Нашел в комментариях к своему обзору публикаций об Игоре Белянском эту газетную статью, проверил источник, его уже нет в Интернет, поэтому решил сделать самостоятельную запись у себя на сайте. Белянский сделал для сохранения и развития крымтатарской культуры больше, чем весь меджлис и все ученые умы с научными степенями вместе взятые. Он просто ходил пешком в старых шортах (полу-голый энтузиазм, буквально) по горным селам, искал стариков, записывал на больших листах не самой лучшей бумаги названия цветными карандашами. На его материалы обратили внимание издатели и ученые. Итогом стало несколько версий Топонимического словаря Крыма. По настоящее время ничего более значительного не издано.

Олег Широков:

«В годы перестройки Белянский не смог найти работу по специальности — работал на стройке. Наверное, в знак протеста Игорь уходил от всеобщего развала на природу, став «лесным человеком». Он носил свой «рай в шалаше» всегда с собой — одноместную палатку, удочку, спальник и котелок. Ел неприхотливую пищу и только на голом энтузиазме занимался любимым делом. Да, у нас так часто случается, что есть в Крыму еще энтузиасты, люди без специального образования. Они не числятся в научной элите полуострова, не преподают в высших учебных заведениях, но вершат дела такого высокого класса, какому бы позавидовали многие специалисты.

На презентации
Мы уже писали о такой исследовательнице крымской топонимики , как Александра Суперанская. Александра Васильевна очень высоко ценила работы Игоря, печатала вместе с ним научные работы и даже была в списке авторов третьей (необычная вещь для доктора наук в наше время, не правда ли?)

Крымская топонимика – дело еще очень мало изученное. «Стоит только задеть эту тему на форумах, — отмечали выступающие, — как это, чаще всего, приводит к межнациональной ругани». «Говоря о топонимике, — отмечал другой специалист, — я прошу вас: не делите их на греческие, крымско-татарские или русские, а считайте их в первую очередь крымскими».

Игорь собрал и изучил такое гигантское количество значений топонимов, которое до сих пор не изучал никто. Можно, конечно, вспомнить редкие книги с топонимическими справками, издававшимися еще в советское время, но исследования были крайне малыми, а иногда и с политическим подтекстом. Не зря ведь в одной из книг «Крымские каникулы» Святослав Сосновский написал статью, которую озаглавил «Блеск и нищета крымской топонимики».

Вспомним о том, что на многих современных картах можно встретить названия местностей с тремя разными названиями: к примеру, поселок Малореченское носил имена Кучук-Узень или Микропотамос — и это один из редких случаев, когда все три названия имеют одно и то же значение.

Книга о топонимах Крыма
Также вспоминаются такие «гениальные» находки властей, как «Тополевка» из «Топлы», «Карасевка» из «Кара-су», и очень много оптимистических названий, все эти «Веселые», «Добрые» и «Лазурные».

Игорь Белянский опросил тысячи и тысячи свидетелей, особенно тех, кто жил в Крыму еще до оккупации, кто помнил легенды, названия отдельных мест, рек и даже просто отдельных камней, обнаруженных им в «дебрях Крыма и в специальной тетради записывал адреса и фамилии людей, давших ему сведения о топонимах.

«Я не понимаю, — рассказывал еще один из тех, кто «Игоря не знал, но преклонялся перед его работой», — откуда он мог знать название этого объекта, мне о нем рассказывал учитель еще до войны, и я был уверен, что только в моей памяти сохранился этот раритет».

Игорь умер уже несколько лет назад, но такие же, как он, энтузиасты взялись за издание его наследия. «В интернете уже несколько лет можно видеть его знаменитую карту крымской топонимики», — рассказывают они, — она пользуется невероятным спросом. Мы долго сомневались, стоит ли ее так открыто выставлять. Но это, наверное, один из способов показать всем его научные достижения».

Источник: http://www.kr-eho.info/ газета «Крымское эхо», сайт уже не существует.

Игорь ПолянскийИгорь Белянский (1950—2006) окончил Крымский мединститут и три года отработал в Вересаевской больнице Сакского района. Потом вернулся в Симферополь и устроился в поликлинику завода «Фиолент», а в свободное время стал посещать археологическое общество Аскольда Щепинского — занялся, по рекомендации профессора, топонимикой Крыма. В музей, где собирались краеведы, Игорь Леонидович приносил образцы геологических и археологических находок, слайды, карты с расположением курганов, списки новых и обновленных названий. Под руководством Аскольда Александровича он узнал об очень интересных объектах, которые не афишируют историки, чтобы уберечь сокровища от «черных археологов».