У меня есть небольшая доля тюркской крови — огуз, это ближе к туркменам, узбекам и туркам. По результатам моей активности на форумах мне много лет приходили приглашения участвовать в балах татарских мурз в Кремле. Но я не мурза и не потомок ханов. Всего лишь потомок ямщиков. Мои предки участвовали в нескольких попытках сделать независимой Украины, Северскую землю, Слобожанщину. В Крыму и нынешнем Донбассе люди не были холопами, организация жизни и смерти была клановая. Однако открытая: был такой статус Безродный Батыр. Также и музыканты-сказители были «в законе», хранители кланового самосознания. Важно сразу понимать, что знаки ТАМГА, которые можно видеть на многих русских, польских, литовских, остзейских, венгерских гербах это знаки территории, а не происхождения.

Шеджере это запоминание своих предков и их славных деяний. У кочевников очень важно развитие памяти, как только мальчик выходит из женской половины на мужскую, его обучают военному искусству, охоте, народным обычаем, стихосложению, игре на музыкальных инструментах. У тюрков очень жесткий закон — мальчик, который рожден от изнасилования не может быть храбрым воином. Даже и сейчас ухаживание мусульман за русскими и украинскими девушками это магия.

Ну, давайте ближе к практике современного туризма в Крыму и на всем Великом шелковом пути от Пекина до Лондона. И не забудем сказать спасибо уйгурам. Особая нация тюрков. Никогда не работала физически. Переводчики, дипломаты, адвокаты. Знавал я одного уйгура, его плов кушал. Отец моего школьного друга. Старшая дочка моего друга работала в банке. При совершенно азиатской внешности.

Татарская генеалогия: достижения и проблемы

Данная статья посвящена изучению основ татарской генеалогии в Российском исламском университете. Раскрывается история становления генеалогии как вспомогательной исторической дисциплины. Анализируются проблемы, связанные с дальнейшим совершенствованием в области изучения татарских родословных.

ИСТОРИЯ НАРОДА ЧЕРЕЗ ИСТОРИЮ СВОЕЙ СЕМЬИ

Изучение генеалогии, семейной истории, родственных отношений людей привле­кает к себе все большее внимание. Мы рассматриваем героическую и трагическую ис­торию народа через историю близких нам родственников, знакомимся с историей нескольких поколений своих предков, узнаем различ­ные семейные исто­рии и, возможно, историю целого рода. Мы встречаемся со многими интерес­ными людьми, близкими и дальними родственниками, о существовании которых зачастую только догадывались.

Интерес к изучению родословных отнюдь не случаен. Перемены в общественном сознании, попытки переосмысления трагического и героического прошлого, духов­ное и культурное возрож­дение татарского общества неизбежно приводят к активизации интереса к родословным. Даже обычные люди, особенно молодежь, начинают понимать, что историю своего народа, историю Отечества, можно познать глубже только через изуче­ние исто­рии своего рода, своей семьи.

О прочности родовых отношений и родственных связей свидетельст­вуют легенды и предания татарского народа. Идея родовых от­ношений, идея родового старшинства, играла ключевую роль в течение многих столе­тий. Ответственность перед своими предками, чистота различных помыслов и деяний – важный фактор в жизнен­ной позиции, поступках, он является определяющим в дошедших до нас памят­никах татарской литературы.

ГЕНЕАЛОГИЯ – ОТ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА ДО НАУКИ

Исследованием родослов­ных занимается генеалогия как вспомогатель­ная историческая дисциплина. Она изучает вопросы происхождения се­мей и родов, отдельных лиц и родственных связей, составления родослов­ных.

Генеалогия в системе исторических знаний занимает особое место. Именно через изучение родословия каждый человек учится составлять генеалоги­че­скую таблицу, поколенную роспись, писать исто­рию рода. Глав­ное в генеалогии – научиться выявлять родственные связи.

Генеалогия как вспомогательная историческая дисциплина прошла дол­гий путь развития. Она на первых порах использовалась в качестве практиче­ских знаний для подтверждения права на наследство, со време­нем преврати­лась в научную историческую дисциплину.

По мнению многих ученых, составление родословных отмечается еще в глу­бокой древности. Родословные записи встречаются уже в древнейших пись­менных памятниках: в списках египетских царей, семейных известиях рим­лян, геродотовских рассказах, рунических надписях средневековых тюрков. Как правило, в них перечисляются поколения царей, князей, мифических героев, знатных людей. Часто эти родословные имели практиче­ское значение, играли роль исторической памяти в доказательстве наследственного права.

В западноевропейских странах появление особого интереса к генеалогии свя­зано с эпохой Возрождения. Именно тогда были найдены графические формы фиксации родственных связей – генеалогические таблицы. Конец XVI-XVII вв. называют золотым веком генеалогии. В XVIII в. проис­ходит станов­ле­ние генеалогии как самостоятельной исторической дисцип­лины, во многих европейских университетах открылись кафедры по генеалогии.

ТАТАРСКАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ – ШЕЖЕРЕ: ПУТЬ В ДВОРЯНСТВО

Татарская генеалогия как отрасль исторической науки имела свои особенности развития. В татар­ских ле­топи­сях были отражены генеалогии ханских династий. В Российском госу­дарстве интерес к татарским родословным появляется после завоевания Ка­занского и других татарских ханств. Для татарских князей – мурз – основным юридическим документом, на основе которого подтверждалась их благород­ное происхождение, были письменные родословные. Эти генеалогии посте­пенно накапливались в государственных архивах. Одновременно с этим от­дельные представители благородных сословий хранили в своих семьях пись­менные шеджере-родословные. Фрагменты родословных сохранились в ру­кописных татарских книгах.

Указ Екатерины II от 22 февраля 1784 г. «О позволении князьям и мур­зам татарским пользоваться всеми преимуществами российского дворянства» [Полное собрание законов Российской империи 1830: С. 51-52] дал возможность представителям и потомкам та­тарских мурз записываться в дворянские родословные книги. Такая пер­спек­тива изменения сословного поло­жения активизировала интерес к прошлому, к предкам татарских мурз, и вызвала поток доказательств о благо­род­ном происхождении в комис­сии, учрежденной для разбора прав на дво­рянство. Чтобы получить дворян­ское звание, та­тарские князья и мурзы со­став­ляли поколенные росписи, генеало­гические древа и таблицы, доказывая древние корни своего благород­ного происхождения. Конечно, не все бывшие та­тар­ские мурзы воспользова­лись этой возмож­ностью. Значительная их часть к этому времени практиче­ски слилась с общей массой татарских кре­стьян, так как с момента издания указа 1713 г. о крещении татарских мурз прошло уже достаточно много вре­мени, и сменилось уже почти три поко­ления.

РОДОСЛОВНЫЕ КАК ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Разра­ботка генеало­гических материалов активи­зировалась в конце XIX – на­чале ХХ вв. И.Хальфин, Ш.Марджани, Х.Амирхан, Р. Фахретдинов занима­лись сбором татарских родословных и использовали их как историче­ские источ­ники в своих трудах. Тогда же появилась возможность публикаций родословных на страницах татарской периодиче­ской печати или отдельными изданиями.

Богатые коллек­ции татарских родословных имелись у историков Ри­заэтдина Фахретдина, Хади Атласи, Саида Ва­хиди, Гарая Рахима [Ислаев 2009: 146].

ГЕНЕАЛОГИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

В советскую эпоху интерес к родословным заметно уменьшился, но полно­стью не исчез. В последние годы большую успешную работу по изучению татарских родо­словных ведет доктор филологических наук М.И.Ахметзянов [Ахметзянов 1991: 146]. Благо­даря его усилиям собрана значительная коллекция татарских генеалогий, состоя­щая более чем из 500 шеджере XVIII–XX вв. Коллекция 99 ред­ких книг и рукописей хранится в фонде Института языка, лите­ратуры и искусства им. Г. Ибрагимова.

Появившийся в России в последнее время интерес к генеалогии при­вел к тому, что она стала не только отраслью исторического знания и науч­ной дисцип­линой, но и предметом увлечения многих людей, незави­симо от их воз­раста. Если в прежние годы генеалогию преподавали в составе курса вспомогательных историче­ских дисцип­лин лишь в Московском историко-архивном институте и на историче­ских факультетах некоторых университетов, то в последние годы генеало­гию изучают в школах и гимназиях, ею серьезно занимаются в краеведче­ских кружках. В различных городах и районах создаются родослов­ные общества и объ­единения, организуются научные конференции и семи­нары, выставки луч­ших родословных.

В Российском исламском университете накоплен положительный опыт по изучению татарских родословных. Курс «Основы татарской генеалогии» изучается с начала основания РИУ. Сформирована материальная база для изучения курса: издано учебное пособие «Я и моя родословная», в журналах «Магариф» и «Ялкын» систематически публикуются татарские шеджере, теоретические и практические материалы по обобщению опыта работы в этом направлении [Ислаев 1999: 152].

При изучении основ генеалогии используются активные формы работы со студентами: семинары, заслушивание докладов, посещение Национального архива, музея татарской культуры и комнаты «Татарские шеджере», встречи с доктором филологических наук М.И. Ахметзяновым. Все студенты завершают изучение курса составлением родословного древа и написанием истории семьи и защитой этого исследовательского проекта. При подготовке к занятиям студенты активно пользуются Интернет-ресурсами. В целом, изучение данного курса вызывает у студентов большой интерес к данному курсу.

Естественно, имеются и проблемы, над решением которых предстоит работать в будущем. Речь идет о содержательной стороне работы с родословными. К сожалению, студенты часто ограничиваются составлением генеалогической таблицы. Конечно, составление генеалогической таблицы является важным этапом изучения родословия. Однако свести изучение истории рода только к составлению генеалогической таблицы было бы не совсем правильно. Необходим следующий, очень важный шаг по подготовке письменной истории рода, где предстоит описать биографии и деяния не только наиболее выдающихся деятелей рода, но и всех его представителей.

ТАМГИ – ЗАБЫТОЕ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ТАТАР

С изучением татарских шеджере тесно связаны татарские тамги, некогда родовые знаки, превратившиеся со временем в личные знаки каждого человека. К сожалению, тамги относятся к давно забытому нами культурному наследию татарского народа. Известно, что у русских дворянских фамилий уже в конце XVII в. появляются личные гербы. А татары имели свои личные знаки – тамги – еще с древнейших времен.

  • Знаки ТАМГА вовсе не родовые, а территориальные знаки собственности. Хорошо известны варианты знаков на борти (дупла с диким медом), клейма на скот. У родов с одним именем в Средней Азии и в Крыму ТАМГА имеют разную графику. Тамга впервые фиксируются у сарматов (северных иранцев), у тюрков уже спустя тысячу лет. Личные знаки на основе тамга у царей Боспорского царства на обоих берегах Керченского пролива и по берегам Азовского моря.

Образцы татарских тамг можно встретить среди музейных экспонатов, в старинных документах и на монетах, в татарской вышивке, на надгробных камнях. Образцы татарских тамг получили отражение и в родословных. Напри­мер, в родословной Боркыт бия (в варианте писателя Ризы Ишмурата) отмечается, что родовая тамга – амза (гамза, буква арабского алфавита).

К сожалению, сведения о родовых, личных тамгах в большинстве случаев утеряны. Поэтому важной задачей начинающего генеалога является поиск и восстановление рисунка фамильной тамги. Рисунок фамильных тамг может сохраниться среди архивных документов, особенно в материалах по земельным спорам. Поиск и восстановление родовых знаков-тамг является не только важной задачей генеалогических исследований, но и предметом изучения профессиональных историков. К сожалению, до сих пор нет солидных научных трудов о татарских тамгах.

  • В современном Казахстане очень модны и престижны татуировки на основе знаков тамга в сочетании с графикой скифского звериного стиля.

Российский исламский университет является одним из немногих учебных заведений, где студенты имеют возможность изучать генеалогию как учебный предмет. Тем самым мы продолжаем традиции, заложенные татарским духовенстом, по сохранению исторической памяти народа. Хочется надеяться, что и нынешнее поколение будущих имамов, вооруженных полученными знаниями, будет достойно продолжать дело своих предков, и работа по изучению татарских родословных будет в дальнейшем расширяться и углубляться.