Я познакомился с этим тихим старичком, когда начинал свою работу в Крымской инспекции Госкомитета Украины по охране природы. Я был самый молодой сотрудник, а уже бывалые чиновники от Фронджуло бежали как черти от ладана. Однако он был очень спокоен и настойчив. Фамилия генуэзская, возможно, крымчакская. Я даже и не знаю и не помню. Тут пока черновая запись, хотелось бы уточнить. Человек очень много знал и много раскопал, но даже не смог получить степени кандидата исторических наук. Ну далее просто копия одной из публикаций о нем. Он был уже старичок, я был 25 летний инспектор, со служебной машиной, в дорогом костюме, с правом лишать премий целые коллективы и подписывать акты о приемке строительных объектов. А Фронджуло тихий старичок, говорил всегда вполголоса.

Фронджуло Михаил Антонович

Михаил Антонович Фронджуло – известный крымский археолог, исследователь, посвятивший свою жизнь работе с памятниками юго-восточного Крыма. Ему была присуща беззаветная любовь к Крыму, преданность выбранной профессии историка, археолога. Благодаря неутомимой деятельности М.А. Фронджуло, удалось открыть и спасти от разрушения целый ряд памятников археологии. Современные археологи высоко оценивают вклад Михаила Антоновича Фронджуло в научное изучение истории Крыма.

Отец ученого, Антон Константинович Фронджуло был работником железной дороги. Во времена Красного террора в Крыму он был расстрелян. Несмотря на взгляды своего отца, Михаил Фронджуло рос и воспитывался уже в другой атмосфере. В возрасте 27 лет он принимал участие в обороне Севастопольской 35-й береговой батареи. В 1942 году командование СОР и Приморской армии вылетело из Севастополя во главе с Алексеем Яковлевичем Лещенко и Филипом Сергеевичем Октябрьским, оставив почти 30 тысяч человек на территории мыса Херсонес и 35-й батареи. В числе окруженных немцами людей, оказался и будущий исследователь.м.а. фронджуло.png

Фронджуло, перед полной оккупацией города, удалось выбраться из батареи в бухту, где, прибуксировав несколько дней на обломках катера, он был подобран на корабль и таким образом спасен. За заслуги перед отечеством его имя было увековечено в Пантеоне Славы города Севастополя. После Великой Отечественной войны М.А. Фронджуло оказался в числе исследователей городища на плато Тепсень, оставленном представителями салтово-маяцкой культуры. Совместно с ним на этом объекте работали такие известные ученые как В. П. Бабенчиков, П. Н. Шульц, И. А. Баранов и другие.

Более поздние исследования М. А. Фронджуло совместно с В. П. Бабенчиковым показали, что здесь в средневековое время размещалось крупное полугородское христианское земледельческо-ремесленное поселение площадью около 17 га. По мнению М. А. Фронджуло, его население представляло собой особую северо-причерноморскую культуру, представляющую собой «сплав» античных (греческих) и местных традиций — таврских, скифских, сармато-аланских. В период раннего средневековья, согласно гипотезе, она испытывала воздействие салтово-маяцкой культуры и, в свою очередь, оказывала влияние на неё.

Эта гипотеза выступила в противовес более авторитетным теориям Н.С. Барсамова и В.П. Бабенчикова, которые связывали Тепсень со славянским, русским влиянием. Иного мнения придерживались И.И. Ляпушкин, В.Ф. Гайдукевич и А.Л. Якобсон, полагая, что это памятники салтово-маяцкой культуры, и именно их воззрения являются наиболее убедительными.

С 1954 по 1963 годы М.А. Фронджуло занимался раскопками жилых и хозяйственных построек на городище. Их итогом стала конкретизация старой теории и ее подтверждение с помощью находок. Исследователь заключал, что местная северо-причерноморская культура была оставлена потомками сармато-алан и боспорских греков, избежавших гуннского погрома и хазарского завоевания полуострова. Основанием для этого явилось, прежде всего, кажущееся сходство конструктивных особенностей жилых сооружений Тепсеньского городища и построек позднеантичных усадеб Таврики.

Участие в раскопках на Тамани и Боспоре окончательно убедили исследователя в том, что кухонная керамика, найденная на Тепсене, не имеет ничего общего с керамикой восточных славян. Проанализировав, как и предшественники, прежде всего орнаментацию сосудов, М.А. Фронджуло пришел к выводу, что исследуемая им керамика имеет отличия от классической салтовской. Они заключались, по его мнению, с наличием местных античных позднебоспорских традиций. При этом исследователь верно подметил и некоторые безусловные технико-морфологические различия кухонной керамики, связанные с воздействием высоких гончарных технологий.

Анализ костных останков животных, употреблявшихся в пищу, из раскопок 1954 года, дал основания утверждать, что на городище жило население, рацион которого отличался от кочевнического. Малый процент костей лошади мог служить аргументом в пользу того, что жители городища лошадей не употребляли в пищу, чему способствовало распространение христианских традиций среди основной массы населения.раскопки 1955.png

Вместе с тем, исследования М.А. Фронджуло не были доведены до совершенства, а результаты исследований в научной литературе не упоминались и вовсе. Отчеты об экспедиции хранятся в архивах Крымского Филиала Института археологии НАН Украины.

К 1960 году Михаил Антонович Фронджуло становится младшим научным сотрудником Отдела античной и средневековой археологии Крыма Института археологии АН УССР. Уже в 1963 году он получает возможность возглавить Восточно-Крымскую экспедицию Института археологии АН УССР. М.А. Фронджуло проводил охранные раскопки на территории пансионата “Львовский железнодорожник”, в результате чего были обозначены границы средневековой Сугдеи, что позволило создать карту охранной зоны заповедника “Судакская крепость”.

Работы эти велись без финансирования, за исключением 1968-го года, когда исследователю было выделено чуть более 600 рублей. На проведение работ он зарабатывал деньги, в промежутках между раскопками, читая лекции в Обществе «Знание». К сожалению, из-за объективных обстоятельств М.А. Фронджуло не удалось своевременно и полноценно обработать находки и подготовить археологические отчеты. Отдельные категории вещей (в основном яркие раритеты) исследователь передавал в различные музеи: заповедник «София Киевская», Музей исторических драгоценностей, Крымский краеведческий музей, музей «Судакская крепость».

Местные власти выделили для хранения археологического материала участок земли, где им было построено несколько примитивных построек для хранения находок. В основном это был рядовой материал из раскопок городища Тепсень. Здесь они находились в упакованном состоянии до 1985 года, когда эта т.н. база была передана Отделу античной и средневековой археологии Крыма Института археологии АН УССР, а находки были перевезены для хранения в хозяйственные помещения музея «Судакская крепость», где и хранились до 1993 года. К началу 80-х годов был готов проект экспозиционного павильона «Неаполь Скифский». Его авторы — архитекторы Б. В. Кондрацкий и А. Ф. Зоря и археолог М. А. Фронджуло. Но павильон, однако, не был построен.

В течение 1993-94 годов М.А. Фронджуло продолжал участие в полевых исследованиях и обработку найденного материала в полевых условиях. За свою жизнь исследователь написал ряд научно-исследовательских работ, посвященных истории и археологии Юго-Восточного Крыма, в том числе: “Раскопки в Судаке (1964-1966)” (Археологические исследования на Украине. Киев. 1967), “Раскопки в Судаке” (Феодальная Таврика. Киев. 1974) и запомнился окружающим его людям, как человек необычайно яркий и неординарный. Ныне проводится подробное исследование о жизни данного исследователя.

========== где же это исследование?