Младший брат моего отца рос в Крыму, а работал в Сибири. Служил. В руководстве военных  пожарных частей. По отставке стал публиковать стихи и прозу, Усть-Илимск ценит его как общественного деятеля.

Отца ему и его сестрам  заменил мой отец. Всю жизнь они были благодарны ему, во всем следовали советам, я бы даже сказал командам. Умение наблюдать, запоминать, рассказывать, сочинять, петь у нас в крови. Мы ямщицкого рода.

Мой папа Виктор Русанов накануне Великой отечественной войны. Кормилец семьи с двумя сестрами и братом

Мой папа Виктор Русанов накануне Великой отечественной войны. Кормилец семьи с двумя сестрами и братом

Вот нашёл одну из газетных статей о моем дяде. Копирую.

  • Сделаю примечания.
    Выделю отступом

Не дадим украсть Победу

Уникальными воспоминаниями поделился член организации «Дети войны»
На войне все равны. Женщины и дети никогда не оставались в стороне от всеобщего горя.

В ходе Великой Отечественной одни из них стойко переносили тяжёлые испытания, надрывались в тылу, другие – рвались в бой громить захватчика. О девушках-бомбардировщицах и мальчишках-партизанах недавно узнали ученики 3 «Б» класса 9 школы. Их учительница Галина Скворцова организовала классный час, на который пригласила признанного общественного деятеля Усть-Илимска, активного члена организации «Дети войны» Прокофия Русанова.

Связь поколений
«Сегодня, когда недружелюбные по отношению к России государства пытаются присвоить себе Великую Победу, особенно важно, чтобы мы, свидетели того времени, донесли до младших поколений правду, зародили в них чувство патриотизма», – считает Прокофий Прокофьевич. Действительно, многие ветераны ВОВ уже по состоянию здоровья не могут посещать школы и рассказывать о подвигах нашего народа. Поэтому эту миссию должны взять на себя те поколения людей, которым события военных лет врезались в память, когда они были ещё детьми.

Кто такие – эти «ночные ведьмы»?
Классный час начался с доклада школьников о «ночных ведьмах» – юных девушках и молодых женщинах, которые в военное время летали на «фанерных» самолётах и сбрасывали на фашистов бомбы. Об их приближении – а налёты всегда проходили ночью – можно было узнать по звуку, похожему на шарканье метлы о землю. За это, а также за ловкость и неуловимость немцы прозвали бомбардировщиц «ночными ведьмами». Речь шла о 46 гвардейском авиационном полку. В нём не было мужчин. Его воинами стали вчерашние студентки, воспитанницы аэроклубов, работницы фабрик и заводов. Отважные лётчицы садились в открытые кабины самолётов У-2 (По-2), которые изначально предназначались для ученических полётов, и в любую погоду отправлялись бомбить врага. Вместо парашютов самоотверженные девчонки предпочитали брать на борт пару лишних снарядов. Риск был огромный, потому что боевая машина хоть и была лёгкой, манёвренной и почти бесшумной, но развивала небольшую скорость и должна была опускаться достаточно низко. Тут и пистолетный выстрел мог стать роковым. За период войны погибло 32 лётчицы. Многие из них были удостоены звания героя  Советского союза. а уже в наше время получили звания Герой России и герой Казахстана, в том числе и посмерт-но. Полк прошёл героический путь от Кавказа до Германии.

  • Полк ночных ведьм базировался в Крыму на травяном аэродроме нынешнего гарнизона Саки-4, село Новофедоровка. Общежитием девушкам служила усадьба Шлее в селе Чеботарка.

Помню, как сейчас
Так получилось, что Прокофий Прокофьевич запомнил один из налётов «ночных ведьм», хотя и был тогда очень мал. Ему было всего 5 лет. Семья мальчика жила в Крыму, в деревне Владиславовка, в 18 километрах от известного курортного города Феодосии. Вот что он рассказал детям.
«22 июня время раскололось на «до войны» и «после». Мы сразу это почувствовали. Через нашу станцию пошли переполненные поезда. окна в них были заложены мешками с песком. Отпускники заторопились домой. Солнце, яркий день. уборка ячменя продолжается, отходит последняя черешня. А люди убиты горем. Все плачут. Я понял: случилось что-то непоправимое. Немцы наступали быстро. Им нужна была нефть, поэтому их целью стал Кавказ, а Крым должен был стать плацдармом для его захвата. И вот, когда фашисты добрались до нас (это было в октябре 1941), со страху мы и соседи убежали прятаться в овраге – в яру. Вернулись домой поздно ночью. Смотрим – в нашем саду, возле дома, – везде стоят крытые грузовики. Это немцы расположились на отдых. И в машинах спали, и наши две комнаты заняли. Немецкий командир увидел мою мать и нас,  троих ребятишек (меня и двух сестёр), пожалел и разрешил заночевать в сенях.

  • Мой отец был в семье старший и за отца, всех кормил своим трудом. Понятно, что и осознавал  войну реально. Он говорил, что Прокоша белокурый и голубоглазый семейными немцами воспринимался как сын. Напоминал родные места. Так что речь не о жалости. Немцы сентиментальны. И есть такая штука Зов Крови.

Мы натаскали сена, улеглись. Было часа два ночи, когда послышался тихий гул. Это налетели «ночные ведьмы». Было два самолёта У-2, «Небесных тихохода», как их ещё называют. Один подвыпивший немец увидел, что моя мать крестится и не может уснуть, и говорит: «Мадам, шлафен  (спите)». Смеётся, показывает вверх пальцем: «Русфанер, пух, пух». Так он пытался её успокоить. Одному из этих самолётов удалось бросить бомбы на состав, в котором немцы везли горючее, снаряды. Возник пожар страшный, взрывы. Мать схватила нас за руки и говорит: «Ну, детки. Давайте спасаться». Она быстро пошла в сарай, отвязала нашу корову, и мы все помчались. Бежали километра два. Оставшуюся часть ночи провели в полевом стане – землянке для колхозников. Утром мать подоила корову, накормила нас хлебом, который прихватила накануне. И соседи наши провели ночь поблизости. Когда вернулись домой, мы увидели, что враг колоннами потянулся на Феодосию. Были там и машины, и мотоциклы, и велосипедисты, и пешие».

  • Эффект присутствия. Литературный дар.  Есть повод вспомнить брата моего деда. В детстве он заикался. Доктор сказал ему петь. А где может петь мальчик сельский? В церкви. Батюшка его научил не только пению, но и богословию. Епархия дала рекомендацию в духовную семинарию в Москву. А тут бац революция. Старший брат как депутат от железнодоророжников заседал в гостинице Астория в Феодосии вместе с Землячкой. Стрелял, вешал и топил в море тысячи белогвардейцев. А куда их было девать? Вместе с Землячкой этот  мой родственник пошёл на повышение в Москву. И своему брату заике сказал: какая семинария? Мы попов постреляем скоро всех. На рабфак. И через некоторое время деревенский заика стал доктор филологии, профессор Кишиневского университета. Специальность как для деревни странная — французская литература и поэзия.
  • Еще один брат моего деда, которого тоже вытащили в Москву на рабфак стал журналистом. Заведовал отделом писем в газете Сельская новь, там названия меняли. Не суть. Именно он имел доступ к архивам. В итоге загремел в лагерь. Вместе с Солженицыным. Папа говорил, что там выжило только 6 человек. Ну… Важно, что Солженицын нашу фамилию увековечил в «Раковый корпус». И не удивительно, что мы имеем дар наблюдать, помнить, описывать.

И ещё много о чём
74 года прошло с тех пор, но Прокофий Прокофьевич до сих пор всё помнит, словно это было вчера. Рассказал он детям и о том, какие бесчинства творили нацисты в Феодосии, как травили красноармейцев, евреев. О том, что немцам не было покоя из-за партизан, которые наносили существенный урон противнику. Познакомил гость школьников и с подвигами крымских детей-партизан – Вити Коробкова и Володи Дубинина, которые добровольно воевали наравне со взрослыми и погибли, как настоящие герои.  одного расстреляли, а другой подорвался на мине. Поведал Прокофий Русанов и о том, как были освобождены от оккупантов Керчь и Феодосия в конце 1941 года. Как не ожидали немецкие захватчики, что в мороз и шторм с моря придёт советский десант. действительно, только русские способны так рисковать. Керченско-Феодосийская операция вошла в историю как одна из наиболее значимых. Она сорвала планы немецкого командования на использование Крыма в качестве плацдарма для вторжения на Кавказ, позволила нашей стороне выиграть время для накопления резервов. Прокофий Прокофьевич даже прочёл красивое стихотворение, которое сочинил сам в честь этого памятного события. Дети с интересом слушали истории о его родных, сложивших головы на плаху войны. И о том, как складывалась его собственная жизнь после окончания боевых действий. Прокофий Русанов призвал учеников принять участие со своими семьями в акции «Бессмертный полк», чтобы почтить память предков-героев. Что ж, после таких рассказов, пожалуй, наши дети просто не могут не быть настоящими патриотами.

Нина ШИШОВА

Данная статья принадлежит сайту vecherka-ilim.livejournal.com.