Плиний-старший прославился главным своим сочинением «Естественная история». К сожалению понять ее невозможно. В том смысле что попытки отразить ее на карте обязательно ведут к путанице. Плиний вполне достоверно описывает реки, береговые линии, города и народы ему современные. Однако тут же в тексте мы видим отличное знание текстов Геродота и других авторов совершенно других эпох.

Великая Скифия (5 век до новой эры), реконструкция Игоря Русанова на основе данных морской геоморфологии

Великая Скифия (5 век до новой эры), реконструкция Игоря Русанова на основе данных морской геоморфологии

Форма Черного моря (Понта Эвксинского) с северной стороны в виде скифского лука была во времена Геродота, в 5 веке до н.э. Была тогда и Гилея — лесная область на северо-западе от страны тавров. В 4-3 веках до н.э. Крым стал полуостровом в результате грандиозных тектонических движений блоков земной коры. Часть земель (Старая, или Исконная Скифия) стала шельфом, опустилась в морские воды. Естественно, произошли изменения в климате и хозяйстве, расположении племен. Появился город-порт Калос лимен, Прекрасная гавань, а город Борисфен оказался под морскими водами.

Далее приводим текст Плиния-старшего.

Без правок. Приветствуются вопросы. Со временем я хочу сделать примечания для практики современных горных маршрутов, прежде всего по вьючным тропам через Страну 40 земель, Кырк Эль.

[И далее начи­на­ет­ся] Понт Эвк­син­ский, неко­гда звав­ший­ся Аксен­ским78. Он насту­па­ет на дале­ко про­сти­раю­щи­е­ся зем­ли, изо­гнув огром­ную дугу сво­их бере­гов в два рога, кото­рые с обе­их сто­рон углуб­ля­ют­ся [в мате­рик], так что полу­ча­ет­ся насто­я­щее подо­бие скиф­ско­го лука. В середине этой дуги он смы­ка­ет­ся со вхо­дом в Мео­тий­ское озе­ро. Этот вход зовет­ся Ким­ме­рий­ским Бос­по­ром, шири­на его — две мили и 500 [двой­ных] шагов.

77А меж­ду дву­мя Бос­по­ра­ми, Фра­кий­ским и Ким­ме­рий­ским, рас­сто­я­ние по пря­мой 500 миль, как сооб­ща­ет Поли­бий. Окруж­ность все­го Пон­та 2150 миль, как счи­та­ет Варрон и в основ­ном все ста­рые авто­ры; Кор­не­лий Непот добав­ля­ет еще 350 миль, Арте­ми­дор назы­ва­ет циф­ру 2119 миль для всей окруж­но­сти, Агрип­па — 2540 миль, Муки­ан — 2425 миль. Подоб­ны это­му и [раз­но­гла­сия о длине] евро­пей­ско­го бере­га Пон­та: одни опре­де­ля­ли ее в 1479 миль, дру­гие в 1100 миль.

78М. Варрон при­во­дит такие [резуль­та­ты] изме­ре­ний: от устья Пон­та79 до Апол­ло­нии 187,5 мили, столь­ко же до Кал­ла­ти­са, [оттуда] до устья Гисте­ра 125 миль, [далее] до Бори­сфе­на 250 миль, до Хер­со­не­са — горо­да герак­леотов [еще] 375 миль, до Пан­ти­ка­пея, кото­рый неко­то­рые зовут Бос­по­ром [Ким­ме­рий­ским], — до край­ней [восточ­ной] точ­ки бере­га Евро­пы — 212,5 мили, и в сум­ме полу­ча­ет­ся 1337,5 мили. Соглас­но же Агрип­пе, от Визан­тия до реки Гисте­ра 540 миль, а оттуда до Пан­ти­ка­пея 635 миль. Окруж­ность же упо­мя­ну­то­го [§ 76] Мео­тий­ско­го озе­ра, как сооб­ща­ют одни, 1406 миль, дру­гие — 1125 миль. В него впа­да­ет река Танаис [Дон]. Исто­ки ее в Рипей­ских горах80. Она обра­зу­ет край­ний [на севе­ро-восто­ке уча­сток] гра­ни­цы меж­ду Евро­пой и Ази­ей. Извест­но, что от устья Мео­ти­ды до устья Танаи­са по пря­мой 375 миль. Пле­ме­на, живу­щие вдоль это­го зали­ва [чет­вер­то­го из евро­пей­ских] до само­го Гист­ро­по­ли­са, назва­ны [§ 40—50] там, где речь шла о Фра­кии.

79Далее [сле­ду­ют] устья Гисте­ра. Он начи­на­ет­ся в Гер­ма­нии, в гор­ном мас­си­ве Шварц­вальд[2], напро­тив галль­ско­го горо­да Рау­рик, за мно­го миль по ту сто­ро­ну Альп, затем под име­нем Дуная про­те­ка­ет через [зем­ли] бес­чис­лен­ных пле­мен, вода в нем при этом неимо­вер­но при­бы­ва­ет, а всту­пив в Илли­рию, он далее зовет­ся Гистер. При­няв в себя 60 при­то­ков, из кото­рых при­бли­зи­тель­но поло­ви­на судо­ход­ных, он изли­ва­ет­ся в Понт шестью обшир­ны­ми рука­ва­ми. Пер­вый из них — Пев­ке, за ним сле­ду­ет и ост­ров того же име­ни, и тут же сле­дую­щий рукав, назы­вае­мый Сакер81. Он [на про­тя­же­нии] 19 миль погло­ща­ет­ся огром­ным боло­том. Из того же рус­ла пита­ет­ся и рас­по­ло­жен­ное выше доли­ны Гист­ро­по­ли­са озе­ро Галь­мю­рис, окруж­но­стью 63 мили. Тре­тий рукав — Калон-Сто­ма [«Пре­крас­ное устье»], про­тив Сар­мат­ско­го ост­ро­ва; чет­вер­тый — Псев­до­сто­мон [«Лож­ное устье»], потом ост­ров Коно­пон-Диа­ба­сис [«Кома­ри­ный пере­воз»], потом Бори­он-Сто­ма [«Север­ное устье»] и Пси­лон-Сто­ма [«Голое устье»]. Каж­дое из этих устьев тако­во, что, как пере­да­ют, на 40 миль море перед ним теря­ет [свою соле­ность]: если глот­нуть из него воды, она прес­ная.

(25) 80Все пле­ме­на к севе­ру от Гисте­ра, вооб­ще гово­ря, скиф­ские, хотя и меж­ду теми, что живут на бере­гу, есть раз­ли­чия: в одних местах геты, их рим­ляне назы­ва­ют дака­ми, в дру­гих местах сар­ма­ты (гре­ки их зовут: сав­ро­ма­ты), а часть их — гама­к­со­бии82 или аор­сы; еще в дру­гих — выро­див­ши­е­ся (de­ge­ne­res) или от рабов про­ис­хо­дя­щие ски­фы, ина­че гово­ря, тро­гло­ди­ты. Потом ала­ны и рок­со­ла­ны. Выше их, меж­ду Дуна­ем и Гер­цин­ским лесом, до самых Пан­нон­ских зим­них лаге­рей в Кар­нун­те, сар­мат­ское [пле­мя] язи­гов зани­ма­ет сосед­ние с гер­ман­ца­ми поля и рав­ни­ны, тогда как даки, кото­рых язи­ги согна­ли [с рав­нин], живут [теперь] в лесах и на горах до реки Патисс.

81За Маром или Дури­ей — [рекой], кото­рая отде­ля­ет язи­гов от суэ­бов и цар­ства [потом­ков] Ван­ния, — напро­тив язи­гов живут бастер­ны и про­чие гер­ман­цы. Агрип­па дает для всей доли­ны от Гисте­ра до оке­а­на (to­tum eum trac­tum ab Histro ad ocea­num) такие раз­ме­ры: в дли­ну 1200 миль, в шири­ну (от реки Вис­лы до сар­мат­ских сте­пей) 396 миль83. Имя «ски­фы» часто при­ме­ня­ли без раз­бо­ра к [раз­лич­ным пле­ме­нам], как сар­ма­тов, так и гер­ман­цев. Но это древ­нее назва­ние не при­ви­лось проч­но ни к кому из них, кро­ме тех из этих пле­мен, кто про­во­дит свою жизнь почти в пол­ной неиз­вест­но­сти для осталь­ных смерт­ных.

(26) 82После же Гисте­ра [по бере­гу сле­ду­ют] горо­да Крем­нис­коэ и Айпо­лий, Мак­ро­кремн­ские горы и зна­ме­ни­тая река Тирас [Днестр], от кото­рой имя горо­да, [рас­по­ло­жен­но­го там], где рань­ше была Офи­уса. На Тира­се есть обшир­ный ост­ров, насе­лен­ный тира­ге­та­ми. От него 130 миль до «Лож­но­го устья» Гисте­ра [см. § 79]. Даль­ше [живут] акси­а­кеи — их имя про­изо­шло от реки [Акси­а­кес] — а за ними кро­бю­зы, река Рода, Сан­га­рий­ский залив, порт Ордес. От Тира­са же через 120 миль река Бори­сфен, а так­же соимен­ные ей озе­ро, пле­мя и город, отсто­я­щий от моря на 15 миль. В древ­но­сти [этот город] назы­ва­ли Оль­био­по­лис и еще Миле­то­по­лис.

83Вер­нем­ся на побе­ре­жье: там Гавань Ахей­цев, а [напро­тив] — ост­ров Ахил­ла, зна­ме­ни­тый погре­баль­ным хол­мом это­го вели­ко­го мужа84. В 125 милях от него полу­ост­ров в фор­ме меча, про­стер­то­го попе­рек [бере­га. Этот полу­ост­ров] про­зва­ли Дро­мос-Ахил­ле­ос [«Бег Ахил­ла»], пото­му что он здесь пре­да­вал­ся сво­им упраж­не­ни­ям. Соглас­но Агрип­пе, дли­на полу­ост­ро­ва 80 миль. Всю эту область зани­ма­ют сар­ды (скиф­ское пле­мя) и сира­ки. Далее леси­стая мест­ность Гилея85: по ней и море, кото­рое ее омы­ва­ет, зовут [Гилей­ским]. Жите­ли его [бере­гов] зовут­ся эной­ка­ди­я­ми86. Даль­ше — река Пан­ти­ка­пес, гра­ни­ца меж­ду коче­вы­ми и зем­ледель­че­ски­ми [пле­ме­на­ми]87, потом [река] Аке­син. Одни утвер­жда­ют, что Пан­ти­ка­пес ниже Оль­бии сли­ва­ет­ся с Бори­сфе­ном88, но [дру­гие], более вни­ма­тель­ные, — [что сли­ва­ет­ся с Бори­сфе­ном не Пан­ти­ка­пес], а Гипа­нис. [Ибо пер­вые совер­ша­ют] боль­шую ошиб­ку: поме­ща­ют Бори­сфен в Азию.

84Омы­вая огром­ные про­стран­ства и мно­гие наро­ды, море вда­ет­ся в сушу боль­шим зали­вом до тех пор, пока не отде­ля­ет­ся от Мео­ти­ды пере­шей­ком в 5 миль. Залив назы­ва­ет­ся Кар­ки­нит­ским; [далее сле­ду­ют] река Паки­рис, горо­да Навар, Кар­ки­на, поза­ди [них] — озе­ро Бук, через ров впа­даю­щее в море. Сам Бук отде­ля­ет­ся от Коре­та, зали­ва Мео­тий­ско­го озе­ра, ска­ли­стым хреб­том. При­ни­ма­ет реки Бук, Герр, Гипа­нис, впа­даю­щие в него с раз­ных сто­рон: Герр ведь разде­ля­ет баси­лидов и нома­дов; Гипа­нис течет через [зем­ли] нома­дов и гиле­ев в Бук по искус­ст­вен­но­му рус­лу, по есте­ствен­но­му — в Корет. Эта область назы­ва­ет­ся Ски­фия Син­ди­ка[3].

85От реки же Кар­ки­ни­та начи­на­ет­ся Таврия [Крым], когда-то окру­жен­ная со всех сто­рон моря­ми, в том чис­ле и там, где ныне сте­пи [соеди­ня­ют ее с мате­ри­ком]. Даль­ше [этот пере­ше­ек], посте­пен­но воз­вы­ша­ясь, пере­хо­дит в обшир­ные горы. На них живут 30 пле­мен, из кото­рых 23 в глу­бине гор­но­го мас­си­ва, 6 — в горо­дах [бли­же к морю]. Это орго­ци­ны, хара­ке­ны, асси­ра­ны, стак­та­ры, аки­са­ли­ты и кали­ор­ды. По греб­ню же гор живут ски­фотав­ры. С запа­да [область оби­та­ния этих 30 пле­мен] замы­ка­ет­ся Новым Хер­со­не­сом, с восто­ка — [зем­ля­ми] ски­фов-сатав­ков. На побе­ре­жье, начи­ная от устья Кар­ки­ни­та, горо­да: Таф­ры — на самом пере­шей­ке полу­ост­ро­ва; затем Герак­лея-Хер­со­нес, полу­чив­шая от рим­лян [ста­тус] сво­бод­но­го горо­да; рань­ше она назы­ва­лась Мега­ри­кой. Она окру­же­на пяти­миль­ной сте­ной и сохра­ня­ет по срав­не­нию со всей здеш­ней обла­стью наи­бо­лее утон­чен­ные гре­че­ские нра­вы.

86За ней мыс Пар­фе­ний, Пла­кия — город тав­ров, гавань Сюм­бол; мыс Кри­уме­то­пон [«Бара­ний лоб»], высту­паю­щий на 170 миль в самую середи­ну Пон­та Евк­син­ско­го, напро­тив ази­ат­ско­го мыса Карам­би­кон. Соб­ст­вен­но это и при­да­ет [взмо­рью Пон­та] фор­му скиф­ско­го лука. Далее мно­го [при­над­ле­жа­щих] тав­рам гава­ней и озер, город Фео­до­сия в 125 милях от Кри­уме­то­по­на, а от Хер­со­не­са в 165 милях. Затем горо­да: Кюты, Зефю­рий, Акры, Ним­фей, Дия.

87Пан­ти­ка­пей, осно­ван­ный милет­ца­ми у само­го вхо­да в [Ким­ме­рий­ский] Бос­пор, оста­ет­ся дале­ко пре­вос­хо­дя­щим все [про­чие таври­че­ские горо­да] по сво­ей мощи. От него до Фео­до­сии 87,5 миль, а до горо­да ким­ме­рий­цев по ту сто­ро­ну про­ли­ва — две с поло­ви­ной мили, как мы уже ска­за­ли [в кон­це § 76]. Имен­но такое рас­сто­я­ние разде­ля­ет здесь Азию и Евро­пу. По боль­шей части его лег­ко пре­одо­леть пеш­ком, если про­лив замерзнет. Дли­на Ким­ме­рий­ско­го Бос­по­ра — 12,5 миль. На нем горо­да Гер­ми­сий и Мюр­ме­кий. Посреди про­ли­ва ост­ров Ало­пе­ка. Если же [дви­гать­ся] по [бере­гу] Мео­тий­ско­го озе­ра от кон­ца пере­шей­ка, где место под назва­ни­ем Таф­ры [см. § 85], то до устья Бос­по­ра набе­рет­ся 260 миль.

88За Тафра­ми вглубь мате­ри­ка живут аухе­ты (в чьей зем­ле начи­на­ет­ся Гипа­нис) и нев­ры (у них — Бори­сфен); гело­ны, тис­са­ге­ты, буди­ны89, баси­лиды и тем­но­во­ло­сые ага­тир­сы. За ними нома­ды, затем антро­по­фа­ги, а от озе­ра Букес (за Мео­ти­дой)90 — сав­ро­ма­ты и эсседо­ны. По бере­гу же до Танаи­са — меоты, от них назва­ние [Мео­тий­ско­го] озе­ра. За ними послед­ни­ми живут ари­мас­пы. Потом Рипей­ские горы и область под назва­ни­ем Пте­ро­фо­рос — так ее зовут по при­чине непре­рыв­но иду­ще­го там сне­га в виде перьев91 — часть мира, про­кля­тая самой при­ро­дой (pars mun­di dam­na­ta a re­rum na­tu­ra) и погру­жен­ная в густую тьму. Ниче­го здесь нет, кро­ме моро­за и ледя­ных лову­шек акви­ло­на92.

89За [Рипей­ски­ми] гора­ми и акви­ло­ном живет, если толь­ко мож­но пове­рить, бла­жен­ный народ так назы­вае­мых гипер­бо­ре­ев. Они дости­га­ют очень пре­клон­но­го воз­рас­та93 и про­слав­ле­ны леген­дар­ны­ми чуде­са­ми. Здесь, как пола­га­ют, нахо­дят­ся пет­ли, на кото­рых вер­тит­ся мир (car­di­nes mun­di), и самые даль­ние края звезд­ных орбит. [Эти места быва­ют] осве­ще­ны Солн­цем94 в тече­ние полу­го­да, но не так, как гово­рят люди несве­ду­щие, от весен­не­го рав­но­ден­ст­вия до осе­ни. Для [гипер­бо­ре­ев] Солн­це каж­дый год вос­хо­дит одна­жды, в день лет­не­го солн­це­сто­я­ния, и захо­дит одна­жды, в день зим­не­го солн­це­сто­я­ния95. Область их теп­лая, [кли­мат] счаст­ли­вым обра­зом сораз­ме­рен, без каких бы то ни было вред­ных миаз­мов. Дома­ми гипер­бо­ре­ям слу­жат леса и рощи. Как порознь, так и собор­но (vi­ri­tim gre­ga­tim­que) они покло­ня­ют­ся богам, нико­гда не ведая рас­прей и обид. Уми­ра­ют они толь­ко когда насы­ти­лись жиз­нью: задав пир и ума­стив свою ста­рость дра­го­цен­ны­ми мазя­ми, бро­са­ют­ся с неко­ей ска­лы в море. О бла­жен­ней­ший вид погре­бе­ния!

Источник:

ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
КНИГА IV

[О странах Европы] глава 1 http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1327004001