовой организацией Всекрымское общество борьбы с алкоголизмом так и не стало. Например, в Севастополе число его членов составляло всего около 600 человек.
Борьба за трезвый социалистический быт требовала новых, оригинальных лозунгов. Вот лишь некоторые из пропагандистских шедевров тех лет: «Алкоголь и социализм несовместимы!», «Все на борьбу с алкоголизмом!», «Отрезвление трудящихся через самих трудящихся!», «Даешь новый быт без дурмана и отравы!», «Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!».
В южных регионах Советского Союза, включая и Крымский полуостров, значительный процент потребляемого алкоголя приходился на виноградные вина, в том числе и домашнего производства. Однако в годы первой пятилетки, в отличие от антиалкогольной кампании середины 1980-х гг., до вырубки промышленных виноградников дело, к счастью, не дошло.
Руководство наркомата земледелия Крымской АССР фактически спасло местную винодельческую отрасль, убедив центральные органы власти, что большинство крымских вин идет на экспорт. А валюта, необходимая для закупки иностранного промышленного оборудования, в годы форсированной индустриализации ценилась очень высоко, из-за чего этот аргумент, по всей видимости, имел решающее значение.
Активисты антиалкогольной кампании понимали, что бытовое пьянство имеет глубокие социальные корни, и, в том числе, связано с отсутствием у населения иных способов проведения досуга. Ещё в 1927 г., при обсуждении проекта резолюции о борьбе с алкоголизмом в Крыму, в её текст был включен следующий пункт: «Усилить санитарно-просветительную работу в рабочих, комсомольских клубах и избах-читальнях, используя все доступные методы: живое слово, периодическую печать, кино, … диспуты, вечера самодеятельности, выставки, экскурсии, музеи…».
А в 1928 г., среди предложений членов Севастопольской организации ОБСА по предотвращению пьянства , особо подчеркивалось, что «
необходимо дальнейшее приближение к массам театра, кино, радио, усиление развития массового спорта, экскурсий, туризма. 
Таким образом, туризм и
экскурсии справедливо рассматривались как здоровая альтернатива бытовому алкоголизму.