Тавры это собирательное название для двух групп коренного населения Крыма: палы (от арийского корня палить, зажигать) береговые жители, известно, что у них была сигнальная система огней на высотах. Эллины принимали из за сигналы маяка и разбивались на скалах. Напеи (напы) жили в горах, а точнее в предгорьях, поскольку основной вид скота — это коровы. Собственно тавр на древнегреческом языке бык. Скота было в избытке, а вот зерно необходимо было запасать, получать у степных жителей.

Товарная экономика тавров была основана на кисломолочных продуктах. На сыр они выменивали у скифов зерно. Глиняная цедилка. Кизил-кобинская культура. VI-IV вв. до н.э. Центральный музей Тавриды.

Глиняная цедилка. Кизил-кобинская культура. VI-IV вв. до н.э. Центральный музей Тавриды. Могла использоваться для производства кисло-молочных продуктов. И для отцеживания напитков брожения (пива, браги из винограда, фруктов, ягод).Чтобы иноземцы-эллины не переносили болезни животных, тавры приносили в жертву своей змееногой богине всех пленников. Голову отрубали, тело сбрасывали с высокого обрыва. Голову потом варили, череп насаживали на кол ограды загонов. В отличие от скифов тавры не придавали значение золоту. Трофеи закапывали на своих жертвенниках вместе с челюстями коров.

Жертвенник со следами ритуалов для приращения скота обнаружен у перевала Гурзуфское седло, там сейчас знаменитая Беседка ветров. Вообще все святилища тавров, где они приносили человеческие жертвы в честь своей Змееногой богини (древние греки и римляне называли ее Дева, хотя точных данных они не могли иметь, в живых никто не уходил). Поэтому для современного туризма археологические памятники тавров представляют огромное пейзажное значение — простор гор и моря. Это имело и значение для безопасности. С древних времен Горный Крым сохранил систему сигнальных высот — баир. С одного баира всегда видны еще несколько. Сигнальный огонь разжигали в выбитых в монолите скалы углублениях в форме котла, применяли также переносные выдолбленные в известняке емкости — ступы, поилки для скота, емкости для отжимания сока из фруктов, ягод, винограда.

Огромную ценность для туризма имеют пологие горные вьючные тропы (ишачки), скотопрогонные тропы из предгорий и долин на Яйлу, летние пастбища. Древние меновые рынки располагались у водопоев, наилучшие условия это место соединения двух долин под прямым углом, впадение ручья в реку. Сохранилось древнее слово СалА. Известны среди туристов поляны и родники Ени-сала в верховьях Салгира, Фоти-сала (Голубинка) в Бельбекской долине, Ходжа-сала у подножия Мангупа, Богаз-сала (Менгирная балка) и Салачик (Староселье) у Бахчисарая, Улу-сала (Синапное), Ени-сала (Красноселовка) у шоссе Белогорск — Приветное. Это всегда перекрестки удобных туристических троп, на многих из них возникли усадьбы зеленого туризма и даже целые поселки, где сдают комнаты, отличная восточная кухня.

Среди керамики тавров найдены сосуды явно календарного и ритуального назначения. Например, такие находки известны по результатов археологических раскопок перед заполнением Симферопольского водохранилища, а также на Туфовой площадке у пещеры Кизил-коба.

1 - план и общий вид полуземлянки (по О.И. Домбровскому). Археологические находки из раскопок в пещере и на Туфовой площадке: 2, 7-19 - сосуды; 3 - бронзовый наконечник стрелы; 4 - бронзовый браслет; 5, 6 - кремневые серпы.

1 — план и общий вид полуземлянки (по О.И. Домбровскому). Археологические находки из раскопок в пещере и на Туфовой площадке: 2, 7-19 — сосуды; 3 — бронзовый наконечник стрелы; 4 — бронзовый браслет; 5, 6 — кремневые серпы.

Для животноводства очень важно наблюдать за сменой времен года. Календарные задачи решал и знаменитый Алуштинский кромлех, на котором число камней (28) в разных сочетаниях позволяло следить за сменой времен года и фаз Луны. По гипотезе одной алуштинской школьницы кромлех мог выполнять отслеживание женских циклов. То есть жрецы могли определять наилучшее время зачатия для жен вождей.

Начиная с 1920-х гг. археологи исследовали Крымские предгорья и побережье Черного моря. Были открыты десятки памятников, которые отнесены к кизил-кобинской археологической культуре. То что в туризме и краеведческой литературе принято называть тавры.

Среди известных, хорошо описанных поселений можно назвать Уч-Баш (близ Севастополя), Инкерманское, Балаклавское, Ашлама-Дере (неподалеку от Бахчисарая), Туфовая площадка у пещеры Кизил-Коба, Симферопольское, Шпиль (в истоках реки Малый Салгир, у с. Дружное). Все поселения неукрепленные, застроены полуземлянками или наземными каркасно-глинобитными постройками, рядом с которыми располагались многочисленные хозяйственные ямы.
Среди них крупные корчаги, горшки разных типов, чаши, кубки, черпаки с ручками, высоко поднятыми над венчиком, дуршлаги или цедилки с перфорированными стенками и некоторые другие типы. Многие сосуды украшены налепными валиками и рельефными выступами. О хозяйственной деятельности населения свидетельствуют находки остатков злаковых и бобовых культур, кости домашних животных, глиняные грузики-пряслица, одевавшиеся на веретена.
(Использованы данные из книги И.Н. Храпунов «Очерки этнической истории Крыма в раннем железном веке. Тавры. Скифы. Сарматы» Симферополь: Таврия, 1995)