Севастополь в его нынешнем виде, а точнее в разнообразии видов и огромной площади это целая страна. Половина площади Москвы или Чикаго, однако при этом очень живописная и сложная береговая линия. И понятно что история больше чем история Москвы и пять историй Чикаго вместе взятые.

Я скопировал публикацию в фб историка Ольги Карловой. Очень удивлен. Всегда воспринимал застройку над гротом Дианы обычным дачным поселком. Много раз там был. Очень красиво и необычно.

Название Грот Дианы романтический новодел. Эллинов тавры убивали. Поэтому никто не мог дать точных сведений про обычаи тавров. И никто даже не знал, как тавры называли свою змееногую богиню. По моей версии это самки тюленя монаха, тотемное божество древних племен Крыма

» Мыс Джаншиева (теперь мыс Лермонтова)
по фамилии Джаншиева Г. А., основателя одноименного курортного поселка, располагавшегося на побережье вблизи этого мыса.»

  • Зачем в Крыма мыс Лермонтова? Разве он был в Севастополе? Он ведь даже о Тамани отзывался весьма плохо. Что сделал Лермонтов для Крыма? Ничего.
  • Что сделал Джаншиев?- Много! А мы его не знаем и не помним. Я вот только сегодня узнал. И да, я запомнил. Буду знать и другим передам.

«К морю, по обрыву, для удобства отдыхающих проложили дорогу и на террасах разбили так называемые Митрополичьи сады. Следы этих сооружений видны до сих пор. Поселок располагался неподалеку от Апаринских хуторов. В период Великой Отечественной войны был полностью разрушен.

Дачный массив Севастополя между мысами Херсонес и Фиолент. Грот Дианы. Остановка Виноградный

Григорий Аветович Джанши́ев ( 1851- 1900) — российский правовед, публицист, историк и армянский общественный деятель; один из авторов Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона
«Джаншиев всю жизнь был болен. У него был искривлен позвоночник, он дышал очень ненадежными легкими, имел плохое сердце. С тремя такими постоянными спутниками другой отравил бы жизнь и себе, и всем окружающим. Таков уж закон природы, что больные вечно ворчат, жалуются и всем надоедают разговорами о своей болезни. К ним, конечно, относятся с состраданием, выражают всяческое сочувствие, но стараются держаться подальше. Джаншиев представлял очень редкое исключение из этого правила: он был всеобщим любимцем. Это потому, что он всегда был весел, всегда был остроумен, всегда был оживлен. В его больное тело природа по какому-то странному капризу вложила необыкновенную жизнерадостность. Эта жизнерадостность была главной особенностью его темперамента. Она сказывалась и в работе, и в общественной жизни, и в общении с людьми».

Вспоминает историк и искусствовед Алексей Карапетович Дживелегов (1875 – 1962), близко знавшего Джаншиева в последние годы его жизни.»
Ещё одна информация из Интернет:
В самом мысе расположен грот Дианы (по имени богини Дианы[рим.] — Артемиды[греч.] — Девы[тавр.])- большой сквозной грот, имеющий надводную и подводную части, глубиной от 2 до 12 метров на разных участках. В этих места, как гласят легенды, был расположен древний храм. За рубежом Фиолент известен под названием Партениум (Партенит, Парфений) — Девичий, Девственный. Великий историк 5 века до н.э. Геродот утверждает, что Дева имела свое святилище, где должно быть, стоял алтарь жертвоприношения. Оно (святилище) находилось на утёсе, откуда несчастных сбрасывали в море. По мнению Страбона — древне-римского историка месторасположение храма Девы было на мысе Партениум (девичий). В районе мыса Фиолент существует несколько микротопонимов, напоминающих о мифе: роща Дианы; грот Дианы; балка Дианы. Впрочем точного места расположения храма неизвестно. Как гласят древние легенды: «Это было огромное здание, опирающееся на многочисленные колонны. К нему вела широкая, в сорок ступеней, мраморная лестница. Алтарь был сделан из белоснежного мрамора.»

Ещё раз повторю, что никто из древних греков не уходил живым из рук тавров. Тавры убивали и всех римлян. Исключением были только эллинские купцы, которые контрабандой вывозили зерно скифов в Средиземное море. Не думаю, что они особо много оставили сведений. Ну и главное. Тавр это всего лишь бык на греческом. Основным занятием древнего населения Крыма было молочное хозяйство (напеи) и рыбная ловля (палы). Береговое население грабило эллинские и римские кораблис и приносило в жертву их экипажи. Однако тавры были равнодушны к золоту. Все захваченные ценности зарывали в землю на святилищах в честь змееногой богини вместе с челюстями коров. По моей версии это делалось по причине того, что с чужестранцами приходили болезни скота.