Повторяю публикацию моего старого репортажа, как я провел новогоднюю ночь с 2004 на 2005 в Ялте. Общий итог — нечто вроде Болдинской осени Пушкина: «люблю я пышное … увяданье». То есть — на любителя. Однако, даже в мертвый сезон, а уж тем более на новогодние праздники ехать в Ялту без денег никому не советую. С небольшими деньгами проще поехать в Турцию или Египет. Кстати, теперь российская ментальность воспринимает зимний отдых в Турции, Египте, Вьетнаме как удел нищебродов. Ну вот так, приехали… Подразвили внутренний туризм по самое нехочу… Проводить Новый год и Рождество в России, Крыму, Украине — дорого.
В Приложении к этому обзору будет ссылка на очень красивый фоторепортаж Юрия Югансона (Севастополь), это путешествующий фотограф, который в очень хорошую сторону отличается от скандальных фото-блогеров. Делает красивые четкие фото и пишет правду. Осмысленную, поскольку образован и Крым знает давно.

Ялта в Тихий сезон. Авто фото Юрий Югансон, декабрь 2018

Ялта в Тихий сезон. Авто фото Юрий Югансон, декабрь 2018

САМОЕ ВАЖНОЕ: нет в Ялте мертвого сезона. Есть бархатный сезон (на виноград) сентябрь-октябрь, есть золотой сезон ноябрь-декабрь. Есть сезон Sk8&Snow январь-февраль. Март, если говорить о школьных каникулах, конец марта — это уже сковородочный сезон: можно даже обгореть, потому что низкое над горизонтом солнце через чистый прозрачный воздух шпарит так, что под скалами и обрывами хорошо себя чувствуешь в шортах и футболке. Пляж Сковородка издавна известен в Алупке. Но вообще-то, подобные условия можно найти везде на Южном берегу Крыма. Скалы сами по себе зимой имеют температуру +12 до +14. А под перпендикулярными (фронтальными) солнечными лучами разогреваются в феврале-марте до реальных +30.
Ну, кто в Ялте не бывал, красоты не видал и себя не показал. «костюм с отливом» и все прочее. Ялта это отечественная «ярмарка тщеславия«. В Куршевеле и Ницце русские всегда будут третий сорт, сколько бы денег они не тратили.

Ялта в новогоднюю ночь как зеркало крымского туризма

Уж если и оценивать итоги крымского курортного сезона 2004 года и его перспективы на 2005, то лучше забыть о статистике, а просто встретить новый год на ялтинской Набережной. Вот уж где вам напомнят и о всех «трещинках» родного туристического сервиса и покажут все его «фишки».

Транспорт. Как и на протяжении всего сезона, уехать в Ялту не представляло ни особого труда, ни каких-либо сверхъестественных затрат. Расписание общественного транспорта было обычным, а южнобережные таксисты, чтобы быстрее попасть домой после рейса в Симферополь, брали оттуда с пассажиров даже ниже цены троллейбуса! Но это, как говорят в фатерлянде, «зондер ангебот» (особое предложение). я заплатил за место в попутном авто 15 гривень, цена маршрутки.

  • Курс доллара к гривне в 2004 году: 100 долларов = 532.45 гривни. 10 украинских гривень — 54 российских рублей. 15 гривень это около 3 долларов.

Блестящие мокрые Алушта, Партенит, Гурзуф блеском своих огней пророчили близкое счастье. Ведь «Ялта — город счастья», об этом написано на ее подступах и улицах гораздо чаще, чем «Минздрав предупреждает…».
Жилье. Уже на автовокзале, как обычно, меня ждала стайка квартирных маклеров. Однокомнатная — 20 долларов, двухкомнатная — 40.
Это стандарты июля. Исходя из этого, можно было оценить, что жилищный фонд Ялты заполнен сейчас на 80-90%. Понятно, что цену, гордо провозглашенную зазывалами, вполне можно было сбить в полтора-два раза. Но зачем лишать людей виртуального достоинства? Спать-то я не собирался.
Ближе к реальности (за квартал от набережной; под дождем; за 3 часа до Нового года) цена у скрюченного под зонтиком на летнем стульчике маклера была такова: 150 гривень за квартиру в районе Набережной и 100 грн где повыше, например, у кинотеатра «Спартак». Фактически, это было ниже цены гостиниц.
Номера с удобствами в гостинице «Бристоль» (напротив Морского вокзала) по цене от 350 гривень ушли все, за исключением пентхауса — но о нем просто мало кто знает. Двухэтажный домик для «Карлсона, который живет на крыше» с потрясающим видом и всего-то за какие-то 2000 гривень (заметьте, не долларов!) появился только в ноябре и сразу на него нашелся ценитель.
В моей любимой гостинице «Крым» у памятника Ленину все еще оставался свободным трехместный номер без удобств за 140 гривень. Не сложно подсчитать, что примерно в той же близости от моря за эти деньги можно иметь квартиру с удобствами и затусоваться в ней хоть вдесятером.
Пир и гульбище. В 20 часов Набережная была еще пустой. Лишь у нового фонтана рядом с почтамтом наблюдалось оживление. Фонтан производил из себя белоснежную (снежно и нежно-белую!) мягкую пену, почему-то теплую, гораздо теплее, чем вода под ней.
Суета официантов за большими стеклами ресторанов говорила о том, что не менее половины столиков заказаны. Однако предусмотрительный народ, как водится, накушивался у себя в номерах и квартирах. Многие из них чуть позже и в ресторан пришли с пакетами. Интересно, догадались ли они принести кипяточек в термосе и пакетики с заваркой. Ведь, скажем обычный чай в достаточно скромном кафе «На поляне» стоит 3 гривни + 10% (пол-доллара!) за обслуживание (типа подуть, чтоб клиент не обжегся). В принципе, ничего особо новогоднего в ценах не было. Они такие в ялтинских кафе и весь сезон: плотный ужин с легким количество крымского вина обойдется в 60-100 гривень. О ресторанах я уже давно писал. Кстати, в дорогом ресторане «Вальтеръ» в новогоднюю ночь все столы были заняты — он не просто дорогой, а он занятный и незабываемый. А вот сверх-дорогой «Белый лев» выглядел безжизненно, все-таки соотношение роскоши и цены должно быть в некой гармонии.
На самом деле ялтинские рестораны мне нравятся. Если у меня случаются деньги, я с удовольствием там их трачу. Почему нет?! Уже под утро пара чашек кофе и 50 граммов коньяку «Арарат» обошлись мне в ресторане «Армения» у гостиницы Ялта-Интурист в 50 гривень. Встретить новогоднее утро на открытой площадке у прекрасного вечнозеленого парка, вспомнить 1970-е годы, когда на этот коньяк можно было сброситься из денег на школьную булочку. И еще огромный кусок тортика мне презентовала за счет заведения белоснежноволосая армянка. Счастье есть. В Ялте его не может не быть (см. бигборды на каждом шагу).
Публика и ее настроение. С 22 часов рестораны стали заполняться, но в основном народ наполнял собой Набережную, устраивая некие достаточно скучные и однообразные «поляны» кто на мокрых скамейках, а кто на бетонных кнехтах Нижней Набережной. После осеннего круизного фурора, когда роскошные белые теплоходы с иностранцами непрерывно сменяли здесь друг друга, набережная была уж явно «с чужого плеча», как генеральские штаны маленькому беспризорнику. Шампанское из пластмассовых стаканчиков. Зато им были готовы поделиться! Во всяком случае, пара интеллигентных супругов предложила мне и свою компанию, и шампанского, и даже побороться с моей грустью (если вдруг таковая меня одолела).
Вообще, я всегда считал, что лишь для алуштинской Набережной с преобладанием там симферопольцев, характерна скудность и экономность: привезти с собой спиртное, выпить стоя, да еще и пустые бутылки увезти с собой в губернскую столицу, чтобы там сдать. «Бедность не порок», но курорту бедные только мешают.

Вот мальчишка с отстегнутой ногой и голой культяпкой на набережной собирает милостыню — это почти нормально. А вот хорошо одетые супруги, лет 40-50. Они танцуют перед скамейкой, на которой все те же пластмассовые стаканчики и вино, под музыку из кафе за 20 метров от них. Она достаточно громкая, можно не платить. Они, наверное, зарабатывают не так много, как этот мальчишка, хотя, судя по всему, у обоих высшее образование и достаточный опыт работы.
Ялте, которая «Город счастья круглый год» (это важное уточнение) вовсе не так нужны щедрые москвичи и богатые европейцы, как об этом постоянно пишет крымская как бы научная и государственная мысль. Для Москвы традиционно отдыхать в августе, для ее образованной части — в сентябре. Европейцы, особенно старенькие, хороши, конечно, тем, что разъезжают и по весне, и осенью. Но, на счастье, круглый год потянут только соседи — из Запорожья, Днепропетровска, Донецка, Луганска — там ведь круглый год нечем дышать.
Были, конечно, на этот Новый год, туристы из России. Москвичи предпочитали гостиницу «Ялта», а также ставшие давно своими «Лето» и «Левант». Рядом в Приморском парке строится еще один, заранее обреченный на любовь москвичей, фитнес-центр. Ниже есть даже и пара свободных ячеек пляжа, правда, разрушенного штормами. При наличии больших денег и хороших мозгов, в общем, здесь перспективы хорошие. я опять о вечном, точнее о будущем сезоне, но ведь в новогоднюю ночь о будущем обычно и думают.
Были авто из Молдовы, белорусских номеров на машинах я не встречал, но это говорит лишь о том, что зимняя дорога не для них. Верблюдов с таджикскими номерами или оленей с чукотскими не было по тем же причинам. Но, думаю, публика из всех бывших советских республик, включая прибалтийские, так или иначе присутствовала, хотя бы застигнутая деловыми поездками или для визитов к родне.
Преобладали в Ялте в этот раз (как, впрочем, и весь сезон) донецкие. Их замызганные, но роскошные авто плотно теснились у лучших гостиниц и ресторанов. С ними соперничали лишь более чистые машины с номерами крымской милиции. Самые дорогие автомобили и, вероятно, самый пик счастья наблюдались у ночного клуба «Матрица». Космический дизайн развлекательного центра удивительным образом дополнил дореволюционный шик гостиницы «Ореанда» (опять же моей любимой) — она при этом осталась очень тихой и степенной. Но рядом нависает почти уже готовая громада высотного корпуса гостиницы. Для кого? На сезон какой длительности? На каком пляже они получат причитающуюся им дозу счастья?
Купание. Бассейны с подогретой морской водой ожидали лишь постояльцев «Ялты», «Ореанды», «Прибрежного», «Донбасса», «Ай-Даниля», «Гурзуфского», ну и еще многих генераторов здешнего счастья. +10 воздуха и +10 морской воды, в общем, и на пляже делали единичные попытки бесплатного удовольствия хоть и экстремальным, но не смертельным занятием.
Развлечения. Традиционных для Набережной и столь любимых мною классических и джазовых музыкантов то ли дождь распугал, то ли разобрали по частным и ресторанным елкам. Кроме эффектно отражающихся в глади моря фейерверков, да пены, все еще возникающей из фонтана, смотреть было не на что. Дармовых дед-морозов у трехметровой городской елки не наблюдалось. Среди пальм дома отдыха «Гурзуф» отдувался за многочисленное афро-крымское население полуострова чернокожий носитель красного носа и мешка с заранее оплаченными сюрпризами. Самой яркой звездой (Таисия Повалий) была украшена лишь елка в гостинице «Ялта».
Детские аттракционы у платана Айседоры не были затребованы, вообще детей среди публики было не много. Некое семейное оживление царило всю ночь лишь в большом ярком павильоне «Золото азарта». Причем, лидировал в даровании счастья автомат «Western Legend» с его возбуждающими грудами блестящих жетонов, забавным паровозиком и прочими залогами ковбойской удачи. Наверное, потому что игра идет сразу на 6 полях, почти без пауз звон жетонов сигнализировал все ту же ялтинскую истину: Счастье есть. Его не может не быть.
Деньги «- любят тишину», но это не про Ялту. Самые дорогие фейерверки ящиками выставлялись у самых дорогих ресторанов и гостиниц. А почти непрерывные вереницы такси мелькали всю ночь. На узкой и кривой улице Дражинского (от гостиницы «Ялта» до Набережной) виртуозность ялтинских водил просто завораживала — машины двигались, словно вагончики американских горок.
Обычного для летней и осенней Ялты ночного оргазма банковских услуг не наблюдалось. Большинство круглосуточных обменников были темными и тихими. Никто не ломился получить тысчонку-другую баксов для ялтинской подружки по «Western Union» из Эмиратов или слегка пообщипать свой счет в каком-нибудь Зюд Дойче банк. Публика-то приехала гривневая…
Сувениры. Столь любимый мною рынок сувениров (он лучше всякого музея, в меру пошлый, в меру познавательный) у гостиницы «Ореанда» был плотно закрыт. Бойкая торговля до утра шла лишь шампанским и фейерверками. Так что в роли сувениров на вывоз оказалось лишь все то же счастье.
Остается надеяться, что к нему в Ялте наступило привыкание, и за ним еще вернутся.

Игорь Русанов,
профессиональный отдыхающий.

Приложение.

Платан Айседоры и Скамейка влюбленных. Легенду о Платане Айседоры запустил в СМИ я (Игорь Русанов), но я не сам ее придумал. Услышал от кого-то из ялтинцев. Это полная дезинформация, все было совершенно не так с Есениным и Дункан. НО правда никому не интересна. Ялтинский горисполком отдельным решением выделил деньги на устройство этой скамейки под платаном. Ну и хорошо. Хоть что-то полезное я сделал и для Ялты, пусть даже это вранье. ))

Платан Айседоры и Скамейка влюбленных. Легенду о Платане Айседоры запустил в СМИ я (Игорь Русанов), но я не сам ее придумал. Услышал от кого-то из ялтинцев. Это полная дезинформация, все было совершенно не так с Есениным и Дункан. НО правда никому не интересна. Ялтинский горисполком отдельным решением выделил деньги на устройство этой скамейки под платаном. Ну и хорошо. Хоть что-то полезное я сделал и для Ялты, пусть даже это вранье. ))

Помните, был фильм с названием «Мёртвый сезон»? В детстве он у меня всегда вызывал двоякие чувства. С одной стороны — это фильм о разведчиках и такие фильмы хотелось пересматривать по сотне раз. С другой стороны фильм был, как мне кажется, сродни погоде «мёртвого сезона» — унылое колыхание волн на фоне промозглой слякоти. Поэтому фильм я не любил, как и погоду в межсезонье.
Но вот мёртвый сезон в Ялте — это нечто другое. Несмотря на сырую и ветреную погоду, город Солнца оправдывает своё название, и как только то самое светило прорывается сквозь тучи, Ялта преображается. А из откровенных плюсов зимней Ялты — отсутствие летней толчеи на улицах города. Давайте прогуляемся немного?

Продолжение